Юридический казус?

Самое труднопреодолимое ментальное препятствие у наших граждан – это готовность решать спорные вопросы или проблемы через суд. С кем бы ни происходил конфликт, наши люди сначала ищут знакомых или родственников, которые способны оказать помощь через чиновников различного ранга, а о суде вспоминают в последнюю очередь.

 

 

Повернуть сложившуюся негативную традицию в правовое поле, оказывается, весьма трудно. С одной стороны, в народе сложилось устойчивое мнение о пристрастности судейских работников в пользу более богатых участников судебных разбирательств. С другой, даже благоприятное для одной из сторон решение суда зачастую повисает в воздухе.

Особенно часто это происходит в спорных вопросах размежевания территорий домовладений и в случаях самовольного захвата земельных участков. Наша газета не раз освещала подобные скандальные инциденты. В сентябре прошлого года был опубликован фельетон «Будни нехорошего квартала», где освещались многолетние тяжбы жителей многоквартирного дома №137 «А» по улице Карла Либкнехта. Александр Пряля, хозяин частного строения с участком, прилегающим к придомовой территории этой пятиэтажки, решил расширить собственное жизненное пространство посредством незаконного присвоения части указанной придомовой территории площадью 65 кв. метров.

«Строение №137 «А» окружается глухим металлическим забором, –  писалось в фельетоне, – вплотную к асфальтовой пешеходно-проезжей дорожке вокруг дома. По две стороны от него от былой зеленой зоны не осталось и следа. Зато здесь появилось полдесятка гаражей гражданина Александра Пряли, выходящих воротами в сторону двора пятиэтажки. Именно этот хозяин соседнего частного строения решился на произвол – самозахват плохо лежащей, по его мнению, территории. Сдавая гаражи в аренду, А. Пряля имеет неплохую «копеечку», а жильцы дома 137 «А» – загаженный после мойки автомашин тротуар и соответствующий аромат от выхлопных газов, приправленный сортирным амбре от построенного частником капитального туалета в пяти метрах от пятиэтажки».

Самозахватчик Александр Пряля еще в 2014 году дважды проигнорировал предписание государственной администрации столицы «демонтировать самовольно установленные металлические гаражи и забор», а в 2015 году пренебрег и аналогичным решением городского суда. Судебный исполнитель вручил нарушителю соответствующее предписание о том, что решение суда необходимо исполнить – на том дело и закончилось.

К настоящему времени Александр Пряля – дабы не испытывать судьбу и не «дразнить гусей», как говорят в народе, – разобрал гаражи и демонтировал септик. Однако забор, обличающий самозахват территории, до сих пор стоит на прежнем месте. Более того, другие хозяева частных домов, соседствующие со злосчастной пятиэтажкой, видимо, воодушевленные безнаказанностью Александра Пряли, также начали наступление на придомовую территорию дома №137 «А» посредством установки собственных заборов.

Воистину – дурной пример заразителен. Очевидно, нарушители кадастрового права ожидают, когда над ними пройдет волна судебных и чиновничьих бурь, а разочарованные жители пятиэтажки, устав от тяжб, смирятся с вопиющим беззаконием.

В беседе с работниками государственной службы судебных исполнителей (ГССИ) выяснилось, что в рамках действующего в стране законодательства сотрудники ведомства уполномочены потребовать от ответчика исполнения решения суда – строго в соответствии с текстом исполнительного листа. Если, к примеру, написано: «Обязать гражданина N снести самовольно возведенное…», то судебный исполнитель вправе лишь известить об этом гражданина N, потребовав таки снести то, что предписано решением суда. И не более того. Если же ответчик не счел нужным выполнить решение суда, то ГССИ может единожды оштрафовать нарушителя и… всё.

«Как же так? – спросит неравнодушный читатель. – А что же дальше, зло так и не будет наказано?». Налицо очевидный юридический казус, не обеспечивающий выполнение правового принципа неотвратимости наказания за допущенное правонарушение, в нашем случае – административного. Юристы посоветуют истцам еще раз обратиться в суд. Но кто же захочет подобных хождений по кругу?

Иногда это помогает – прецеденты были. К примеру, также освещенная в нашей газете многолетняя тяжба Валентины Вендичанской, владеющей частным домом №38 по улице Восстания, с ее соседом Игорем Загородним. Последний проживает в квартире на земле, соседствующей с участком Вендичанской. Таким образом, Загородний не имеет право ни на пядь какой-либо земли за пределами своей квартиры. Тем не менее, в период, когда Валентина Ивановна находилась на лечении за пределами республики в течение полутора лет, он самовольно возвел на участке пенсионерки гараж, сарай, баню, а также увеличил площадь своей квартиры за счет незаконных пристроек и навесов.

Решение суда, обязывающее Игоря Загороднего «снести самовольно возведенные пристройки», он не исполнил. Тогда, по ходатайству Валентины Вендичанской, суд направил в адрес госслужбы судебных исполнителей определение, в котором были изменены способ и порядок исполнения решения суда. Снос незаконных построек был возложен на ГССИ с дальнейшим взысканием расходов по сносу на Игоря Загороднего.

И тут вскрылась еще одна проблема. Министерством юстиции для государственной службы судебных исполнителей не предусмотрено финансирование подобного рода деятельности, демонтаж и снос строений – прерогатива специальных строительных организаций. Однако где найти подобные предприятия (хотя их в том же Тирасполе множество), которые согласятся, пока что бесплатно, осуществить необходимые работы? Всем известны перспективы взыскания расходов с ответчиков – в лучшем случае по крохам и в течение длительного периода времени.

ГССИ отправила множественные обращения руководителям строительных организаций с просьбой осуществить демонтаж самовольных строений, но везде получала отказ. Даже госадминистрация столицы, которая вместе с Валентиной Вендичанской выступала истцом в суде, отказала госслужбе судебных исполнителей в выделении бригады рабочих от МУП «ЖЭУК» города Тирасполя из-за чрезвычайной загруженности предприятия профильными задачами.

Судебные исполнители все-таки договорились с одной из строительных организаций, часть самовольных построек Игоря Загороднего была снесена, а демонтаж остальных будет осуществляться после решения специальной комиссии, которая исследует безопасность разборки незаконных пристроек для квартиры Загороднего. Открытым остается лишь вопрос оплаты труда работников строительной организации – объем и скорость взыскания расходов с ответчика. От этого будет зависеть перспектива ГССИ и в дальнейшем оперативно выполнять решения суда, в частности по сносу и демонтажу незаконных построек на самозахваченных территориях.

Для этого, что очевидно, необходимо в законодательном порядке определить сроки погашения задолженности перед ГССИ или соответствующими строительными организациями, выполнившими работы по демонтажу или сносу незаконных строений, в случае, если ответчик сам отказывается исполнять решение суда. В конце концов, нарушитель может и должен ответить по судебным долгам и собственным имуществом. Думается, что при такой постановке дела деньги найдутся быстро. А, что скорее всего, подобная перспектива отобьет у нарушителей кадастрового права желание испытывать судьбу – если суд принял решение не в их пользу, быстро и самостоятельно приведут все в соответствие с законом.

Авторитет и уважение к властям появляются только тогда, когда гарантированно исполняются все правовые акты, когда власть обеспечивает торжество Закона.

 

АНАТОЛИЙ МИХАЙЛОВ.