В поисках миллиарда

Как было заранее заявлено, основным вопросом повестки дня заседания Верховного Совета, состоявшегося 2 марта, должен был стать проект республиканского бюджета на текущий год.

 

 

Перед этим депутаты рассмотрели в первом чтении законопроект о бюджете Единого фонда социального страхования (ЕГФСС), который принят единогласно без каких-то возражений. Единственно, представителю фонда задан вопрос о наличии источников погашения дефицита. Ответ был положительный. Согласно законопроекту, планируемые доходы ЕГФСС составляют 1 миллиард 693 миллиона 296 тысяч 52 рубля. Расходная часть заложена в размере 2 миллиардов 630 миллионов 600 тысяч 211 рублей, из которых 83% должно пойти на выплату пенсий. В число расходов включена и задолженность за прошлый год по выплате дополнительной помощи к пенсии, составляющая 64 миллиона 308 тысяч 850 рублей. Также в бюджете ЕГФСС запланированы расходы на закупку нового медицинского оборудования для государственных лечебно-профилактических учреждений  в размере  40 631 622 рублей. Таким образом, дефицит бюджета фонда составляет 937 миллионов 304 тысячи 159 рублей.

Судя по всему, эти цифры не окончательные.  Уже в процессе последовавшего затем рассмотрения проекта республиканского бюджета депутаты выяснили, что при рассмотрении бюджета ЕГФСС ими учтён не тот размер расчётного уровня минимальной заработной платы для расчёта платы за индивидуальный предпринимательский пакет, который они планируют ввести. Дело в том, что данный вид сбора поступает как в местные бюджеты, так и в ЕГФСС. Но при рассмотрении основного финансового документа парламентарии намеревались применить новый уменьшенный ими коэффициент, а при расчёте доходной части Единого государственного фонда социального страхования использовался действующий ныне. Кроме того, что ЕГФСС из-за желания депутатского корпуса прослыть защитниками малого бизнеса недополучит в текущем году приблизительно 4 миллиона рублей, а местные бюджеты – примерно 2 миллиона, так государству придётся ещё и вернуть часть от уже полученной платы за индивидуальный предпринимательский патент – достаточно большая часть предпринимателей предпочитает приобретать годовой патент. Выше были приведены приблизительные цифры потерь, озвученные на пленарном заседании Верховного Совета министром финансов Ириной Молокановой. Точные (бюджетный процесс предполагает оперирование цифрами с точностью до рубля) пока никто не знает. Также неизвестна и сумма, которую придётся вернуть индивидуальным предпринимателям за приобретённые заранее патенты. Поэтому решено поправку об уменьшении данного коэффициента пока что отклонить. Отказываться от подобного рода «поддержки малого бизнеса» депутаты, судя по всему, не намерены, поэтому при рассмотрении обоих законопроектов во втором чтении опять будет поднят данный вопрос.

Но это не единственная причина, по которой основные параметры республиканского бюджета на этот год пока что неизвестны даже самим законодателям. Если кто-то из них для себя и вёл какие-то подсчёты после принятия или отклонения очередной поправки в первоначальный вариант бюджета, считать их официальными нельзя. В первоначальном  проекте доходная часть консолидированного бюджета составляла 2  334 105 076 приднестровских рублей, предельные расходы определялись в 4 798 790 333 рубля, дефицит равнялся 2 205 719 051 рублю. Дефицит бюджета по социально защищённым статьям превышал 1 миллиард 134 миллиона рублей.

Но так как было внесено 255 поправок (часть из них была принята, другая отклонена), то о первичных параметрах бюджета стоит уже забыть. Причём многие поправки родились в недрах Верховного Совета уже после того, как по предложению Президента исполнительная и законодательная власть уже изрядно поработали над секвестром государственных расходов. Как отметила, представляя парламентариям законопроект о бюджете, Ирина Молоканова, реальные потребности государства примерно в четыре раза превышают вышеозначенную сумму расходов. Уже по окончании пленарного заседания Верховного Совета министр финансов в интервью журналистам заметила: «Президентом дано поручение Правительству и предложено Верховному Совету совместными усилиями найти источники покрытия дефицита бюджета путём либо поиска дополнительных источников дохода, либо сокращения бюджетных расходов, что и было проделано в январе-феврале. Мы со многими поправками депутатов Верховного Совета не согласны. В свою очередь то, что предложило Правительство, не нашло одобрения у депутатов парламента».

Спикер Верховного Совета Вадим Красносельский в беседе с представителями СМИ сказал: «Сегодня прошло одно из самых напряженных пленарных заседаний за все два месяца работы законодательного органа 6-го созыва. Но и его результат очевиден – проект закона о республиканском бюджете на 2016 год принят в первом чтении. Наши сегодняшние, порой жаркие, споры были направлены, в основном, на то, чтобы найти источники покрытия изначально представленного Верховному Совету дефицита бюджета по социально защищенным статьям. Эта сумма составляла 1 миллиард 134 миллиона рублей. Большая работа проведена в этом отношении депутатами профильного парламентского комитета по экономической политике, бюджету и финансам». К интервью спикера мы ещё вернёмся. Пока же самое время рассказать о «большой работе» профильного комитета под руководством Александра Мартынова. Бюджеты, как известно, бывают дефицитными, бездефицитными и профицитными (такое тоже иногда случается). В минувшую среду Александр Мартынов (подавляющее большинство поправок принадлежало ему) предложил новый вид основного финансового документа государства – условно-воздушный. Многие статьи доходов бюджета главой профильного парламентского комитета рисовались буквально из воздуха.

Как, например, расценивать предложение в условиях постоянного ужесточения экономического давления со стороны Кишинёва и Киева на Приднестровье запланировать увеличение на 63 миллиона рублей сумму таможенных акцизных сборов и примерно на 364 миллиона ввозных пошлин? Более того, в своём выступлении Александр Мартынов заявил, опираясь на информацию из украинских СМИ и заявлений некоторых представителей официального Киева, что решение кабмина Украины о запрете перемещения через украинско-приднестровскую границу подакцизных товаров было продиктовано не желанием киевских властей экономически задушить Приднестровье, а «непрозрачностью схем», применяемых самой ПМР по ввозу товаров данной категории. Утверждение, достойное депутата Верховной Рады Украины, но никак не приднестровского законодателя. К слову, на этом же заседании группой из 16 депутатов Верховного Совета инициировано депутатское расследование причин падения в последнее время внешнеторгового оборота республики. Правда, парламентарии не пожелали, по предложению своих же коллег, расширить временные рамки исследования динамики внешнеэкономической активности приднестровских хозяйственных субъектов, начиная с 2005 года. Решили ограничиться периодом, начиная с 2012 года. Меж тем, 2005-й и 2012-й – весьма примечательные в этом плане. Первый – последний предблокадный год. В 2012-м же общие таможенные правила были распространены и на весьма крупных импортёров, доселе пользовавшихся немыслимыми для остальных преференциями. Результат нововведений 2012 года не замедлил сказаться – таможенные сборы выросли в разы…

Мы слегка отвлеклись. Вернёмся к поправкам Александра Мартынова в доходную часть бюджета. Наша газета уже неоднократно писала о том, что за прошедшие несколько лет в республике не было приватизировано ни одного объекта госсобственности. Это упущение решил исправить всё тот же руководитель профильного парламентского комитета. Среди предложенных им доходных статей бюджета была и приватизация государственного имущества, за счёт чего бюджет должен, по мнению Александра Мартынова, получить ещё 167 миллионов с четвертью рублей. Вот только вышла незадачка. Для того, чтобы что-то разгосударствить, это что-то надо прежде внести в государственную программу разгосударствления и приватизации. По словам Ирины Молокановой, таковой на сегодняшний день нет. Да и госимущество, которое собирался от имени государства продать Александр Мартынов, стало известно непосвящённым только на этом пленарном заседании Верховного Совета. Оказывается, речь шла о перешедших в собственность государства 25% акций Рыбницкого цементного комбината. Кстати, в настоящее время относительно хоздеятельности РЦК, по инициативе депутатов Верховного Совета, проводится проверка целесообразности и всех обстоятельств приобретения государством этих активов. Результатов пока нет…

Но в поисках источников погашения Александр Мартынов пошёл ещё дальше. Если следовать логике его размышлений, то государство во исполнение его предложений по наполнению доходной части бюджета должно продать подаренные иностранными частными компаниями и физлицами автомобили скорой помощи, а также избавиться от приобретённого для государственных лечебных учреждений  таким же образом медоборудования. Во время пленарного заседания депутат Мартынов поделился со всеми присутствующими в зале инсайдерской информацией о поступлении на счёт Администрации Президента в качестве благотворительности порядка 104 миллионов рублей. Источники полученной информации герой бюджетного процесса этого года озвучивать не стал, но  зато назвал дарителей… Определённые предположения на этот счёт предпринял полномочный представитель Президента в Верховном Совете Владимир Боднар, трижды сделав акцент на слове «вероятно», что речь идёт об «Агропромбанке», через который проходили подаренные средства, что вызвало очень бурную реакцию со стороны депутата Верховного Совета Владислава Тидвы, по совместительству являющегося руководителем этой самой кредитно-финансовой организации. Вполне естественная реакция, если учитывать, что любое подозрение в нарушении банковской тайны вводит банк в разряд прокажённых среди коллег по финансовому бизнесу. Но от Александра Мартынова источник информации, которую, по словам Владимира Боднара, обещали хранить все стороны благотворительной сделки, никто в этот день не услышал.  Всё тот же Владимир Боднар подтвердил, что эта благотворительная помощь была направлена на приобретение карет скорой помощи (включая реанимационные), на закупку современного медоборудования, ремонт социальных объектов. Все данные о расходовании этих 104 миллионов есть в открытом доступе. Тайну (до пламенного выступления Александра Мартынова) составляли как раз имена некоторых дарителей.  Если с транспортом «неотложки», томографами и прочими медицинскими хитростями, как того хочет Александр Мартынов, вопрос ещё можно как-то решить, продав их, то с ремонтом школ, детских садов, поликлиник и больниц дело обстоит куда сложнее. Но председатель бюджетного комитета Верховного Совета зачислил подаренные республике и уже израсходованные 104 с лишним миллиона рублей в доходную часть бюджета.

Кажется, придётся во исполнение новой редакции бюджета продавать не только отскобленную со стен школ штукатурку, но и соскребённое дорожное покрытие. В создаваемый бюджетный социальный стабилизационный фонд  Александр Мартынов предложил внести и остаток на 1 января 2016 года средств дорожного фонда – примерно 45 миллионов рублей. Но 19,4 миллиона из этой суммы должно быть  по займу возвращено находящейся в государственной собственности  Дубоссарской ГЭС. Дело было так… «Подбив» финансовую отчётность за первое полугодие, руководство фонда выявило превышение плановых показателей по доходам. Появились средства на капитальный ремонт части дорог общереспубликанского значения. Проблема заключалась в том, что к этому времени Верховный Совет ушёл на летние каникулы. Поэтому Правительством было принято решение, по которому «перевыполненный доход» оставался в дорфонде, а дорожные (опять-таки, государственные) ремонтно-строительные и эксплуатационные предприятия получили заём от государственной же Дубоссарской ГЭС. Срок погашения беспроцентного займа закончился 31 декабря 2015 года. Конечно, государственным предприятиям между собой договориться проще, чем с частниками. Но в данном случае речь шла о части накапливаемых Дубоссарской ГЭС средств на приобретение современного технологического оборудования. Электростанция, напомним, не первой молодости, и в настоящее время проходит техперевооружение. Оборудование, которое собирались закупить дубоссарские энергетики, стоит 7,5 миллиона евро. Накопленных средств не хватало, а посему руководством электростанции и было принято решение дать взаймы 19,4 миллиона рублей под уже поступившие в дорожный фонд средства. Дали… Вероятность приобретения оборудования Дубоссарской ГЭС теперь под большим вопросом. Дать бюджету «живьём» уже потраченные 19,4 миллиона рублей невозможно. Но может быть у Александра Мартынова есть планы по реализации субстанции, полученной в результате разрыхления уже уложенного дорожного полотна?

Несмотря на всю «воздушность» предлагаемых Александром Мартыновым источников доходов, большая часть парламентариев дружненько проголосовала за его поправки. Кроме «воздушной» части бюджета была ещё расходная. Более жёсткая и приземлённая. Ей мы посвятим отдельный материал…

Александр Никитин.