Момент депутатской истины

В последнее время удивительно развиваются события, связанные не с профессиональной деятельностью приднестровского депутатского корпуса, а с развернувшимися в масс-медиа и в парламентских аудиториях спорами и разбирательствами вокруг так называемого дела Торпана.

 

 

 

Стоит признать, что депутат, председатель григориопольского горрайсовета Александр Торпан подложил законодателям и народным представителям большую имиджевую свинью. Вынесенный из избы сор в виде неприглядного, с моральной точки зрения, поступка районного депутата на суд широкой аудитории серьезно подорвал авторитет Верховного Совета перед избирателями, еще недавно активно голосовавшими за нынешний состав депутатского корпуса.

Неприглядность поступка депутата Александра Торпана состоит не в том, что волею случая он стал виновником, по сути, несчастного случая, что может произойти со многими неосторожными гражданами. Возмутительно то, что обличенный доверием электората и властными полномочиями депутат счел для себя возможным не соблюдать конституционный принцип равенства всех граждан государства перед Законом. Более того, Александр Торпан делал все возможное, чтобы избежать судебного разбирательства обстоятельств уголовного дела, возбужденного Следственным комитетом ПМР по факту случившегося.

Если рассматривать вопрос с позиции репутации приднестровского парламента у населения, то с каждым новым выступлением в защиту Александра Торпана, сделанным законодателями на телевидении или в период их работы на пленарных заседаниях и сессиях, они сами ставят все более жирный крест на возможных достижениях Верховного Совета с момента начала его созыва.

 

Дело Торпана

Наверняка большинство приднестровцев уже знают о трагедии на реке Днестр, произошедшей в августе прошлого года недалеко от города Григориополя. Но любая история имеет тенденцию обрастать пристрастными – объективными и субъективными – комментариями и подробностями. Поэтому мы в очередной раз изложим нашим читателям факты и только факты, доказанные в ходе проведения дознания и следственных мероприятий по уголовному делу № 2015100180.

Глава Совета народных депутатов города Григориополя и Григориопольского района Александр Торпан 15 августа 2015 года пренебрег мерами безопасности при управлении плавательным средством на реке Днестр. Буксируя на водном мотоцикле надувной резиновый круг, где сидели два пассажира – его друзья Чебанов К.В. и Кутовой В.С., Александр Торпан совершил опасный маневр, в результате чего один из пассажиров, Константин Чебанов, после столкновения с металлическим понтоном из-за полученных травм через час скончался в реанимации.

Осознав содеянное, А.Торпан, оставив пострадавших в опасном для жизни и здоровья состоянии, скрылся с места происшествия и отсутствовал по месту жительства несколько дней. Однако, вернувшись в Григориополь, Александр Торпан стал уверять сотрудников Следственного комитета ПМР, что водным мотоциклом не управлял и вообще не находился на месте гибели своего товарища. Как следует из официального заявления комитета, «предпринял меры к сокрытию следов преступления». Однако факты – вещь упрямая, плюс показания свидетелей, так что причастность Торпана к смерти человека по неосторожности была следователями доказана.

 

Корпоративная солидарность

и мужской поступок

Много уже писалось и говорилось о скандальном решении григориопольского горрайсовета прошлого созыва оставить без удовлетворения запрос прокурора ПМР о даче согласия депутатов на передачу настоящего уголовного дела в суд. Не станем подробно разбирать это вопиющее для правосозидателей коллективное игнорирование моральных и конституционных принципов равенства всех перед Законом. Они воспользовались только его параграфом, дающим им право парламентского иммунитета из-за «выраженного депутатом мнения или принятого в процессе депутатской деятельности решения», как это прописано в Конституции. Правда, очень слабо прослеживается связь между «выраженным мнением» и «случайным причинением смерти». В первом случае мы имеем дело с депутатской принципиальностью, а во втором – с деянием, предусмотренным Уголовным кодексом.

Пусть уж григориопольские народные представители по каким-то своим соображениям проявили неуместную корпоративную солидарность («своих не выдаем»), но где же гражданская позиция самого Александра Торпана – главного григориопольского депутата? Тем более что пример настоящего мужского поступка и депутатской принципиальности в том же григориопольском горрайсовете был не так давно.

В октябре 2014 года в адрес Совета было направлено представление прокурора города Григориополя и Григориопольского района о даче согласия передачи в суд дел об административных правонарушениях в отношении депутата Валерия Тырбула – коллеги и товарища Александра Торпана по депутатскому цеху.

В ходе заседания сессии, когда рассматривался данный пункт повестки дня, депутат Валерий Тырбул лично попросил депутатов дать согласие на прокурорский запрос, так как он в вопросах соблюдения законности не считает себя исключением, поэтому предстанет перед судом как гражданин своей республики.

Депутаты, население Григориополя и района по достоинству оценили настоящий поступок своего земляка. Валерий Тырбул пользуется заслуженным авторитетом и своим многолетним трудом на благо жителей, и личными качествами честного и порядочного человека. Совсем недавно Валерий Тырбул был признан человеком 2015 года в номинации «Предприниматель года».

 

Патовая защита

Торпана

Если бы Совет народных депутатов Григориопольского района и города Григориополя проявил в сентябре прошлого года принципиальность, то дело Александра Торпана уже забылось бы. Возможно, при неблагоприятном для себя решении суда, председатель горрайсовета и потерял бы депутатский мандат, но сохранил бы свое достоинство. Ведь при столь широком общественном резонансе, вышедшем уже на международный уровень российских парламентариев, трудно представить, что все могло само собой успокоиться. Как говорят в народе – сколь веревочке ни виться…

Однако Александр Торпан пустился во все тяжкие, присовокупив ко всему еще и «незаконные действия» – так квалифицировала прокуратура ПМР некоторые решения главы григориопольских депутатов. В ноябре прошлого года государственный надзорный орган направил в горрайсовет представление на согласие депутатов передать в суд уголовное дело по обвинению Александра Торпана в причинении смерти по неосторожности. В предусмотренный действующим законодательством месячный срок григориопольские депутаты так и не увидели прокурорский документ, а потому и не приняли никакого решения.

В одном из своих интервью Прокурор республики Александр Дели так прокомментировал произошедшее: «Мы направили соответствующее представление в районный Совет, которое Александр Торпан за своей подписью нам вернул, сославшись, что он пропустил сроки рассмотрения представления прокурора, в связи с чем он считает невозможным его рассмотрение. Абсурд!».

Председатель Совета не счел нужным ознакомить сессию с представлением, а дал письменный ответ за собственной подписью, где, предложив полемику по толкованию ряда законов, рекомендовал прокурору ПМР обратиться по существу вопроса в Верховный Совет.

Прокуратура ПМР, в свою очередь, направила в суд Григориопольского района и города Григориополя заявление, в котором, в частности, признаны незаконными «действия председателя Совета народных депутатов Григориопольского района и города Григориополя А. Торпана, выразившиеся в единоличном принятии решения от имени Совета и направлении ответа прокурору Приднестровской Молдавской Республики при отсутствии решения Совета народных депутатов Григориопольского района и города Григориополя по представлению прокурора Приднестровской Молдавской Республики № 151 от 11 ноября 2015 года». Кроме того, прокуратура ПМР 29 декабря 2015 года внесла в Верховный Совет представление об отмене решения местного Совета и о принятии решения по существу вопроса.

 

Бег по кругу

С момента, когда дело Торпана переходит на более высокую орбиту законодателей республики, происходят странные, на первый взгляд, вещи. Представление прокурора ПМР вроде бы никто и не видел. Спикер Вадим Красносельский на заседании Президиума был категоричен: «Заявляю ответственно перед депутатами, перед народом Приднестровья, что Верховный Совет примет единственное законное решение по данному вопросу (депутата Торпана. – Прим. ред.), если таковое поступит в Верховный Совет».

От кого еще ждут запросы? От Государственной Думы РФ, куда обратилась за помощью мать погибшего гражданина России Константина Чебанова, уже было соответствующее обращение. Если верить депутату Олегу Хоржану, то в «ближайшее время комитет Государственной Думы РФ отреагирует» на заявление матери Чебанова. Более того, он считает, что «было стыдно и не очень приятно слушать, что наш парламент не дает согласие на привлечение к ответственности людей, которые нарушили действующее законодательство. Это наносит прямой вред имиджу и авторитету нашей республики».

Подтверждает оправданное недоумение Москвы и прокурор Александр Дели: «В мой адрес поступают систематические обращения от матери погибшего и звонки из Российской Федерации от должностных лиц, от депутатского корпуса о том, почему до сих пор этот вопрос не рассмотрен».

Суть вопроса знают все депутаты Верховного Совета, некоторые из них активно дискутируют по существу дела Торпана и по вопросу депутатской неприкосновенности на телевидении, в Интернете, в других средствах массовой информации. Республика бурлит, а Верховный Совет все еще ждет какого-то особого представления от такого же особого органа. Даже больше. Вместо волевого решения положить конец постыдному для всего депутатского корпуса прецеденту предлагается вернуть проблему туда, где она появилась и где так и не захотели ее решить.

«Есть процедурные моменты, есть ступени, которые стоит преодолеть местному Совету Григориопольского района, – выразил на Президиуме свою точку зрения спикер Вадим Красносельский, – и после решения местного Совета мы рассмотрим данный вопрос, если в этом будет необходимость, на сессии Верховного Совета». А если опять никакого решения григориопольского горрайсовета не будет? Бег по кругу?

 

От амбиций

до дискриминации

Иной раз создается впечатление, что большинство законодателей затягивает принципиальное решение дела Торпана лишь потому, что на этом настаивает исполнительная власть в лице правоохранительных органов и некоторые пропрезидентские депутаты. Хотя та же прокуратура ПМР, по сути, – это независимый государственный орган, который осуществляет от имени государства надзор за соблюдением законодательства, прав, свобод человека и гражданина. Прокурора республики, по представлению Президента, утверждает Верховный Совет. Да и при чем тут амбиции, когда на кону безнаказанность гибели гражданина Приднестровья, когда попираются принципы всеобщего равенства, прописанные в Конституции – Основном Законе нашего государства, который обязаны соблюдать приднестровские законодатели.

Хочется напомнить для тех, кто забыл или еще не читал, с чего начинается текст нашей Конституции: «Мы, многонациональный народ Приднестровской Молдавской Республики, соединенные общей судьбой на своей земле; утверждая права и свободы человека, свободное развитие личности; исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущим поколениями; подтверждая приверженность общечеловеческим ценностям, стремление жить в мире и согласии со всеми народами в соответствии с общепринятыми принципами и нормами международного права; устанавливая правовое государство, которое бы обеспечило верховенство закона как выражения воли народа; чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, желая обеспечить благополучие и процветание Приднестровью, принимаем Конституцию Приднестровской Молдавской Республики».

Каждая строчка и каждое слово в этом абзаце важны, справедливы и жизненно необходимы. Но остановимся лишь на одном неоспоримом пункте – «устанавливать правовое государство, которое бы обеспечило верховенство закона, как выражения воли народа». Правовое государство неотделимо от соблюдения ряда принципов, в том числе – равенство перед законом и неотвратимость наказания. Нарушение этих принципов называется дискриминацией.

 

Теории заговоров и демагогия

Удивляет позиция некоторых парламентариев из Верховного Совета, рьяно отстаивающих депутатский иммунитет от любых правовых последствий не только за «выраженное депутатом мнение или принятое в процессе депутатской деятельности решение», закрепленное Конституцией, но за любые свои проступки, могущие противоречить действующему законодательству. Им мало депутатских прав голоса и совести, подавай еще и правовую исключительность, индульгенцию на вседозволенность.

В оправдание такой своей позиции эти депутаты на полном серьезе создают конспирологические версии возможных преследований инакомыслящих по политическим мотивам посредством привлечения к их личности внимания правоохранительных органов или других структур исполнительной власти. При этом каких-либо конкретных примеров преследований или политзаключенных не приводится. Своей демагогией такие депутаты по недомыслию или нарочно бросают тень на своих коллег, так как создается впечатление, что некоторые из них не беспричинно опасаются вмешательства в их дела контрольных органов.

В Интернете – на форумах и в социальных группах – множество приднестровцев, под собственными именами и фотографиями, откровенно, иногда и не стесняясь в выражениях, высказывают свое мнение по разным внутриполитическим вопросам, в том числе и те точки зрения, которые априори не могут понравиться власть предержащим, депутатам, чиновникам. Даже при отсутствии неприкосновенности такое поведение вряд ли можно назвать отвагой. В отличие от множества других государств и вопреки утверждениям отдельных депутатов-скептиков, Приднестровье все-таки демократическое государство, где чтят основные права человека.

Неужели и в стане законодателей происходит регрессивная трансформация? На заре создания Приднестровья быть депутатом означало смелость и мужество, даже подвиг. А теперь, если послушать, отдельные парламентарии шарахаются даже от отсутствия собственной тени.

Определенные метаморфозы современных парламентариев, пожалуй, прослеживаются. Во время встречи с избирателями, еще в розовый период кандидатов в депутаты, каждый из них сталкивался с вопросами людей, касающихся депутатской неприкосновенности. Чувствуя негатив населения к подобному несправедливому иммунитету, все кандидаты заверяли: «Мне неприкосновенность не нужна, буду ставить вопрос об ее отмене…». Однако большое видится издалека, а с приближением остается только мелочь.

В заключение остается посоветовать депутатскому корпусу не придумывать новую юриспруденцию, а заглянуть, что называется, в анналы и первоисточники.

Согласно международному конституционному праву, депутатская неприкосновенность – это не освобождение депутата от юридической ответственности вообще, а особый порядок применения некоторых мер юридической ответственности, который должен оградить депутата от необоснованного преследования или мести со стороны органов или должностных лиц, незаконные и неблаговидные действия которых явились объектом критики со стороны депутата.

АНАТОЛИЙ МИХАЙЛОВ.