Прекрасный праздник у весны!

8  Марта – любимый праздник с детства. В этот день мы старались всячески порадовать любимых мамочек и бабушек. Торжественно вручали им заранее приготовленные самодельные открытки, в которых корявым детским почерком были выведены самые искренние пожелания, с особым рвением и даже удовольствием мыли посуду, складывали вещи, собирали игрушки. Сияющие то ли от восторга, то ли от волнения папы, как волшебники из сказок, возникали на пороге с букетами тюльпанов, мимозы. Мамы смущались, удивлялись, восхищались, благодарили. Словом, все были довольны!

 

Будет подарок для женщин

 

Именно так решила мать Андрея Миронова – актриса Мария Миронова, записывая дату рождения сына не 7 марта, когда он появился на свет, а 8 марта. И он действительно им стал — редко какая из представительниц слабого пола могла устоять перед огромным мироновским обаянием. Кстати, в этом году Андрею Александровичу исполнилось бы 75 лет.

Детство будущего актера было вполне типичным для большинства подростков той поры: он обожал мороженое, бегал смотреть кино, собирал значки и гонял в футбол, мечтал стать футбольным вратарем. В классе был лидером и заводилой, учился ровно, однако не любил точные науки: математику, физику, химию. А вот что отличало Андрея от других мальчишек, это его природная чистоплотность, которая осталась чертой его характера на всю жизнь. Именно из-за нее в одиннадцать лет не состоялся его дебют в кино. Андрей получил роль в массовке. Ему предстояло сыграть нищего, но он побрезговал надевать на голое тело рваную дерюгу. И когда в кадре оказался колоритный попрошайка в носочках под лаптями и в рубище поверх модной тенниски с блестящей молнией, режиссёр был взбешён, а «чистюля» с позором выдворен со съёмочной площадки. Андрюше было 11 лет. Но несмотря на так называемый провал, после окончания школы в 1958 году Андрей подал документы в театральное училище имени Щукина. Удивительно, но в приемной комиссии не знали, что он актерский сын. Первое прослушивание у легендарной Мансуровой было неудачным. Едва Миронов вошел в аудиторию, как из его носа хлынула кровь. И все-таки Андрей сдал экзамены (на «отлично»!), после чего был зачислен на первый курс. Старательный, вежливый юноша, упитанный и прыщавый, он вовсе не блистал талантами — на курсе были другие лидеры. Но Андрей очень старался. Его мечтой было получить красный диплом. Если по какому-либо экзамену он получал четверку, то тут же шел пересдавать.

В 1962 году Миронов с красным дипломом окончил театральное училище, по окончании которого мечтал попасть в труппу театра имени Вахтангова. Однако его не взяли. Вскоре Миронова пригласили в Театр сатиры, где он познакомился с будущей женой – актрисой Екатериной Градовой. Вот что она вспоминает о браке с Мироновым: «Андрей был очень консервативен в браке. Воспитанный в лучших традициях «семейного дела», он не разрешал мне делать макияж, не любил в моих руках бокал вина или сигарету, говорил, что я должна быть «прекрасна, как утро», а мои пальцы максимум чем должны пахнуть – это ягодами и духами. Он меня учил стирать, готовить и убирать так, как это делала его мама. Он был нежным мужем и симпатичным, смешным отцом. Андрей боялся оставаться с маленькой Манечкой наедине. На мой вопрос, почему, отвечал: «Я теряюсь, когда женщина плачет». Очень боялся кормить Машу кашей. Спрашивал, как засунуть ложку в рот: «Что, так и совать?». А потом просил: «Давай лучше ты, а я буду стоять рядом и любоваться ею…». Но их брак оказался недолгим. Спустя три года, в 1974 году, они расстались. К этому моменту популярность Андрея Миронова была невероятной, но актер продолжал оставаться необыкновенно скромным, интеллигентным. В 1977 году женился на актрисе Ларисе Голубкиной, дочь которой, тоже Марию, он удочерил. Блистательная игра в кино и на сцене сделала Миронова всенародным любимцем. Его обожали и продолжают обожать миллионы.

14 августа 1987 года, во время гастролей театра в Риге, на спектакле «Безумный день, или Женитьба Фигаро», не доиграв последнюю сцену, Миронов потерял сознание. Его доставили в нейрохирургическое отделение местной больницы, где диагностировали обширное кровоизлияние в мозг. В течение двух дней врачи боролись за его жизнь, но 16 августа актёр скончался.

 

Вырезайте декольте – как можно больше

 

В Советском Союзе далеко не все представительницы прекрасного пола могли позволить себе модную, сшитую по фигуре одежду. Но каждая женщина о ней мечтала, перелистывая заграничные журналы, и мысленно представляла себя в том или ином платье. Пока на горизонте советской моды не замаячил молодой и смелый модельер Вячеслав Зайцев. «Я был ивановский парень, совершенно безвкусный. Захаржевская (Раиса Захаржевская вела историю костюма и была особенно строга к самородку из Иванова) меня презирала, а я хотел получить ее расположение. Старался изо всех сил ей угодить: вместо пяти копий исторических костюмов приносил 10-15, и это стало моим увлечением», – вспоминает Вячеслав Михайлович. Уже в годы учебы в институте он проявлял большую смелость, выступая одновременно в роли модельера и демонстратора одежды, показывал и носил вещи, непривычные по силуэту и сочетанию цветов, нередко шокируя преподавателей и студентов.

Окончив с отличием институт, Слава был распределен на экспериментально-техническую швейную фабрику Мособлсовнархоза по пошиву спецодежды. В 1965 году его пригласили на должность художественного руководителя цеха Общесоюзного дома моделей одежды на Кузнецком мосту. В этом же году он встретился с Пьером Карденом и Марком Боэном, дизайнером дома Christian Dior, во время их визита в Москву.

В 1978 году Зайцев решил открыть небольшое ателье, где поначалу работал и директором, и уборщиком, и, конечно, художником. Вместо зазнавшихся чиновников он стал одевать артистов: Александра Ширвиндта, Веру Васильеву, Андрея Миронова, Галину Волчек и многих других. Модельер вспоминает: «До сих пор помню, как в первый раз пришел в Московский театр сатиры и столкнулся там с Андреем Мироновым, Александром Ширвиндтом, Верой Васильевой – эти люди определили всю мою дальнейшую жизнь в театре. Они помогли прикоснуться к их пониманию костюма, вселили уверенность в своих силах. Тогда я был молодым, никому не известным мальчишкой, мне даже было страшно прикасаться к телу великих актрис, они для меня были эпохой, чем-то совершенно невероятным. Помню, мне нужно было снять мерки с Веры Васильевой. Я очень волновался тогда. Видимо, почувствовав это, она сказала: «Славочка, ничего не бойтесь и вырезайте декольте — как можно больше». Это было так трогательно».

В 1982 году Зайцев первый из российских модельеров открыл свой Дом моды, на базе которого позже были созданы театр моды, лаборатория моды и салон красоты.

 

Подготовила Ирина Круглова.