«Телега» парламентской дипломатии

Конечно, и телегу можно поставить впереди лошади. Выглядеть будет эффектно, только толку не выйдет. Как вы думаете, уважаемые читатели, когда целесообразнее обсуждать проблемы, которые намерены поднять во время визита за рубеж? До или после него?

 

 

Наша газета уже сообщала о визите приднестровской парламентской делегации в Москву. Ещё перед его началом спикер парламента Вадим Красносельский обещал провести пресс-конференцию. Были, правда, выступление в рамках одного из пленарных заседаний Верховного Совета и общественные слушания с участием руководителей союза промышленников, аграриев и предпринимателей и предприятий, работающих на экспорт. В обоих случаях речь шла об «историчности» и «прорывности» визита в Москву.

В чём они состояли, кроме проведённых 27 встреч, не совсем ясно. Потому что о достигнутых договорённостях было сказано всего два слова. Во-первых, удалось договориться о проведении в Совете Федерации юридической экспертизы. А во-вторых, уже примерно через неделю при той же верхней палате российского парламента была создана рабочая группа по взаимодействию с Приднестровьем. О её создании стало известно уже после того, как делегация приднестровских парламентариев вернулась из Москвы. Об этом, в частности, говорилось во время общественных слушаний в Верховном Совете, которые были посвящены обсуждению проблем, с которыми сталкиваются приднестровские предприятия, экспортирующие продукцию в Россию.

В выступлении Председателя Верховного Совета Вадима Красносельского было сказано, что за последний год объём поставок товаров из Приднестровья на рынок России сократился вдвое и составляет среди всех экспортных операций всего 7,5%. При этом Вадим Красносельский особо подчеркнул, что тому есть, кроме внешних причин, ещё и внутренние. Сами же руководители предприятий, с которыми данную проблематику парламентарии решили обсудить постфактум, больше упор делали всё же на объективную, то есть внешнюю сторону вопроса.

Кроме блокадных мер со стороны сопредельных с Приднестровьем государств много было сказано и о подпадании приднестровских товаров под эмбарго в отношении молдавского импорта в Россию, и о взятом там курсе на импортозамещение. Приводились факты и запрета на ввоз товаров в Россию, произведённых из украинского сырья. Об этом рассказал директор ОАО «Рыбницкий молочный комбинат» Юрий Кузьменко. При этом он подчеркнул, что до антиукраинского эмбарго продукция приднестровского предприятия пользовалась популярностью на российском рынке.

Много говорилось о проблеме идентификации приднестровских товаров. Дело в том, что даже на пике многочисленных российско-молдавских торговых войн продукция из Приднестровья могла поставляться в Россию. Москва для неё делала и делает исключение. Чем пытались воспользоваться некоторые молдавские предприниматели, пожелавшие ввезти в Россию под видом приднестровской сельхозпродукцию евросоюзовского происхождения. Тема идентификации товаров из Приднестровья всплыла в Верховном Совете в связи с обсуждением предложенного Виктором Гузуном (председатель парламентского комитета по развитию предпринимательства и промышленности, которым были организованы данные общественные слушания) законопроекта об отмене регистрации внешнеэкономических контрактов. Оппонентом Виктора Гузуна на пленарном заседании Верховного Совета выступил заместитель председателя ГТК ПМР Борис Панько, заявивший с парламентской трибуны, что этого делать нельзя хотя бы из-за того, что за счёт регистрации в таможенных органах внешнеэкономических сделок формируется электронная база данных, которой на основе двусторонних соглашений пользуется и Федеральная таможенная служба РФ для определения, является ли ввозимый товар приднестровским или имеет молдавское и иное происхождение. Основным аргументом, которым руководствовались приднестровские парламентарии, отклоняя этот законопроект, было то, что подобного нет в российском законодательстве. Что ж, учитывая взятый ещё в 2006 году курс на гармонизацию приднестровского законодательства с российским, может быть, они и правы. Но, во-первых, гармонизация не предполагает стопроцентного копирования правовых норм. А во-вторых, неоднократно парламентарии отклоняют законодательные акты, на сто процентов «списанные» с российских. Например, на том же самом заседании Верховного Совета парламентарии отказались принимать проект нового закона «О средствах массовой информации», повторяющего российский аналог.

В ходе общественных слушаний Виктор Гузун заявил о том, что в России ничего не знают о проблемах, с которыми сталкиваются приднестровские субъекты внешнеэкономической деятельности при экспорте своей продукции на российский рынок. Однако эта точка зрения не была поддержана некоторыми участниками слушаний, в частности руководителями тираспольского «Электромаша» Владимиром Трандасиром и дубоссарского «Букета Молдавии» Алиной Головницкой. По их словам, представители приднестровских исполнительных органов власти уже давно ведут с коллегами из России переговоры об облегчении доступа приднестровской продукции на российский рынок. При этом оба высказали мнение, что вовсе не лишним было бы проведение этих слушаний с участием представителей минэкономразвития, минюста и государственного таможенного комитета.

Главным итогом прошедшего в Верховном Совете мероприятия стало то, что Виктор Гузун предложил его участникам в недельный срок собрать воедино информацию обо всех проблемах с целью направления их в недавно созданную при Совете Федерации рабочую группу. Правда, как опять же отметил Владимир Трандасир, все чаяния приднестровских экспортёров уже собраны и систематизированы. Более того, по словам директора «Электромаша», органы исполнительной власти уже с ними работают и кое-чего добиваются в результате не «исторических» и не «прорывных» визитов своих представителей в Москву.

К слову, непонятно как будут в будущем вестись контакты приднестровских парламентариев с созданной при Совете Федерации России рабочей группой. Вероятно, только по переписке, ибо в поисках заветного миллиарда на покрытие дефицита бюджета законодатели сократили расходы на командировки всем органам госвласти, за исключением Минэкономразвития и МИДа, в том числе и себе. Как было сказано на заседании парламента, на котором в первом чтении рассматривался проект бюджета, лимит командировок за счёт поездки в Москву делегации из минимум семи парламентариев (состав делегации не оглашался, но на фотографиях, опубликованных на официальном сайте Верховного Совета, позируют семеро депутатов) исчерпан…

 

Александр Никитин.