Что будет с рублем и с нами?

Ответ на этот вопрос искали Совбез и Госсовет

 

Обсуждению ситуации на валютном рынке в частности и экономического положения республики вообще было посвящено расширенное заседание Совета безопасности и Государственного совета ПМР, которое провел Президент Евгений Шевчук. В нем приняли участие представители исполнительной, законодательной, судебной ветвей власти и общественности.

 

 

совбез на 2юВ последние месяцы в республике на валютном рынке наблюдается серьезный дисбаланс. Особенно остро дефицит валютной долларовой наличности стал ощущаться в конце февраля – начале марта. По словам председателя ПРБ Эдуарда Косовского, количество заявок на покупку валюты резко выросло, спрос повысился в три раза. Слухи, догадки, предположения о «будущности» нашего рубля «подогревала» неопределенность ситуации с заключением контракта на поставку электроэнергии в Молдову. Напомним, с апреля Украина вознамерилась вернуться на молдавский рынок со своей электроэнергией, с которого ушла год назад из-за нехватки ее в собственной стране. Если бы ей удалось потеснить нашего производителя, Приднестровье испытало бы еще большие трудности, поскольку МГРЭС является не только основным донором бюджета, но и поставщиком валюты в республику. Молдавский рынок мы сохранили, но чтобы на нем удержаться, были вынуждены снизить цену на 28% (при том же объеме поставок). А это значит, что почти на треть снизятся доходы экспортера и на столько же – доходы бюджета и валютные поступления. «После того, как стали известны параметры поставки электроэнергии в Молдову, мы скорректировали прогноз по уровню экспорта на 2016 год по сравнению с прошлым годом в сторону снижения порядка 70 миллионов долларов. Это существенное недопоступление экспортной выручки влияет на возможность удовлетворить спрос на валюту для покрытия потребностей в импорте», – обрисовал перспективы министр экономического развития Дмитрий Болтрушко.

Наблюдается существенное падение объема экспорта и по целому ряду других предприятий, которые также зарабатывали валюту и, следовательно, поставляли ее в республику.

В такой ситуации государству все труднее удерживать стабильность приднестровского рубля. Он (рубль) и без того демонстрировал завидную устойчивость на протяжении четырех лет, когда вокруг нас с оглушительным грохотом обваливались национальные валюты (на той же Украине в три раза, в России – 2,5, Молдове – 2 раза). Правительство и Президент прилагали все усилия для его поддержания, что называется, «до последнего патрона», но стабильность, в том числе и курсовая, требует наличия прочной валютной «подушки безопасности», дополнительных валютных вливаний, а их недостаточно.

По словам Э. Косовского, только в феврале золотовалютные запасы страны истончились на 7 миллионов долларов – с 19 до 12.

Поэтому сегодня с беспощадной неизбежностью назрел извечно русский вопрос – что делать с рублем и с экономикой? Есть несколько вариантов. Первый и самый простой – ничего не делать, пусть рынок «рулит» и расставляет все по местам – повлиять на внешние экономические процессы, в которые Приднестровье волей-неволей вовлечено, мы все равно не в состоянии. Однако этот «простой» вариант грозит обрушить нас в ситуацию неуправляемого хаоса, галопирующей инфляции (мы это уже проходили в 90-х годах), теневого валютного рынка и двойного курса. В 1998 году, помнится, официальный курс доллара был 1,1 млн (цены приведены до деноминации), а расплодившиеся как грибы после дождя «валютчики» торговали его по 3,5 млн.

Второй вариант – отпускать рубль в свободное плавание (увы, это неизбежность), но под контролем. Этот вариант потребует от органов власти быстроты и слаженности в принятии решений. «Там, где мы можем смягчить последствия, мы должны смягчить, – поставил задачу Президент. – Если отдадим на откуп рынку, то его серый сегмент будет неизбежно расти: первый месяц до 15%, второй месяц – 30%, третий месяц – до 50%». Какие меры могут быть приняты для минимизации последствий от «ослабевающего» рубля, прежде всего, инфляции и роста цен? В данном случае речь должна идти о комплексе мер, убежден министр экономразвития Д. Болтрушко. «В наших силах не допустить серьезных дисбалансов. Для этого необходима скоординированная работа Правительства и Верховного Совета в части приведения законодательной и подзаконной баз к таким параметрам, которые позволят снизить негативные последствия от инфляции», – подчеркнул он.

Правительство в качестве одной из мер по сдерживанию инфляционных процессов предлагает расширение государственного контроля за ценообразованием, в частности, ограничение торговой надбавки. Не секрет, сегодня наши импортеры продовольствия «накручивают» проценты на реализуемый товар, несмотря на то, что приобретают его в Молдове, на Украине по ценам иногда в 2-3 раза ниже, но это никак не отражается на ценовой политике и ценниках в магазинах и супермаркетах. Народ массово совершает «продуктовые рейды» на Украину и в Молдову, увозя туда валюту. Правительство предлагает установить 30-процентный «барьер», то есть максимум торговой наценки, который могут устанавливать продавцы, не должен превышать эту отметку. Это предложение (вкупе с расширением перечня социально значимых продуктов, ценообразование которых государство может регулировать) включено в программу антикризисных мер, направленную в порядке законодательной необходимости в Верховный Совет, но на момент верстки газеты парламент пока не приступал к ее рассмотрению. Меж тем, отметил Д.Болтрушко, если антикризисный законопроект будет оперативно принят, меры по ограничению торговой надбавки введены (в комплексе с другими мерами, в частности, с «заморозкой» тарифов), то появится возможность посредством государственного регулирования «притормозить» инфляцию, сдержать последствия девальвации. К слову, России удалось избежать социального напряжения после обвала местного рубля благодаря именно жесткому контролю за ценами по целому ряду товаров (и не только социально значимых). Желающим заработать на кризисе там «давали по рукам», поэтому россияне не так остро, не так катастрофично ощутили на себе инфляционные процессы (в скобках заметим, что сегодня у них цены на продукты питания, промышленные товары ниже, чем у нас).

На совещании – в качестве неотложных мер – также рассматривались варианты обязательной продажи предприятиями части валютной выручки (до 2012 года обязательными были 25%, сейчас предлагается 15%), ужесточения валютного контроля, поэтапности либо же единовременности девальвации рубля. Можно менять курс постепенно, можно – одномоментно, но в последнем случае, если курс будет пересмотрен один раз, государство постарается исключить постоянное падение рубля.

Но для того, чтобы запустить механизм антикризисных, а значит, смягчающих мер, необходимо оперативно принимать соответствующие законы. «Чем быстрее будут приняты меры, тем больше вероятности, что нам удастся удержать доллар в приемлемых рамках валютного коридора (рассматривается вариант 30% девальвации), не обрушить его на 200-300%, как в России, на Украине, в Молдове», – убежден и председатель ПРБ Э.Косовский. Удар неизбежен, но он будет в 10 раз меньшим, чем в соседних странах. Почему нельзя и дальше сохранять рубль, ведь четыре года нам это удавалось, спросит читатель? Нельзя, потому что тот самый последний «патрон» уже использован, поддержание рубля вымывает золотовалютные запасы страны и оборотные средства предприятий-экспортеров, более того, грозит, по прогнозам министерства экономразвития, активизацией нерыночного, неестественного управления экономикой, а также может привести к дефициту товаров на полках магазинов, потому что нельзя будет купить валюту.

Подводя итоги заседания, Президент Евгений Шевчук напомнил, что от принятых решений зависит уровень благосостояния граждан, состояние банковской системы и экономики Приднестровья в целом. По его словам, причинами сложившейся непростой ситуации на валютном рынке и экономики Приднестровья в целом являются, во-первых, непризнанность республики (статус международного непризнания несет конкретные проблемы в экономике, мы не являемся полноценными участниками банковского рынка, не имеем полноценной банковской связи, железнодорожного и автомобильного сообщения, инвесторы не стоят к нам в очереди). Во-вторых, «промышленная отсталость» (все предприятия – из наследия СССР, новые не построены, старые не модернизированы), и, в-третьих, затягивание с корректировкой экономической политики Приднестровья. «Экономическая политика реализуется двумя ветвями власти – законодательной и исполнительной. С 2000 года существует наша налоговая система, в ней есть плюсы и минусы. Но насколько с 2000 года изменился мир, экономические и геополитические процессы? Налоговой политикой 2000 года, на базе тех законов, которые существуют в области налогообложения, пытаемся ответить на риски 2016 года? Прошло 16 лет, а основные базовые элементы реанимирования экономической ситуации у нас старые. И это означает, что, исходя из новых рисков, органы госвласти  не могут принимать эффективные решения на базе старых законов. Кроме того, показатели мировой и региональной нестабильности говорят сами за себя. Падение экспорта и импорта в других странах. Мы единственная страна в СНГ, которая 4 года удерживала курс национальной валюты и выплатила пенсии, хоть с задержкой, но без девальвации. В марте прошлого года уменьшенное денежное предложение за счет удержания части зарплат и пенсий создало дополнительные факторы сохранения курса валюты в 2015 году», – напомнил Президент.

Без сомнения, решения, которые власть должна сейчас принять по поводу рубля, относятся к разряду сложных и непопулярных. Но, заметил Президент, «они должны быть не только выработаны, но и приняты, и органы власти должны нести за это ответственность». Глава республики дал поручения Верховному Совету и Правительству оперативно реагировать на ситуацию.

 

Людмила

Михайловская.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.