Чтобы не рушились молодые семьи

– У Вас так много грамот и дипломов, – не удержалась я, рассматривая висящие на стенах документы в рамках в кабинете Марины Драгуля, начальника центра «Семья» и практикующего психолога.

– Конечно, мы, психологи центра, часто ездим на разные семинары и программы повышения квалификации. Так как мы являемся психологами практикующими, а не теоретиками, нужно постоянно учиться, перенимать опыт, расширять знания и умения. Иначе на приемах в таком потоке людей, какой есть у нас, мы просто захлебнемся.

 

 

 

маринаС Мариной Драгуля мы встретились в Центре реадаптации семьи, что работает при бендерском детском доме, чтобы поговорить о проблемах, с которыми наиболее часто люди обращаются к психологам сегодня. В кабинете у Марины Васильевны уютно, так и хочется усесться в глубокое кресло и рассказать все-все. Догадываюсь, что и не в уюте дело, и даже не в кресле, а в хозяйке кабинета: такой же, как и все мы, темпераментные южане, скорой в речи, щедрой на эмоции, жесты, откровенность.

Из беседы с Мариной Васильевной я узнала, что прежде клиентами центра были в основном дети, в том числе и воспитанники детского дома. А сейчас к ним обращается очень много взрослых. Люди узнали о команде психологов в Бендерах, и, получив помощь, стали рассказывать о центре знакомым. Конечно, о помощи чаще всего просят женщины, говорит Марина Драгуля. Но в последнее время обращаются и семейные пары. На вопрос о скептическом отношении наших людей к психологической помощи, услышала ответ: «Практическая психология в республике не очень развита пока. Консультировать психологи-теоретики могут, конечно. Но у нас в центре ежедневная практическая работа – по три-четыре человека в день. Это достаточно много. Люди идут к нам, потом передают друг через друга информацию о нас. Еще мы сотрудничаем со школами, больницами, поликлиниками. А ведь работа с одним человеком – это не день, не два. Мы работаем месяцами. Конечно, случается, что человек приходит просто посмотреть на нас, ему и не очень нужна помощь, или он не готов трудиться над собой. Но с теми, кто готов работать плотно, мы встречаемся не один раз». Удивительное дело, но такая качественная психологическая помощь с работой на результат предоставляется приднестровцам бесплатно.

И наша беседа вытекла как раз из таких вот обращений людей за помощью в центр. Из практической работы психологов «Семьи», которые заметили тенденцию: в последнее время все чаще молодые люди, недавно создавшие семью, нуждаются в советах специалистов. Так как сталкиваются с трудностями в браке. А происходит это из-за того, что не умеют отгородиться от своей родительской семьи. Марина Васильевна объясняет: «Чтобы брак был конструктивным, человек должен принять для себя решение и оставить родительскую семью на втором плане. Что мы имеем часто на практике? Молодые не строят свои общие правила, что-то взяв от Нее, а что-то от Него. Когда был лимон и апельсин, смешали и получился грейпфрут. А молодые люди часто пытаются продавить ситуацию и затянуть в свою семью родственников, своих родителей. И тогда начинаются серьезные конфликты. Причем поражает позиция родителей: зачастую они считают, что молодые не имеют права на свои решения. «Я – мама, а ты – сын, то, что я скажу, – важнее». А то, что твоя жена – это такая же «я», только в своей семье, этого они не понимают». По наблюдениям психологов, из-за этой позиции очень часто рушатся молодые семьи. А нужно понимание, что необходим отрыв от родительской семьи, что теперь молодые сами могут все решать. И родители не должны навязывать им свои настойчивые советы. И только если у детей возникнет желание прийти за советом самим, тогда можно поучаствовать, но при этом сказать, что принимать окончательное решение только двоим.

Другую вытекающую отсюда проблему озвучивает Марина Драгуля: «Нет ценности друг друга. Молодые не научены беречь свою семью, свою половинку. Им ведь часто родители говорят: «Да что ты, оставь его или ее, найдешь себе лучше!». И эта фраза просто убивает. Женщине говорят, что она молодая и красивая, и у нее еще будут мужчины. Но эта молодая женщина запрограммирована на модель семьи по примеру родительской. И если ее мама кричала в стрессе, то, как правило, и дочь будет кричать, скандалить. И то, как она вела себя в первой семье, будет происходить и во второй. И только если она придет к психологу и начнет разбираться, анализировать, что же не так, почему у нее с разными партнерами одинаковые проблемы, какие у нее есть личные особенности, которые не позволяют ей быть конструктивной в браке, тогда есть шанс что-то поменять».

Порой мы встречаем людей, у которых за плечами уже 3-4 брака. Психологи часто проблему находят в том, что такой человек чрезмерно зависим от родителей психологически. Он как бы поклялся им в верности, он всегда маменькин-папенькин, и родители часто этим пользуются. А потом человек остается один. А если родитель еще и одинокий, объясняют в центре, то таким детям еще сложнее создать семью. Удается это тем, у кого сильная воля, кто может сказать: «Мам, спасибо, ты все сделала для меня, воспитала, дала образование, привила правильные ценности, но теперь я буду создавать свою семью по подобию собственного видения». А иначе такие дети остаются рядышком с родителями и проживают их жизнь, не свою. Молодые должны отслеживать такую ситуацию, так как родители этого никогда не сделают, рассказывает Марина Васильевна. У таких родителей собственническая любовь: «Ты должен быть рядом со мной, и я самая лучшая для тебя, а жену не слушай, она тебе ничего хорошего не посоветует. Ты приди к маме, все расскажи…». И мужчины потом говорят своим женам, что они их не понимают и не любят.

А роли мамы и супруги – разные. Мама любит просто так. А у супруги партнерское отношение к мужу. Она имеет право сказать, что в чем-то с мужем не согласна. «Но если у мужчины есть мама, которая тут же говорит ему, что он, сыночка, все делает правильно, и критике не подлежит ни он сам, ни его поступки, то, конечно, этот мужчина будет потом предъявлять претензии своей жене, что она его не принимает. Порой люди думают, что любовь – это тотальное принятие его таким, какой он есть. Но это уже не о супружеских отношениях. И это касается как женщин, так и мужчин. Если в родительской семье были созависимые отношения, то потом выросшему ребенку невероятно сложно оторваться от родителей», – говорит Марина Драгуля.

– Марина Васильевна, а как это – созависимые отношения?

– Ведь как происходит? Есть мама, папа и ребенок. Мама и папа – это отношения супругов. Ребенок с родителями – это уже другая схема. Часто бывает, что супруги живут в браке, потому что есть ребенок, потому что так нужно, потому что нельзя выносить сор из избы. И вот эти люди живут друг с другом как соседи, создают вид семьи. И тогда либо мама, либо папа начинают перетягивать ребенка в конфликтных ситуациях на свою сторону. Чаще это делает женщина – она берет ребенка к себе в коалицию: «Видишь, какой папа, он меня обижает…». И тогда ребенок становится психологическим партнером для нее. И потом он вырастает и начинает испытывать колоссальные сложности в своей семье, потому что он уже имеет партнера – маму. И даже не понимает этого. Не осознает, что с ним происходит. И он крутится-вертится, спрашивает себя, что не так, ведь он умный и хороший, а отношения у него не складываются. Я всегда это проговариваю с парами. У нас, у психологов, есть свои методы, и в этом случае мы как бы просматриваем все семейное древо. И тогда я показываю им, что происходит внутри их семьи. Объясняю, и тогда у человека есть выбор: либо принимать дальше давление родителей, либо сказать им: «Мама, папа, я вас услышал, я подумаю и сделаю, как посчитаю верным».

В тонкости психологии вникала

мила иванова.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.