Мечты о возрождении партийного контроля и попытка монополизировать любовь к России

Ещё, как минимум, за месяц  до дня открытия VIII внеочередного съезда партии «Обновление» в журналистской среде стала гулять информация о том, что он, именно с приставкой «внеочередной», должен состояться в какие-нибудь ближайшие выходные. Приблизительно вырисовывалась и повестка съезда – выборы нового лидера партии, а заодно ожидалось заявление, что партия выдвинет своего кандидата на декабрьские президентские выборы. Предчувствия оправдались. На состоявшемся в субботу съезде было и заявление, и добровольное сложение полномочий прежним председателем партии Михаилом Бурлой, и  избрание нового лидера.

 

 

Михаил Бурла с трибуны съезда заявил, что хочет больше времени посвятить научной работе. В настоящее время, по его словам, он пишет докторскую диссертацию. Съезд столь же единогласно, надо отдать должное партийной дисциплине, принял отставку прежнего руководителя и проголосовал за безальтернативную кандидатуру Галины Антюфеевой. В выступлении перед делегатами съезда, уже будучи председателем «Обновления», она заявила, что партия пойдёт на президентские выборы со своим кандидатом. Кого «обновленческие» верхи (или те, кто стоит за ними) хотят видеть  у руля государства, новый лидер партии уточнять не стала. Чуть позже в интервью представителям СМИ Галина Антюфеева сообщила, что окончательно кандидатура будет названа на следующем съезде партии, который планируется провести в сентябре.

Как и полагается любому партийному съезду, была принята резолюция. Среди приоритетных направлений, которые «Обновление» наметило на ближайшую перспективу, есть и такие, как: «разработка программы социально-экономического развития Приднестровской Молдавской Республики» (в преддверии прошлых президентских выборов по инициативе «Обновления» уже была разработана так и не претворённая в жизнь «Концепция 2025»); «создание законодательных механизмов, регулирующих деятельность единой системы представительных органов власти»; «осуществление контроля за неукоснительным выполнением государством своих социальных гарантий, погашением задолженности перед работниками бюджетных организаций».

Казалось бы, понятие «партийный контроль» в нашем отечестве должно было исчезнуть с исчезновением из Основного Закона государства статьи «о руководящей и направляющей роли КПСС». Ан нет, партия парламентского большинства снова хочет его возродить. Дело меж тем вполне реальное, ведь, как отметил на съезде ещё до сложения председательских полномочий Михаил Бурла, парламентское большинство из 24 депутатов-«обновленцев» и 9 «сочувствующих» может «принять любой закон, внести любые поправки в Конституцию и преодолеть любое вето».

Что же касается «законодательных механизмов, регулирующих деятельность единой системы представительных органов власти», то может быть некоторой части делегатов съезда и не известно об этом, но Верховный Совет уже принял в первом чтении законопроект «О представительных органах власти и местном самоуправлении», устанавливающий контроль Верховного Совета над  местными. В той же резолюции съезда есть любопытные строки: «Обновление» выступало и выступает за расширение общественно-политического диалога, широкое вовлечение общественных масс в обсуждение и решение наиболее важных и значимых государственных вопросов». А как же быть хотя бы с уже упомянутыми, числящимися  в приоритете у «Обновления», «законодательными механизмами, регулирующими деятельность единой системы представительных органов власти»? Кто этот законопроект,  когда и с кем обсуждал?

Хотя его за день до проведения съезда обсудил по собственной инициативе и без участия представителей Верховного Совета Общественный совет Тирасполя. Тогда свои заключения по законопроекту дали представитель минюста Александр Дроздюк и начальник управления правового обеспечения госадминистрации городов Тирасполя и Днестровска Андрей Сушко. По словам Александра Дроздюка, сразу несколько положений законопроекта исключают вообще закреплённый в Конституции институт местного самоуправления. Среди таковых представитель министерства юстиции отметил контроль со стороны Верховного Совета над Советами других уровней. К тому же, по словам Александра Дроздюка, контроль за местными Советами не входит в обозначенные в статье 70 Конституции полномочия парламента. «Положения статьи 70 Конституции расширенному толкованию не подлежат», – сказал Александр Дроздюк.  Также он подчеркнул, что в проекте закона не прописаны полномочия съезда депутатов всех уровней. Напомним, что к данной форме парламентаризма на территории нынешней Приднестровской Молдавской Республики прибегали до её образования, когда в Приднестровье не было ещё собственных органов власти. В свою очередь начальник управления правового обеспечения столичной госадминистрации Андрей Сушко заметил, что с 2013 года в Приднестровье работает специальная комиссия по выработке законодательства в области местного самоуправления, состоящая из представителей всех трёх ветвей власти. Данный законопроект через неё не проходил. Возвращаясь к теме съезда депутатов всех уровней, Андрей Сушко обратил внимание на положение, согласно которому съезд может рекомендовать местным Советам для принятия те или иные решения. «Привлекать депутатов из Рыбницы или Тирасполя для решения проблем Дубоссарского района не совсем корректно», – сказал по этому поводу Андрей Сушко. При этом он добавил: «Принятие законопроекта в таком виде преждевременно». Мнение членов Общественного совета Тирасполя было таким же, как и у экспертов – законопроект принимать нельзя… Посмотрим, как отреагируют на это ратующие «за широкое вовлечение общественных масс в обсуждение и решение наиболее важных и значимых государственных вопросов» депутаты-«обновленцы» и «сочувствующие» им при обсуждении данной законодательной инициативы во втором чтении.

Но вернёмся к съезду. Попытки монополизировать пророссийские настроения в приднестровском обществе у «Обновления» проявляются уже не впервой. Уже давно сложилось впечатление, что сильнее, чем эта партия, Россию в Приднестровье никто не любит. Одним из проявлений монополии на лозунг «Мы вместе с Россией!» стал такой непременный атрибут предвыборных  мероприятий, проводимых «Обновлением», как пропагандистское использование межпартийного соглашения с «Единой Россией». Как с трибуны съезда, так и в интервью журналистам представителями «Обновления» несколько раз было упомянуто о его продлении 16 февраля этого года. На съезде присутствовали депутаты Госдумы: член думского комитета по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Сергей Кузин («Единая Россия»), первый зампред комитета Госдумы РФ по бюджету и налогам Александр Тарнавский («Справедливая Россия»), член комитета по земельным отношениям и строительству Анатолий Сикорский и член комитета по промышленности Владимир Таскаев (оба ЛДПР). Что вполне естественно с точки зрения парламентской дипломатии. Съезд, напомним, проводила единственная имеющая в Верховном Совете свою фракцию партия. К слову, о том, что «единороссы» поддерживают «обновленцев» (в отличие от приднестровских участников съезда), Сергей Кузин обмолвился лишь пару раз, и то в контексте уже упомянутой выше пролонгации межправительственного соглашения. Больше говорилось о поддержке Россией именно Приднестровья. В интервью нашей газете представитель российской партии власти, например, сказал: «Приднестровье – это Россия. Россия никогда не оставляла в беде своих братьев. Партию мы поддерживаем. Мы с ней недавно снова подписали соглашение. Насчёт будущего кандидата в Президенты от партии я ничего не могу сказать, потому что я не знаю, кто это будет. Как можно заранее поддерживать человека, которого не знаешь?».

Александр Никитин.