В поисках миллиарда-2

В среду Верховный Совет принял проект республиканского бюджета на текущий год во втором чтении. В окончательном третьем чтении его планируется рассмотреть 6 апреля.

 

 

В первой публикации с этим же названием в номере «Приднестровья» за 4 марта  уже писалось о «воздушных»  доходах, которыми решили пополнить бюджет законодатели. Желание насытить доходную часть не существующими в природе деньгами не покинуло народных избранников и на сей раз.

В частности, депутаты решили внести в бюджет уже потраченные средства Стабилизационного фонда. Он был создан в 2012 году для выплат пенсий и зарплат. Как отметила во время обсуждения данной поправки в закон о бюджете министр финансов Ирина Молоканова, тогда Правительству было дано право распределять  так называемые газовые деньги, которые, по озвученной депутатами информации, составили 82 миллиона приднестровских рублей. В Стабилизационный фонд пошли и 15 миллионов российских рублей штрафных санкций за неисполнение инвесторами радиотелецентра «Маяк» обязательств. Есть ли эти средства в Стабилизационном фонде или нет, депутатов не сильно и интересовало. Им важнее было знать все подробности его создания. «Если есть вопросы к Правительству, то сделайте официальный запрос. Но включать эти средства в доходную часть бюджета нельзя. Они не поступят. Их нет», – заявила Ирина Молоканова, но услышана не была. Поправка была принята большинством голосов.

Стабилизационный фонд ещё несколько раз фигурировал в поправках, внесённых представителями депутатского корпуса ко второму чтению. Причём так увлеклись, что и уже потраченные средства, и те, которые могут туда ещё поступить, посчитали дважды – в качестве доходов бюджета  и как один из источников покрытия дефицита бюджета. «Не могут они быть одновременно и тем, и другим», – возразила Ирина Молоканова. Поняв, что перестарались, законодатели исключили Стабфонд из числа источников покрытия бюджетного дефицита.

Были «найдены» ещё более 74 миллионов рублей. Правда, пекущиеся о развитии агропромышленного комплекса республики депутаты фактически оставили аграриев без льготных кредитов. Одна из поправок к бюджету предусматривала направление в бюджет средств, которые государство в лице Приднестровского республиканского банка предоставило опять же государственному Банку сельхозразвития в качестве гарантий по льготным кредитам. Она также была принята большинством голосов.

Ещё при обсуждении бюджета в первом чтении наполовину было урезано поступление средств в резервный фонд Правительства, который создан для накопления средств на случай экстренных обстоятельств. Теперь депутаты решили, по своему усмотрению, конкретизировать понятие «непредвиденные расходы». К таковым они отнесли связанные только с ликвидацией последствий техногенных катастроф и стихийных бедствий, а также  с компенсациями пострадавшим.  Попытка всё той же Ирины Молокановой возразить, что имеющееся в Конституции понятие «непредвиденные расходы» куда шире, натолкнулась на безапелляционную фразу Председателя Верховного Совета Вадима Красносельского: «Конечно, я согласен, непредвиденные расходы. Но вы считаете так, депутаты считают так. Трактовку должен дать Конституционный суд. Я не знаю, что такое непредвиденные расходы». А как же тогда быть с трактовкой, которую уже дали коллеги Вадима Красносельского в своей поправке? Лично я не могу припомнить, когда функции Конституционного суда перешли к Верховному Совету.

Уже после окончания пленарного заседания в интервью журналистам на просьбу нашего коллеги с Первого Приднестровского телеканала Александра Лагутина прокомментировать бытующее в Правительстве мнение о том, что доходная часть бюджета депутатами формируется из «воздушных» денег, Вадим Красносельский ответил: «Каждый имеет право иметь свое мнение по любому вопросу, по большому счету. Но я основываюсь на мнении ответственного комитета. Там работают довольно неглупые люди, довольно профессиональные. Я думаю, что их мнение надо учитывать при принятии решения».  Вот уж воистину, есть два мнения – депутатское и неверное.

То, что мнение представителей парламентского большинства априори должно превалировать над остальными точками зрения, Председатель Верховного Совета ещё раз доказал во время обсуждения предложенной депутатами Андреем Сафоновым и Игорем Бугой поправки, лишавшей части дипломатических работников надбавки к зарплате. По словам заместителя министра иностранных дел Игоря Шорникова, выплачивается она в размере от 15 до 50% от должностного оклада за счёт сэкономленных ведомством средств, а следовательно дополнительного бюджетного финансирования не предполагает. Её за особые условия труда получают 27 из 53 сотрудников МИД ПМР. По сравнению с 2012 годом сегодня в ведомстве работает на 25 человек меньше. Объём же работы остался прежним. По мнению Игоря Шорникова, отсутствие дополнительного материального стимула может привести к тому, что из министерства уйдут наиболее квалифицированные сотрудники. При этом замглавы МИД подчеркнул, что материальное стимулирование молдавских визави куда выше.

«Я очень далёк от мысли, что инициаторы поправки руководствуются какими-то политическими мотивами. Давайте просто подумаем, кому может быть выгодно накануне ожидаемого возобновления переговорного процесса в формате «5+2» сужение материального стимулирования приднестровских дипломатов – только противникам Приднестровья. Уверен, авторы данной поправки руководствовались исключительно желанием сэкономить средства бюджета. Получить реальную экономию не получится. Прошу уважаемых депутатов не унижать приднестровскую дипломатию и престиж государства и отклонить данное предложение», – обратился и к авторам поправки, и к депутатскому корпусу в целом Игорь Шорников.

Обсуждение этой поправки практически сразу ушло в сторону. Андрей Сафонов при поддержке ещё нескольких парламентариев решил подвергнуть обструкции тактику «малых шагов», несколько раз назвав её «горбачёвщиной». До поры до времени в дискус по поводу работы внешнеполитического ведомства Вадим Красносельский не вмешивался. Наша газета уже писала, что во время недавнего визита в Тирасполь заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин по поводу тактики «малых шагов» сказал: «Я считаю, что, может быть, словосочетание «концепция «малых шагов» не очень удачное, потому что некоторые «малые шаги»  по значению являются весьма весомыми и большими.   Я бы так сказал: тактика «движения вперед» – она себя не исчерпала. Международное сообщество, включая и Российскую Федерацию, готово содействовать тому, чтобы эти контакты были продуктивными». Эту фразу во время дискуссии по поводу работы МИДа, начатой Андреем Сафоновым, попытался привести Председатель Правительства Павел Прокудин. Доцитировать Григория Карасина премьер не успел, так как был остановлен Вадимом Красносельским, заявившим, что тема «малых шагов» не является предметом обсуждения. Как же тогда относиться к выступлению Андрея Сафонова? Трудно сказать, что именно из доводов замминистра иностранных дел сыграло решающую роль, но поправка её авторами была отозвана.

Позиция, что депутатское мнение должно быть превыше всего, даже уже действующего закона, проявилась и при обсуждении поправки, касающейся государственных программ. До сих пор Верховный Совет утверждал общий объём их финансирования, конкретизировало же сметы расходов Правительство. Парламентский комитет по экономической политике, бюджету и финансам решил и эту функцию передать депутатам. Детализация расходов по каждой государственной программе, согласно поправке, должна утверждаться в качестве приложений к закону о бюджете. По мнению министра финансов Ирины Молокановой и министра юстиции Ольги Зварыч, тем самым нарушается действующее законодательство, в частности, положения закона о бюджетной системе. На что председатель комитета Александр Мартынов заявил: «Мы эти все вопросы обсуждали на заседании комитета и в результате путем голосования пришли к тому, что данные программы должны утверждаться приложением к закону. Это наша позиция». Мнение комитета было поддержано большинством депутатов.  Теперь оперативно перенаправить в рамках конкретной госпрограммы средства, например, на ремонт какого-нибудь оборудования, не удастся. Для этого депутаты должны будут обсудить, ремонтировать его или нет, в двух чтениях.

 

Александр Никитин.