Одна из пяти миллионов…

Ежегодно 11 апреля отмечается Международный день освобождения узников нацистских концлагерей. Памятная дата установлена в честь героического восстания узников Бухенвальда, одного из крупнейших концентрационных фашистских лагерей. Кажется, так давно это было. Но только не для тех, кто прошёл сквозь ужасы фашистских застенков. В преддверии этого дня хочется рассказать об узнице немецкого трудового лагеря, жительнице села Суклея Нине Емельяновне Авчаровой, которой, к сожалению, уже нет среди нас…

 

 

Авчарова (Лях) Нина Емельяновна родилась 7 ноября 1920 года в украинском селе Кобыляки Полтавской области в большой крестьянской семье, где было пятеро детей – три сестры и два брата. Жили тяжело, но все-таки родители помогли ей окончить 4 класса местной школы. Буквально перед войной, в голодомор умер отец. Война застала Нину в родном селе. Из её семьи на фронт ушли старший брат Григорий и средняя сестра Мария, связистка, участница Ясско-Кишинёвской операции. Для Нины Емельяновны была уготована другая судьба. Её, молодую, полную сил девушку, угнали на принудительные работы в Германию.

Задействовав армию и полицию, немцы устраивали облавы и угоняли в Германию тысячи людей. По военной статистике, на принудительные работы с оккупированной территории СССР было вывезено около 5 млн человек. Строгие немецкие инструкции предусматривали: все восточные рабочие должны получать такую пищу, такое жилье и подвергаться такому обращению, которое давало бы возможность эксплуатировать их в полную нагрузку при самых минимальных затратах.

Сначала её вместе с другими пленными отправили в г. Сольцгитер, принудили работать на военном заводе. Жили в бараках. Вся территория была огорожена колючей проволокой, охранялась фашистами и собаками. Рацион питания пленных: бурда (мутная, неприятная на вкус жидкость) из перемороженного картофеля, кусочек суррогатного хлеба на весь день. Работать приходилось 12-14 часов в сутки. Большинство узников умерло от истощения. Мы завидовали собакам, вспоминала Нина Емельяновна, их и кормили лучше, и относились лучше, чем к заключённым.
Чувство голода никогда не покидало, силы на исходе, а работать заставляли много. За малейшую провинность наказывали. Фашистам показалось мало трёх лет холода, голода, унижений и издевательств. Её переправили на другой военный завод (г. Горенбург) и заставили прессовать детали для военной техники из токсичных материалов. «В цеху, где приходилось работать, от этих материалов было много газа и пыли, ничего не было видно и нечем было дышать, – рассказывала она. – Многие не выдерживали.  Прошёл ещё один год мытарств. С вступлением советских войск на территорию Германии 12 апреля 1945 года освободили пленных нашего военного завода и отправили домой. Дождались! Наконец-то свобода, Победа. Но домой на родную Украину пришлось добираться своим ходом, где безбилетницей на поезде, пока не снимут, чаще – пешком.  Дома ждали не лучшие времена: допросы НКВД, проверки документов, которые длились до 15 ноября 1945 года.

Многое пришлось пережить. Поначалу даже не верилось, что весь этот кошмар позади. Долгое время приходилось скрывать своё пребывание в немецком трудовом лагере. Тогда это считалось предательством, могло помешать при устройстве на работу. Да и вспоминать весь тот ужас не хотелось. Постепенно жизнь наладилась. Вскоре встретила будущего мужа. Вышла замуж, и уехали мы в Дагестан, в поисках лучшей жизни. На Украине после войны, как и во всей стране, была полная разруха. В Дагестане было не лучше. Вернулись обратно. Потом переехали в Молдавию, в село Суклея, здесь и пустили свои корни…»

Вместе с мужем Нина Емельяновна воспитала троих детей – одного сына и двух дочерей. Сына назвали Григорием – в честь старшего брата, не вернувшегося с войны…

…До недавнего времени информация о судьбах узников не афишировалась или замалчивалась. Но пережившие такое не должны находиться в забвении. Жизнь этих простых людей с трудной биографией – настоящие уроки мужества для молодого поколения.

Наталья ГАРАГА,

директор историко-краеведческого

 музея с. Суклея.