Конан Дойл в Тирасполе

Название – половина материала. Если название хорошее, «цепляющее» – значит, и материал на 50% удался. По крайней мере, читатель остановит на нем свое внимание и попытается разобраться, что к чему. Другое дело, если никакой черной кошки в черной комнате нет. Но поиск оной сам по себе является пищей для ума, упражнением для глаз и тела. А что тренируется, то развивается и постепенно входит в привычку, которая, как известно, «вторая натура». Знание привычек позволяет править миром (по сценарию в этом месте звучит зловещий закадровый смех).

 

Всё это хорошо знают журналисты (особенно представители «желтой прессы»), шоумены, политики и политтехнологи… Провокация для них – хлеб насущный. Информационный вброс – инструмент управления массами, часть игры. Всё это не ново. Мы уже давно привыкли, что в определенных СМИ, а то и в целых странах, «шутки» (они же – политические заявления) в духе черного юмора с той или иной степенью оригинальности можно наблюдать круглый год.

Как пример: руководство одной страны совершенно безапелляционно обвиняет соседнее государство в причастности к гибели людей в авиакатастрофе, к терактам, приведшим к массовым жертвам… То есть, вроде бы обвинения, как такового и не прозвучало, но кощунственный выпад сделан: «Мне, конечно, не хотелось бы показаться голословным, но я лично не удивлюсь, если к терактам в стране А. окажется причастна страна Б.». Грязный, запрещенный прием. Но кто-то послушает и… поверит.

Есть, правда, и безобидные (особенно на таком фоне), милые шутки всенародно любимых политиков, изначально рассчитанные на определенную реакцию. Помните: «Нужно поставить на границе охотников – пусть отстреливают перелетных птиц. Тогда у нас не будет никакого птичьего гриппа». Здорово! Как с души камень… «Моя мама русская, а папа – юрист». Ещё лучше!

И всё же тем, кто не желает оказаться на крючке у манипуляторов сознанием всех мастей, можно дать несколько простых, но дельных советов.

  1. Обращайте внимание на мелочи. Как известно, дьявол прячется в деталях. Не поленитесь дочитать до конца хотя бы название публикации (это касается, главным образом, интернет-пользователей). Не пропустите и того, что в скобках, в кавычках, что написано мелкими буквами. Особый акцент на словах «может», «возможно», «по всей видимости», «со слов нашего респондента». Все эти обороты речи либо означают, что автор сам точно не знает, как было (будет) на самом деле, либо пытается снять с себя всякую ответственность. Очень популярное среди журналистов выражение «по словам» (такого-то), между прочим, означает, что его (такого-то) точку зрения сам автор и редакция в целом могут и не разделять.

Слово «может» вообще ни к чему не обязывает. Как пример: «В ближайшие дни в Индонезии может начаться извержение вулкана». Может начаться, а может и не начаться. С таким же успехом можно было написать: «В ближайшие дни (минуты!) штат Аризона могут посетить представители внеземных цивилизаций». А почему бы и нет? Другое дело, если за предположением следует ссылка на источник. Если это сейсмологи, вулканологи – значит (скорее всего), ученые пытаются предупредить население о возможной угрозе. А если речь идет об Ассоциации друзей Юпитера, уфологах-экстрасенсах, потомственных магах, ворожеях и стоящих за ними авторах диссертаций по влиянию на умы информационных технологий?.. При этом в самой диссертации (будьте уверены) всё будет педантично сопровождено графиками, схемами, статистическими показателями по категориям: легко внушаемые, поддающиеся манипуляции, не поддающиеся или, вернее, думающие, что они не поддающиеся. «Ты думаешь, что думаешь, а думаешь ли ты…» (Илья Лагутенко).

  1. Чтобы избежать губительной траты времени, включайте фильтры. У каждого здорового, критически мыслящего человека должны быть критерии отсева информации. Без умения плавать, подкрепленного, на всякий случай, спасательным кругом, в бушующее интернет-море лучше даже не соваться. Маленькое наблюдение: материалы, начинающиеся со слов «Шок!», «Поклонники звезды в шоке», «Ученые пришли в ужас, когда узнали…», читать не стоит в принципе.

Почему? Хотя бы потому, что шок (от англ. shock — удар, потрясение) — патологический процесс, развивающийся в ответ на воздействие чрезвычайных раздражителей и сопровождающийся прогрессивным нарушением жизненно важных функций нервной системы, кровообращения, дыхания, обмена веществ. Человек, пребывающий в шоке, по определению к интервью не способен. Он сам не понимает, что произошло, и, значит, ничем не поможет вам. Что касается «поклонников», то они в шоковом (или приближенном к шоковому состоянию) пребывают постоянно. Это их нормальное состояние. Они ведь поклонники! То бишь они сами признают, что сотворили себе кумира, и открыто поклоняются ему. Отсюда и выражение «шокировать публику», которое так любят шоумены, целенаправленно устанавливающие взаимосвязь с адептами своей секты.

Не читайте также сообщений из личной жизни известных людей непристойного или деликатного характера. Во-первых, это то же самое, что копаться в чужом грязном белье, а, во-вторых, вряд ли такой информации можно верить. Откуда она? Если только сами «звезды» не заказали её журналистам.

  1. Не тратьте времени на непроверенные источники информации, материалы без указания авторства, адреса редакции, компетенции экспертов, структурной принадлежности, классификации (позиционирования) издания. Обратите внимание на количество грамматических ошибок. Если их слишком много, значит, скорее всего, это дилетантское СМИ. В солидном издании должен быть корректор.

Что же касается заголовка «Конан Дойл в Тирасполе», то его можно и нужно рассматривать исключительно в качестве примера падкой на всякого рода «сенсации» журналистики. Будем считать, что это и есть подтверждение всего сказанного выше. Более того! Нам самим было интересно провести эксперимент: а можно ли запустить газетную утку, не погрешив против истины? Ведь просто взять и соврать может каждый.

Итак, задача поставлена, подходящий заголовок найден. Читатель заинтригован. Теперь надо объяснять, какое отношение к городу на Днестре имеет сэр Артур, хотя, если вы читаете эти строки, и вы не наш корректор или замредактора по творчеству, значит, вы уже «на крючке». Но просто ради эксперимента…

Я бы начал так:

«Конечно, сэр Артур Игнатиус Конан Дойл в Тирасполе никогда не был. Собственно, как не был он в Бендерах, Дубоссарах, Григориополе, Рыбнице, Каменке, Днестровске и других приднестровских городах. Но если бы великий писатель всё-таки оказался в наших краях, то есть, я имею в виду, если бы он имел неосторожность жить в наше время, то вполне мог бы встретиться с членами союзов писателей и журналистов Приднестровья, а также многочисленными почитателями таланта». Далее следует историческая справка о приднестровских профессиональных творческих объединениях, об отношении к литературе самого автора статьи (никакого отношения к литературе на самом деле не имеющего) и в конце, на десерт, немного о творчестве самого Конан Дойла из «Википедии». Дело в шляпе! И не соврал, и материал читают (и не только замредактора по творчеству).

Формула универсальная. Дарю! Кто именно «не был» в Тирасполе, значения не имеет. Конан Дойл, Конан Варвар, Брюс Ли, Шэрон Стоун, Маргарет Тэтчер, Папа Римский. А что? «Понтифик, конечно, никогда не был в наших краях, но окажись он здесь в рамках укрепления сотрудничества во имя мира, культурного диалога и безопасности, мог бы на досуге посетить в Рашково памятник архитектуры ХVIII века, он же – действующий костел св. Каэтана, построенный в период вхождения Северного Приднестровья в состав Речи Посполитой…». Историческая справка по селу Рашково, «жемчужине Приднестровья», прилагается. Сведения о количестве католиков в ПМР прилагаются. Неопровержимое свидетельство о мирном проживании на берегах Днестра представителей самых разных конфессий (рецепт для всего мира!) прилагается. Если же кто-то сомневается в возможности такого визита, специально для скептиков мнение эксперта: «Ещё несколько лет назад такая мысль показалась бы из ряда вон выходящей. Но после встречи глав Русской Православной и Католической Церквей, первой за почти тысячелетнюю историю…». И т.д. и т.п.

Николай Феч

и сэр Артур специально

для газеты «Приднестровье».