Личное отношение

…к генеральной уборке, или Время для счастья

 

Татьяна Астахова-Синхани,

корреспондент

 

 

В один момент ты начинаешь понимать, что дому твоему очень нужна генеральная уборка. И вот ты возвращаешься в него, в свой дом, после каких-то важных дел, и все кругом – окна, занавески, кафель на кухне, буквально все обращается к тебе: нам всем очень нужна генеральная уборка.

 

 

 

И так происходит несколько дней подряд, а потом и несколько недель, потому что каждодневные дела замкнули тебя в своем водовороте, потому что нужно ребенка – в школу, а потом – из школы, потому что работа, потому что завтраки, обеды, ужины. Потому что простой человеческий цейтнот. И, конечно, когда наступает минутка передышки, то очень сложно вместо передышки заниматься чем-то другим, например, генеральной уборкой. Особенно ею.

Но вот в один прекрасный день все складывается как нельзя более удачно: обед готов, работа сдана, твой маленький Цезарь увлечен одновременно конструктором, лепкой, рисованием и просмотром «Ворониных» по телевизору. Ты и дом остались один на один. Самое время, лучшее время, быть может, единственное, и такого не подвернется больше в ближайший месяц. И вот ты, созрев, собравшись с духом, силами, изучив информацию, как вымыть духовой шкаф, вздохнув и, наконец, вооружившись тряпкой и всякими облегчающими жизнь средствами, смиренно идешь на кухню. Переступаешь ее порог, расправляешь плечи, смотришь прямо в лицо сложностям, оцениваешь ситуацию. Ты готов, ты полон решимости, ты делаешь первый шаг, первый взмах руки, и тут… И тут на кухню входит твой восьмилетний сын и говорит голосом, в котором вселенская грусть, обида и разочарование одновременно: «Мааам, ты что, забыла? Сегодня же пятница, и ты обещала, что мы поедем на ролледром. Я уже велосипед выкатил». И стоишь ты посередине кухни, посередине только что начавшейся генеральной уборки, стоишь с поднятой вверх рукой, большими глазами и растерянным видом. И понимаешь, что да – забыла. Что да – обещала. Что да – виновата. И смотришь то на своего ребенка, то на тряпку с моющим средством, то в распахнутое окно. И в следующую же секунду принимаешь единственно верное решение: «Одевайся, идем!». И провожаешь взглядом убегающего вприпрыжку сына, улыбающегося так широко, что улыбка легко угадывается даже со спины.

И вот вы уже на улице. Мимо проносятся машины, лепестки с абрикосовых деревьев, запахи весны и странные ощущения то ли счастья, то ли детства… И вокруг все такое волшебное, неповторимое, хоть и примерно похожее на другие дни из других апрелей. А рядом едет на велосипеде твой довольный сын, он улыбается тебе благодарной улыбкой и то и дело говорит, какой у него хороший получился день, а впереди еще два выходных, которые распланированы им до минуты. И я понимаю, что в них нет ни секунды для генеральной уборки, зато куча времени – для счастья.