Пять лучей звезды

Нападение фашистской Германии на СССР вызвало немедленную реакцию советских граждан. Миллионы мужчин круглосуточно осаждали военкоматы, добровольно уходили на фронт. Приднестровцы – жители Молдавской ССР, подобно населению других республик, массово вступали в ряды Красной Армии.

 

 

 

Уроженцы нашего края служили во всех родах войск, воевали на всех фронтах, навсегда вписав свои имена в летопись героической борьбы советского народа. У каждого из них был свой боевой путь, свой вклад в великое дело Победы. Поэтому, даже не пересчитывая заслуженных медалей и орденов, можно с уверенностью сказать: все, кто нашел тогда в себе силы оказать сопротивление захватчикам, все они – герои.

Называя же имена Героев, мы подразумеваем, что они служат напоминанием о подвиге тех, безымянных, что ещё только предстоит открыть и назвать.

Павел Андреевич Щербинко

(28 ноября 1904 г. –

18 сентября 1986 г.)

В наградном листе на присвоение звания Героя Советского Союза П.А. Щербинко командующий артиллерией 47-й армии гвардии полковник Гусев так описывает заслуги своего подчиненного:

«За период боев в течение 2 с лишним месяцев всегда сам лично вел полк впереди пехоты, руководя огнем батарей.

В районе урочища Керосинщина, взаимодействуя с 21-м стрелковым корпусом, при прорыве обороны противника лично захватил самоходное орудие «Фердинанд», взяв в плен его прислугу во главе с немецким капитаном.

В районе с. Олешня при прорыве фронта 50 танками противника сам лично с составом 4 батарей пулеметным и артиллерийским огнем, отбив атаку противника, отбросил его на 3 км с большими для него потерями.

В районе с. Метеши под его руководством занято два населенных пункта личным составом полка. В районе с. Крапивна под руководством П.А. Щербинко отбита попавшая в окружение наша батарея реактивных снарядов и занят населенный пункт.

29.09.1943 г. под ураганным огнем противника лично произвел рекогносцировку, полком занял остров, прикрыв артогнем переправу через Днепр. Переправив через реку и развернув 2 батареи на правом берегу, занял плацдарм, отбив атаку 2 полков и 60 танков противника.

1-2.10.1943 г. под личным руководством Щербинко отбито 9 атак, и занятый рубеж удержан. Потери полка за два месяца: 1 автомашина, 1 пушка, убито 10 человек, ранено 28, из которых 18 осталось в строю. За это же время полк нанес потери противнику: уничтожено танков – 45, бронемашин – 46, батарей 4-орудийных – 4, пушек – 20, минометов – 65, пулеметов – 173, самолетов – 3, автомашин – 274, повозок – 302, самоходных орудий – 2, дзотов – 23, складов – 2, наблюдательных пунктов – 12, убито солдат и офицеров – 3480. Подавлено артбатарей – 10, пушек – 21, минометных батарей – 42, минометов – 84, пулеметов – 103. Захвачено пушек крупнокалиберных – 8, самоходных орудий – 1.

В полку орденоносцев – 270. Полк представлен к награждению орденом Красного Знамени. На почетное место, которое полк занимает в армии, он выведен под руководством подполковника Щербинко, благодаря его знаниям, храбрости, личной инициативе, требовательности, любви к своему полку.

Все это принесло славу товарищу Щербинко. За отвагу, храбрость, мужество товарищ Щербинко Павел Андреевич достоин звания Героя Советского Союза. 22 октября 1943 г.».

Характеристика, данная командующим артиллерией армии, не может вызывать у нас сомнений. И всё же поверить в такое трудно: «Потери полка за два месяца: 1 автомашина, 1 пушка, убито 10 человек, ранено – 28, из которых 18 осталось в строю. Потери противника, помимо уничтоженных танков и артиллерии, 3480 солдат и офицеров».

Непостижимо. Примерно такую же реакцию у нас вызывают былины (от слова – быль) о силе русских богатырей. Но там мы почти уверены, что это народное предание о чем-то, бывшем очень давно и, следовательно, сильно утрированное, представленное в поэтической форме. Здесь же в правдивости повествования оснований сомневаться нет никаких.

Личность героя в данном случае была сотворена не сказителем, а сама шагнула в легенду из современности. Достоверно известно, что П.А. Щербинко, командир 1593-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка 47-й армии Воронежского фронта, подполковник, Герой Советского Союза, родился в 1904 году в Тирасполе. До войны работал слесарем на паровозоремонтном заводе. В Красной Армии с 1918 года. Участник гражданской войны. В 1926 году окончил Одесское артиллерийское училище. С 1926 по 1934 годы служил в 104-м артиллерийском полку Ленинградского военного округа. В 1934-м окончил артиллерийские курсы усовершенствования командного состава. Участник советско-финляндской войны. Член ВКП(б) с 1940 года. С марта 1940 года работал преподавателем артиллерии в Симферопольском пехотном училище, с августа 1940-го – преподавателем топографии в Киевском училище связи. На фронтах Великой Отечественной войны  с июня 1941 года. Был командиром артиллерийского дивизиона, начальником артиллерии 155-го укреплённого района, командиром и начальником штаба артиллерийского полка. Воевал на Юго-Западном фронте, в Московской зоне обороны, на Западном, Воронежском, 1-м Украинском, 3-м Белорусском фронтах. В боях трижды ранен. С 1945 года П. А. Щербинко – в отставке. Жил и работал в Москве. Умер 18 сентября 1986 года, похоронен на Николо-Архангельском кладбище.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 октября 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм подполковнику Щербинко Павлу Андреевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Также награждён двумя орденами Красного Знамени, орденом Александра Невского, 2 орденами Отечественной войны I степени, медалями «XX лет РККА», «За оборону Москвы», «За победу над Германией», «За взятие Кенигсберга» и другими.

Щербинко, Бочковский, Полецкий, Черниенко и Павлоцкий – это, без сомнения, подлинные богатыри нашего времени, пять лучей путеводной звезды столицы Приднестровья. И всё же очень важно сознавать, что далеко не все советские воины, достойные называться героями, были удостоены этого почетного звания. Во всяком случае заслуги многих из них не умаляются отсутствием соответствующего статуса, не кажутся нам менее значительными.

Так, на днях в редакцию обратился тираспольчанин Игорь Сова. Он поведал далекую от трафаретного понимания «славного фронтового пути» историю военных лет:

«Мой дед, Майдан Федор Яковлевич, 1891 г.р., родом из села Саливонки Васильковского района Киевской области, – рассказывает Игорь Валентинович. – С женой Евфросинией Никитовной он воспитывал пятерых детей (двух сыновей и трех дочерей). Перед войной деда призвали на военные сборы. Отпустили его уже когда началась война – для того, чтобы попрощаться с семьей. Он держал на руках мою восьмимесячную маму, а бабушка плакала и без конца спрашивала: «Что же будет с нами?». А дед не знал, что ответить. Вместе с некоторыми односельчанами его направили под Смоленск. Дед был командиром орудия. Когда немцы начали наступление, односельчане из расчета орудия предложили Федору бежать. Но он сказал: «Я не побегу». Эти люди дезертировали, а он остался. И попал в плен. Был переведен в концлагерь Маутхаузен, где и находился до самого дня освобождения.

Тем временем сбежавшие односельчане вернулись в родное село и стали служить в полиции на оккупированной территории. Моя бабушка с пятью детьми выживала как могла. Когда кончилась война, деда как военнопленного отправили на шахты Донбасса. Ему разрешили переписываться с семьей. Но потом переписка прекратилась. Вероятно, дед думал, что его признали врагом народа, а бабушка вышла замуж. Тогда бабушка сама поехала к нему. Не знаю, каким образом, но ей удалось уговорить начальство отпустить мужа. С тех пор они не разлучались. После войны у Федора и Евфросинии родилась ещё одна дочь, Светлана, моя тетя.

Таким образом, за всю войну у деда было всего две «награды»: концлагерь Маутхаузен и слова, сказанные им в самом начале Великой Отечественной: «Я не побегу».

 

Николай Феч.