Пуля, что свистит, – не ваша пуля

Время неумолимо несёт нас вперёд, позади остаются события, важные, исторические, но о них необходимо помнить и передавать эту память новым поколениям. Ведь без прошлого нет будущего.

 

 

В этом году мы отмечаем 71-ю годовщину окончания Великой Отечественной войны. К сожалению, живых свидетелей тех страшных событий остаётся всё меньше, тем более дороги их воспоминания и рассказы о войне. Свою историю жизни рассказал ветеран Великой Отечественной войны Виталий Игнатьевич Бабак.

Родился Виталий Игнатьевич 22 апреля 1921 года в селе Чапаевка Черкасской области. По окончании 10 классов, в ноябре 1940 года, поступил в Рижское военно-пехотное училище. Окончил его в 1941-м, в год нападения фашистской Германии. «20 июня, за два дня до начала войны, нас подняли по тревоге и отправили пешком в Ригу, где объявили: не сегодня-завтра начнётся война. Мы заняли оборону. 22 июня – первая бомбардировка рижских мостов – железнодорожного, автомобильного и понтонного. Но артиллеристы отстояли мосты, ни одна бомба на них не упала. В 12 часов по радио выступил Молотов, который сообщил о начале войны», – вспоминает ветеран.

Молодого лейтенанта Виталия отправили в Башкирию, где он попал в 361-ю стрелковую дивизию командиром взвода. В ноябре 1941 года по тревоге дивизию подняли, посадили в эшелон и отправили на станцию Скалино Ярославской области. После месячной подготовки перебросили в город Рыбинск, а оттуда эшелоном в Калининскую область, на линию фронта.

– «Всем – и солдатам, и офицерам – выдали оружие: винтовку, 15 патронов на каждого и по две гранаты. Среди ночи раздалась команда: «Вперёд!». Мы сразу с эшелона – в бой, освобождали деревни, занятые немцами».

Вспоминает Виталий Бабак один бой, когда в лютый мороз и техника давала сбои. «12 января 1942 года командир батальона отдал приказ освободить деревню Медведево. Деревня большая, а у меня взвод – 30 человек. Снега очень много было, из-за сугробов ничего не видно, но мы все равно шли в наступление. Вдруг из-за поворота вышла группа немцев. Стали стрелять. А у меня во взводе был один ручной пулемёт и винтовка. Солдат выстрел сделал, и пулемёт заклинило. Я ликвидировал неполадку и сам лёг за пулемёт. По этой группе немцев выпустил два диска по 32 патрона».

Солдаты отбили атаки немцев, но когда в одну из деревень ворвались танки, Виталий Бабак поднял взвод навстречу врагу. «Хотел связку гранат бросить в танк, но получил пулю в плечо. Было ощущение, что кто-то сильно под локоть ударил, боли не чувствовал, только сильный удар. Пуля прошла навылет», – вспоминает фронтовик.

Уже в полевом госпитале узнал, что батальон с боевой задачей справился. Подлечившись в госпитале города Иваново, старший лейтенант направляется в 183-ю стрелковую дивизию Калининского фронта. «Стояли в 12 километрах от Ржева, в обороне были с марта по июль. Там рядом расположены три деревни – Полунино, Бельково и Дешёвки. Три раза мы их атаковали, но не могли их взять. Немцы находились на пригорке, а мы – внизу. Местность болотистая, передвигаться было сложно. Два раза ходил в разведку боем на Полунино. 30 июля началась Ржевско-Вяземская операция. Бои шли жестокие, наша дивизия, уничтожая группировки противника, продвигалась вперёд».

В первой же атаке ранило в ногу, вновь был доставлен в госпиталь. Роту и батальон перевели на другой участок фронта.

После излечения Бабака направили в 373-ю дивизию, формировалась она под городом Вышний Волочок. В ноябре 1942 года дивизия, в том числе и рота Виталия Бабака, вступила в бой с врагом в районе реки Вазуза у деревни Поздняково. Тогда-то он и получил третье ранение, слепое. Сразу же в полевом госпитале сделали операцию, но пулю извлечь так и не смогли, носит её в себе воин до сих пор.

«Война – это тяжёлая работа, тяжелее её ничего нет. Когда объявляешь, что завтра начинается наступление, сутки люди переживают, каждый думает: авось, повезёт. Пуля, что свистит, – не ваша пуля, та, что не свистит, та ваша», – размышляет Виталий Бабак.

После выписки из госпиталя его снова направили в Иваново, где располагался «батальон выздоравливающих», а оттуда – на Западный фронт. В Иваново встретил Виталий Бабак и свою будущую жену Артюхову Тамару Васильевну. «Мы были на разных фронтах: я на Калининском, а она – на Ленинградском, служила  в артиллерийском полку в звании старшины. Ей раздробило ногу. После операции правая нога на 4 см стала короче левой. Прибыла Тамара в батальон в Иваново после госпиталя, там мы познакомились и поженились. Наш скромный свадебный вечер был 5 апреля 1944 года. На третий день после свадьбы я уехал, и только в августе мы встретились».

По назначению семья Бабак прибыла в Одессу, далее – в Бендеры, где Виталий Игнатьевич был назначен начальником 4-го отделения горвоенкомата.

1944-й… 1945-й… Весть о том, что война закончилась, пришла в Бендеры из Кишинёва.  «Ребята из военкомата вышли и такую стрельбу подняли на радостях».

После демобилизации так и остался Виталий Бабак с женой в Бендерах. В родительский дом на Черкащине попала бомба. Его отец, мать и младшая сестра погибли. Ехать было некуда, поэтому и остался в Бендерах.

За выполненные боевые задания Виталий Бабак награждён орденом Отечественной войны I степени, орденом Красной Звезды, медалями «За оборону Москвы», «За Победу над Германией» и другими.

В послевоенное время работал военруком в педагогическом училище, после на разных предприятиях города. 35 лет проработал слесарем по ремонту технического оборудования, был слесарем VI разряда.

В Бендерах прошла большая часть жизни, здесь родились дети, внуки и правнуки. Жена умерла 10 лет назад, похоронил он и дочь, и сына. Остался Виталий Бабак с правнучкой, которая учится в Кишинёве.

 

Надежда Пирогова.