Noli nocere!

Намедни лидер общественного движения «Народное единство», депутат Верховного Совета Анатолий Дирун решил провести пресс-конференцию. Поводом стал телевизионный сюжет на Первом Приднестровском канале в передаче «Точка отчёта».

 

Для тех, кто его не смотрел: руководитель пресс-службы КГБ Александр Дорня проинформировал, что организованный движением 28 февраля в столичном парке «Победа» митинг был проплачен украинскими экстремистскими организациями, а недавно арестованный за призывы в Интернете к вооружённому свержению нынешней приднестровской власти журналист Сергей Ильченко готовил отчёт для них с целью убедить спонсоров с Украины продолжить финансовую поддержку «Народного единства». Также Александр Дорня заявил, что Анатолий Дирун встречался с криминальными авторитетами, которым обещал помощь в случае избрания президентом в обмен на поддержку своей общественной организации. Кроме того, в телевизионном материале утверждалось, что по определённой таксе оплачивалась работа «сборщиков митингующих».

Началась пресс-конференция с того, что Анатолий Дирун заявил журналистам о намерении обратиться в суд за защитой чести и деловой репутации. Правда, по его словам, с суммой компенсации морального вреда он пока что не определился, но заметил, что намерен в случае выигрыша дела перечислить её в один из детских домов. На уточняющий вопрос: «В какой именно?» прозвучал неожиданный ответ – на Донбасс. Все приднестровцы, безусловно, сопереживают жителям ДНР и ЛНР, но приднестровские учреждения подобного типа в нынешних непростых условиях тоже нуждаются в средствах. Подумав чуть-чуть, Анатолий Дирун согласился, что сумму всё-таки поделит между приднестровским и донбасским детскими домами. И всё же интересно, а как перечисляться будут средства в охваченный войной Донбасс? Корреспондентские связи приднестровских банков с недавно созданными кредитными организациями ЛНР и ДНР пока ещё не установлены. Или он персонально повезёт их туда, чтобы дать повод Киеву в случае своего задержания на Украине обвинять Приднестровье в финансировании мятежных республик. В СБУ, конечно же, внимательно выслушают и историю о выигранном судебном процессе, и о желании помочь детям Донбасса, но скорее всего не поверят…

Кстати, во время пресс-конференции выявилась целеустремлённость лидера «Народного единства» ещё больше испортить и без того очень сложные отношения с Украиной. Мы все, так же, как и в случае с Донбассом, переживали за крымчан. Но, как оказалось, больше всех переживал лидер «Народного единства». Он собирался провести митинг в поддержку присоединения Крыма к России. Представляю заголовки в украинских СМИ, которые и так не пылают любовью к Приднестровью и способны на самую гнусную ложь в отношении нашей республики. Приднестровской Молдавской Республике не повезло с соседями, точнее, с их властями. Поэтому приходится быть крайне дипломатичными. Если бы речь шла о просто лидере какой-нибудь общественной организации, а не о представителе законодательной власти, то можно было бы и помитинговать…

То же самое можно сказать и о митинге 28 февраля. Если бы Анатолий Дирун руководствовался принципом «Noli nocere» (не навреди), то вряд ли бы его вообще проводил. Сам факт массовой акции протеста (хотя митинг 28 февраля и не был столь уж массовым) – прекрасный повод для молдавских и украинских журналистов и разного рода «приднестровьеведов» порассуждать на тему «о состоятельности приднестровской государственности», что, в принципе, и было сделано. Иностранные СМИ, сочувствующие Приднестровью, однозначно расценили митинг, как попытку ещё более осложнить ситуацию. Словосочетание «раскачать лодку» во время пресс-конференции употребил и сам Анатолий Дирун. Правда, утверждая, что не стремился нарушить остойчивость (кораблестроительный термин) судна с именем «Приднестровье». Более того, вспомнил митинги протеста в Приднестровье против политики кишинёвских властей в конце 80-х. Мол, Приднестровская Молдавская Республика рождалась на митинговой волне. При этом он подчеркнул, что ведь никто не выступал тогда против советского строя. Но несколько раз подчеркнувший во время пресс-конференции, что он историк по образованию, Анатолий Дирун запамятовал, что те митинги как раз были просоветскими и были направлены не только против национализма, но и набиравших обороты центробежных процессов в Союзе. Кстати, как историк, Анатолий Дирун не может не знать, что в своё время «кастрюльные бунты» в Чили плавненько переросли в военный переворот. К слову, отвечая на вопрос о том, чем был вызван его выход из партии «Обновление», Анатолий Дирун откровенно признался, что теперь уже бывшие однопартийцы уговаривали его не организовывать акцию протеста. По словам лидера «Народного единства», на этой почве и произошёл разрыв. «Обновленцев» трудно заподозрить в лояльности к исполнительной ветви власти, но они оказались людьми, обладающими большей политической мудростью, чем молодой и недостаточно опытный публичный политик Анатолий Дирун. Два созыва в Верховном Совете и руководство общественно-политическим движением – не исключающие друг друга, но всё-таки несколько разные вещи…

Но вернёмся к пресс-коференции. То, что связь с фигурировавшими в сюжете Первого Приднестровского «Правым сектором» и союзом приднестровцев Украины Анатолий Дирун станет отрицать, так это было ясно и до начала пресс-конференции. Иначе бы её и не было. Правда, её инициатор обмолвился, что состоит в переписке с руководителем союза приднестровцев Украины господином Хвощевским. Лидер «приднестровских украинцев», как заметил Анатолий Дирун, приглашал как-то его принять участие в круглом столе. Пожалуй, это был один из немногих случаев, когда у приднестровского парламентария сработал принцип «Не навреди своей стране». Конечно, запрещать или рекомендовать с кем общаться, а с кем – нет, никто не вправе. Но, видимо, я твердолобый и «непродвинутый», так как в один момент решил прекратить общение во «всемирной паутине» с несколькими своими однокашниками по украинскому вузу. Мне надоели бесконечные «колорады» и «ватники». То же самое, кстати, сделали и несколько моих институтских друзей, с которыми я поддерживаю контакты…

Кстати, об Олеге Хвощевском… Он был первый, кто отозвался на сюжет Первого Приднестровского. За словами «бред», «выдумка», «Дорня жжот» в ролике, выложенном на «Ютьюбе» вторым в иерархии «украинским приднестровцем» (первый, вроде бы, самоотстранился от организации и пребывает ныне в России) проскользнул явный манипулятивный приём. Можно было бы поверить, что Хвощевский не видел сюжета, так как заявил о том, чего в материале приднестровского телеканала не было. Но использование фрагментов из «Точки отчёта» в ролике говорит об обратном. В конце своей речи, напичканной «блогерским новоязом», господин Хвощевский не совсем удачно сострил, что если бы вышедшим на акции протеста пенсионерам платили те деньги, о которых говорилось в сюжете, то они бы ездили на «Феррари». Просмотрев ещё раз телевизионный материал, я не обнаружил и слова о проплаченных митингующих. Речь шла, как я их назвал, о «сборщиках митингующих». Заметьте, разница существенная. Но на явное передёргивание фактов клюнули многие «отлайковавшие» распространённый в соцсетях видеоролик. К сожалению, у среднестатистического завсегдатая соцсетей постепенно начинает притупляться склонность к критическому анализу.

Поманипулировать пытался на пресс-конференции и Анатолий Дирун. Не зря же академический час – 45 минут. Дальше у аудитории притупляется внимание. Привыкшие к долгоиграющим мероприятиям журналисты – конечно, публика более выдержанная, чем школьники и студенты. Но и то классическая пресс-конференция длится час. Инициатор же этой растянул её на два часа. Вопросов, кстати, было не так уж и много. Зато ответы были очень пространными. И это не только моё мнение, но и всех моих коллег, с кем я пообщался после окончания пресс-конференции. Если бы Анатолий Дирун был более лаконичен, то, наверное, и вопросов было бы больше. Но тактика была выбрана верная. Журналисты порядком устали, а у аккумулятора одной из видеокамер закончился заряд…

Ответ на каждый вопрос мог бы состоять из нескольких предложений. Например, «Народное единство» не финансируется ни «Правым сектором», ни «Союзом приднестровцев Украины», ни местным криминалитетом, а есть 60 «недовольных политикой приднестровских властей предпринимателей разного ранга», которые помогают организации в силу своих возможностей. Но сам же Анатолий Дирун тут же обмолвился, что издающаяся «Народным единством» газета уже не выходит второй месяц, а офис, скорее всего, придётся покинуть в следующем месяце. Из чего можно сделать вывод – либо у денежных сторонников общественного движения нелады с финансами, либо же они поняли, что идёт явный перегиб. Что-то мне подсказывает, что скорее сыграло второе, если же, конечно, инициатор пресс-конференции не решил сознательно прибедняться с целью набора «PR-очков». Последняя моя фраза – лишь версия, которую, может быть, опровергнет время…

Насчёт криминалитета… То, что «Народное единство» с ним не связано, а версия КГБ строится лишь на принадлежности к организации ранее судимого, а ныне находящегося под следствием Алана Бартоша, можно было объяснить буквально в двух предложениях. Он не тянет на статус преступного авторитета потому, что: а) первый раз попал под суд по молодости и не по статье, которая бы характеризовала его как матёрого преступника, – в обиходе «самоволка»; б) вина его по нынешнему обвинению ещё не доказана. Виновен он или не виновен по статье «незаконное проникновение», решит суд. Но Анатолий Дирун решил выступить в роли, во-первых, биографа Алана Бартоша, начав с трудного детства и закончив членством в «Народном единстве», во-вторых, адвокатом без доверенности, в-третьих, судьёй, так как в заключение своего спича за суд вынес вердикт «не виновен». Вообще-то, у приднестровских парламентариев выступать в качестве судей не впервой. Когда органы прокуратуры обращаются в Верховный Совет по поводу привлечения депутатов разных уровней к ответственности, обсуждение в парламенте начинается с сентенции «власть преследует народных избранников из-за их гражданской позиции», а заканчивается фразами а-ля «они не нарушали закон» в тех или иных вариациях. Первое – естественно. Второе – нет. Основоположник принципа разделения властей Шарль Монтескье, наверное, бы перевернулся в гробу, если бы узнал, что законодательная власть в Приднестровье примеряет на себя судебные функции.

Ну и, наконец, насчёт задержанного блогера Сергея Ильченко. Естественно, что связь с ним на пресс-конференции отрицалась. Что же касается его публикаций, то Анатолий Дирун, решив покритиковать их, не поскупился на слова. Мол, они направлены против приднестровской государственности.

Вопрос, как расценивать действия самого Анатолия Дируна в создавшихся социально-экономических условиях и усиливающемся давлении извне? Конечно, каждый сам избирает стратегию и тактику предвыборной борьбы, которую Анатолий Дирун, кажется, слишком рано начал, но всё же принцип «Не навреди!» должен быть руководящим для любого политика, будь он хоть самый из самых оппозиционных.

P.S. Когда материал готовился к печати, на сайте КГБ Приднестровья появилась информация о том, что в минувшее воскресенье было затруднено движение по трассе Тирасполь-Одесса в районе украинского пограничного пункта Кучурган – активисты уже упоминавшегося «Союза приднестровцев Украины» вместе с другими экстремистскими организациями «Батькивщина молода», батальон «Азов», «Рада громадской безпеки», «Правый сектор» пытались перекрыть проезжую часть. Среди требований было освобождение журналиста Сергея Ильченко и активиста «Народного единства» Алана Бартоша, а также прекращение «административного преследования этнических украинцев». Не депутатов ли Верховного Совета имели в виду в данном случае митингующие? Среди тех, кого прокуратура безуспешно пыталась привлечь к ответственности за вождение автомобиля в нетрезвом виде (парламентарии на это не дали согласия), действительно есть люди украинской национальности. Заметьте, что худшего, чем «адвокатура» со стороны националистических организаций с Украины для «политических узников» придумать трудно. Посмотрим, как прокомментирует произошедшее лидер «Народного единства», за соратника которого в числе прочих вступились «Правый сектор» и батальон «Азов»…

 

Р.Караулов.