Личное отношение

Письмо Татьяне, или О том, почему меня нет в «Одноклассниках» 

 

Николай Феч, корреспондент

 

“Дорогой Анри, ты спрашиваешь, как мне Алжир? Изволь…” – блестящий способ начать статью, презентованный Ги де Мопассаном свыше ста лет тому назад. Способ на все времена. И я воспользуюсь им.

Дорогая Татьяна! Вы спрашиваете, почему меня нет в “Одноклассниках”? Вы говорите, что искали меня там, что хотели написать мне по поводу одной из моих статей… А ведь доброе слово и кошке приятно. Так-то оно так. Но, увы, меня, и правда, нет в “Одноклассниках”. А, значит, нет и письма, которое вы могли бы мне написать, но так и не написали. Чего же боле…

 

В самом деле, трудно себе представить современный мир без Интернета, социальных сетей и, конечно, без «Одноклассников». Равно, как невозможно представить себе человека, работающего в СМИ и при этом не зарегистрированного ни в «Фэйсбуке», ни в «Твиттере», ни в «Контакте». Но факт остается фактом.

Скажу сразу: достоинства современных форм коммуникаций не вызывают сомнений и отнюдь не оспариваются мной. Утверждать подобное означало бы прослыть не только ретроградом, но и совершенно не способным к трезвому, взвешенному восприятию действительности человеком. Достижения технического прогресса неоспоримы. Но всё или почти всё в этом мире имеет как положительную, так и отрицательную стороны.

К примеру, автомобиль быстрее доставляет паломников к стенам монастыря. Но попробуйте пройти то же расстояние пешком, хотя бы один- единственный оставшийся километр, и восприятие святого места будет совершенно иным. Не потому ли кинематограф, а затем и Интернет так и не вытеснили книг и газет. Не потому ли во всем мире наряду с «Формулой-1» культивируется и конный спорт, а наравне с цифровой продолжает существовать аналоговая фотография. Разные скорости, разные носители – разное восприятие и, соответственно, разное содержание. Одно не заменяет другого.

Беда в том, что очень трудно, почти невозможно при всей очевидности отделить мух от котлет, а зерна от плевел. Наш образ жизни постепенно становится нами. Привычка – вторая натура. Подмена происходит незаметно, хотя аромат и «ароматизатор идентичный натуральному» – вовсе не одно и то же.

И вот уже в троллейбусе, в котором я недавно ехал (а вовсе не на коне, отправляясь на битву с ветряными мельницами, как вы могли подумать), сидят молодые люди, которые общаются друг с другом по Интернету. Четверо, явно друзья: двое парней и две девушки сидят на соседних сиденьях. У каждого в руках планшет. Один что-то пишет. Другие хихикают. Потом второй что-то пишет. Хихикают. Полвека назад Рэй Брэдбери в своей антиутопии «451º по Фаренгейту» не додумался до такого. Он, видите ли, даже представить себе не мог, что может быть настолько плохо, и тем самым расписался в полнейшей профнепригодности.

Или другая апокалиптическая картина (эту я видел в маршрутке). Девушка что-то трепетно сообщает молодому человеку. Я не слышу что, но, судя по всему (взгляд, волнение, жестикуляция), для неё это очень-очень важно. Он её слушает, иногда кивает, иногда перебрасывается парой фраз. А в ухе – беспроводной телефон системы «Хендс Фри». Помните, у кого и где такой был? В «Иронии судьбы-2», у Ираклия, модернизированного Ипполита. В новогоднюю ночь он постоянно разговаривает по нему, решая какие-то бизнес-вопросы. Ужасно, не правда ли?! И то, что Бекмамбетов это ухватил, возможно, является единственным достоинством ужасного продолжения всенародно любимой киноленты.

Да, Онегин, конечно, ужасно отреагировал на письмо Татьяны. Но всё же, я уверен, он не читал его («Поверьте: моего стыда вы не узнали б никогда…»), жуя окорочок, разговаривая с шефом, переписываясь одновременно с 20-30 одноклассниками. Думаю, было бы очень любопытно оформить переписку Татьяны и Евгения в виде «эсэмэсок», с помощью лайков, смайликов и т.д. Можно было бы даже спектакль такой поставить. Может, современные драматурги займутся?

Боюсь повторить ошибку первого адресата Татьяны – уж простите мне мой нравоучительный, почти холодный тон (вдобавок Евгений не публиковал свой ответ в газете), но врачу, как говорил Евгений Лукашин, иногда приходится быть жестоким.

Подмена понятий, чувств – налицо. Не потому ли нет в наше время Пушкиных, Есениных, Вознесенских, Ахмадулиных: «Звучат шаги, мои друзья уходят». Да и письма люди разучились писать. Короткие рубленые фразы из интернет-переписки, в которые едва втискиваются эмоции и мысли, не оставляют простора для поэтического маневра.

Кстати, почему, не найдя меня в «Одноклассниках», вы просто не позвонили? Как коллега коллеге…

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.