Из семьи фронтовиков

В силу понятных причин идеологического характера в советское время не принято было говорить о преемственности поколений защитников Отечества. Напротив, факт участия деда или прадеда в русско-японской или Первой мировой войне тщательно скрывали, ордена прятали, фотографии родственников в форме царской армии выбрасывали.

 

2 1Лишь после начала Великой Отечественной, когда в действующую армию мобилизовали много людей старшего возраста, среди которых были и герои Первой мировой, награжденные Георгиевскими крестами, появилась возможность носить такие награды. Однако, вопреки распространённому мнению, Георгиевский крест так и не был «узаконен» советским правительством или официально разрешён к ношению.

Природа подвига оставалась скрытой для потомков. А ведь многие герои Великой Отечественной были воспитаны в семьях потомственных военных. К примеру, наш земляк, Герой Советского Союза Сергей Иванович Полецкий – сын участника русско-японской войны Полецкого Ивана Логиновича.

Однако у героев были не только предшественники, но и те, в ком и сегодня течет их кровь, кому передали они свое отношение к жизни и самому страшному из зол – войне.

Известный в Тирасполе преподаватель фортепиано Анна Павловна Накрайникова – из семьи фронтовиков. Родители Павел и Раиса познакомились во время войны. Мама служила в химотделе, отец – в штабе. Историю любви, связавшей их на всю жизнь, мама рассказывала очень просто: «Иногда мне поручали относить почту. Идти приходилось через лес. Было очень страшно. Отец меня сопровождал».

История о том, как мама Анны Павловны попала на фронт, тоже очень интересная. Родилась Раиса Накрайникова (в девичестве – Липкина) в Алчевске Луганской области. После окончания школы поступила в Харьковский технологический институт. Успела окончить только 4 курса – началась война. Вместе с другими студентами рыла оборонительные сооружения под Харьковом. Но линия фронта приближалась к Москве слишком быстро. Пришлось с родителями эвакуироваться. Продвигались в глубь страны очень медленно. Навстречу шли эшелон за эшелоном. На одной из станций Раиса вышла набрать в чайник воды. Тут ей встретился парень с параллельного потока. Он рассказал, что в войсках формируется химотдел. И ему вместе с однокурсниками предложили принять участие в его работе. Девушка вернулась в вагон и сообщила родителям, что поедет в обратную сторону, на фронт. Отговорить её было невозможно. «Как известно, химическое оружие во время Второй мировой войны не применялось. Но химотдел существовал, в нем и служила моя мама», – рассказывает Анна Павловна.

Биография отца, Павла Накрайникова, не менее символичная для своего времени. Родился он в Поволжье, в большой семье. В 1921 году, когда начался голод, семья отправилась в Ташкент, где, как тогда говорили, было много хлеба (потом даже книга вышла «Ташкент – город хлебный»). Поезда были переполнены. Царила антисанитария. В вагоне, так и не доехав до «хлебного города», родители умерли от тифа. Всех детей распределили по детским домам на необозримых просторах Советского Союза. Павлу было всего 11 лет. Никого из своих братьев отец Анны Павловны так и не нашел. После детского дома он, поработав немного на заводе, был призван в армию. Начинал служить в Кушке (ныне – Серхетабад), где в ту пору свирепствовали басмачи. После окончания срочной службы остался в Красной Армии. Учился в Высшей военной академии им. Ворошилова, но не окончил её. Началась война. «В 1944 году отцу пришла бумага, что его вызывают в Военную академию им. Фрунзе. В параде Победы он участвовал уже как учащийся академии, – говорит Анна Накрайникова. – Из Москвы отца отправили в Кишинев, там родилась я. Оттуда в Читу, потом – в Тирасполь.

Полжизни мама с папой прожили по гарнизонам. Мама так и не окончила обучение – родился мой брат, потом родилась я. В полюбившемся солнечном, гостеприимном Тирасполе семья осталась после того, как отец вышел в отставку».

По словам дочери, Павел Накрайников был по-военному пунктуальным, дисциплинированным. Интересовался абсолютно всем. Методично читал Большую советскую энциклопедию, увлекался фотографией, играл в шахматы. На последнюю зарплату купил фортепиано. Сам он ни на одном музыкальном инструменте не играл, но очень любил музыку и хорошо пел, был в армии запевалой. Любовь к искусству, чуткое восприятие прекрасного отец передал дочери и сыну.

А ещё Павел Накрайников научил детей не изменять своим принципам. Сам он оставался убежденным коммунистом, при этом никогда слепо не шел на поводу у партии. Обладал аналитическим умом, на всё имел свою точку зрения. В семье (на кухне) обсуждалась любая острая тема.

«У родителей был разный темперамент: папа холерик, мама – флегматик, – рассказывает Анна Павловна. – Возможно, именно благодаря этому они уживались. Хотя не обходилось и без споров. Один раз, как потом вспоминала мама, они неделю не разговаривали, поспорив о роли диктатуры пролетариата».

Павел Накрайников часто говорил и сам следовал этому принципу: если ты коммунист – зашей карман. Принципиальность, последовательность, аккуратность, честность… – вот качества, которые сделали поколение борцов с фашизмом непобедимым, которые от родителей передались детям и которые, будем надеяться, передадутся нашим детям, внукам и правнукам. Быть достойными ветеранов – вот то большее, на что мы можем рассчитывать и во имя чего стоит жить, то, к чему все мы должны стремиться.

Николай Феч.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.