Служу Советскому Союзу!

После добровольного ухода из военного училища я попал под весенний призыв в армию. По справке, выданной мне в училище, получалось, что я прослужил почти год и принял присягу. Тем не менее, мне предстояло еще два года службы, поскольку в пятидесятые годы срок службы определялся в три года.

 

 

 

Но как всем призывникам, мне пришлось начать службу с курса молодого бойца в учебной роте радиотехнических войск Московского военного округа. Управление и штаб нашего полка находились в городе Орле.

Во взводе оказалось много ребят из сельской местности. Такие вальяжные, неторопливые. Поэтому их приходилось подгонять на первые общие построения. Для меня же это не представляло особых трудов, я быстро одевался и первым становился в строй. Даже командир взвода, молодой лейтенант, удивлялся: «Откуда ты такой шустрый взялся?». Когда командир выравнивал строй и показывал строевую стойку, я застыл, как манекен, и все озирались в мою сторону. У меня это получалось, кажется, лучше, чем у лейтенанта. На занятиях по физической подготовке я тоже оказался лучше других. На первый случай требовалось подтянуться на перекладине ну хотя бы раз пять. Первые солдаты, дёргаясь всем туловищем, подтянулись по 2-3 раза. Я не без гордости показал мастер-класс: сделал «уголок» и в таком положении подтянулся 10 раз. Командир опять спрашивает: «Ты что, гимнастикой занимался?». Пришлось признаться, что ещё в школе увлекался гимнастикой и получил третий разряд.

На плацу, где проходили занятия по строевой подготовке, я вновь удивил своего командира, показав безупречно повороты налево, направо, кругом, отчеканил строевой шаг. Заслужил, конечно, похвалу лейтенанта: «Рядовой Порожняков, ты уже готовый солдат». И тут я рассказал свою «великую тайну» о том, что год проучился в военном училище. Лейтенант по-                   обещал доложить командиру полка, чтобы меня направили сразу на радиолокационную точку и обучили там специальности оператора.

Так оно и вышло: меня вскоре определили в радиолокационную роту в городе Обоянь Курской области. И тут мне помогли знания радиотехники, приобретённые в училище. Через месяц изучения теории я успешно сдал зачеты, меня допустили к боевой службе на РЛС  (радиолокационной станции). Вскоре мне присвоили звание оператора 3-го класса, а к концу года я стал оператором РЛС 1-го класса. Это был своеобразный рекорд, поскольку немногим сослуживцам удавалось достичь уровня оператора высшего класса на третьем году службы. Мне присвоили звание «ефрейтор» и объявили отпуск на родину.

Кстати, случилось это по приказу командующего Московским военным округом, который имел в своём распоряжении вертолёт и любил неожиданно появляться в расположениях радиолокационных станций. Если находил беспорядок, младшим офицерам доставалось на всю катушку. Но всегда находил возможность пообщаться с рядовым обслуживающим персоналом. Вот таким же неожиданным явлением он стал и для нас. Когда же узнал о двух «вундеркиндах» – Михаиле Данилове и Юрии Порожнякове, ставших на первом году службы операторами первого класса, он сразу же распорядился отпустить нас домой на десять суток. Он лично поблагодарил нас за службу, а мы после встречи с ним тайком умудрились сфотографироваться возле его вертолёта (на снимке       Ю. Порожняков – справа).

Невозможно выразить словами моё настроение. Впервые я оказался вдали от дома, и было не передать бурю эмоций от встречи с родителями, родственниками, друзьями. Это были дни сплошного праздника. Правда, пришлось пережить некоторые потрясения от того, что меня не дождалась девушка, вышла замуж. Обычная история. Оценив мудро ситуацию, я пришёл к выводу: что ни делается – всё к лучшему. Мне предстоял ещё год службы, потом пять лет учёбы в вузе. И нет хуже женатого студента для пожилых родителей…

Потом я обучал молодых солдат военной профессии, относился к этому строго, но справедливо. Будучи заместителем командира взвода, проводил разные занятия – по освоению устава, о боевом пути нашего полка в годы Великой Отечественной войны, беседы о современном политическом положении в стране и за рубежом. По всем позициям наш взвод был впереди из четырёх соревнующихся. В конце учёбы замполит полка поблагодарил нас за достижения в боевой и политической подготовке, особо отметив мою педагогическую практику. Мне присвоили звание сержанта. Вот тогда я решил: по окончании службы буду поступать на факультет географии и биологии Тираспольского педагогического института…

За время прохождения службы меня многократно отмечали благодарностями, почётными грамотами, отпуском на родину, присвоением воинских званий, подтверждением классности военного специалиста. Всегда с особым удовлетворением и гордостью, как было принято в таких случаях, перед строем сослуживцев я чётко отвечал: «Служу Советскому Союзу!».

 

ЮРИЙ ПОРОЖНЯКОВ.