Идея витала в воздухе

Беспрецедентная по масштабам акция под названием «Бессмертный полк» охватила самые отдаленные регионы России, постсоветского пространства и всего мира. Но удивительны не только темпы, какими «Бессмертный полк» шагает по планете, удивительно то, что мобилизовался наш народ без всякого нажима, стихийно, по велению собственной души, по команде внутреннего командира: «В атаку! За дедов, за прадедов, за Победу, добытую ценой стольких жизней».

Бывают времена, когда идея словно витает в воздухе. И, в принципе, не так важно, кто первый её озвучит. Важно, чтобы за словом последовало дело, а дело помогло вернуть словам истинный смысл.

1.

Так люди, вышедшие на улицы и площади своих городов с портретами родственников – победителей фашизма, доказали: День Победы и спустя 70 лет – праздник со слезами на глазах. 9 мая, георгиевская ленточка – не просто идеология. Да и слово «акция» – не совсем подходящее слово. Многим молодым людям пришлось поинтересоваться у старших: а кто в нашей семье воевал? А какие у прадеда были награды? Тут-то и  выяснилось, что почти в каждой семье есть свой герой, пускай их имена и не значатся в списках Героев Советского Союза и полных кавалеров ордена Славы.

Автор этих строк сам не поверил, когда 9 мая 2016 г., общаясь с участниками шествия, в одночасье узнал столько семейных историй, вплетенных в историю Великой Отечественной, историю страны. Многие люди несли не только портреты, но и медали победителей. Несли так, словно сами герои решили пройти стройными колоннами, желая постоять за историческую справедливость, за правду о войне: бесстрашные, бессмертные…

Обратившись к истории семьи на этапе Великой Отечественной, что мешало, нам, потомкам, пойти дальше? Тем более, что подвиг, совершенный советским народом, был не на пустом месте. «Из ничего ничто не возникает». Была вереница событий, эпох, поколений – взаимосвязанных, взаимообусловленных. И не вина предков, что мы не знаем, слыхом не слыхивали их имен, в то время как они многое сделали для того, чтобы мы жили и были теми, кто мы есть. Да можно ли не сказать о поколениях русских солдат, побеждавших поколения захватчиков на арене истории с незапамятных времен? Разве не связаны между собой битва на Чудском озере, Куликовская, Бородинская и Курская битвы? А две отечественные войны? А русско-японская и Первая мировая?

Много ли мы знаем о своих пращурах, прошедших горнило грозных битв минувших столетий? А они (пращуры), без сомнения, были. Откуда бы мы такие взялись? Но мы не знаем их. А некоторые Иваны, не помнящие родства, и теперь знать не хотят.

В период «диктатуры пролетариата» говорить о «непролетарском» происхождении было нельзя. По сути всей России было запрещено вспоминать о том, что было до Октября («Мы б его спросили: кто ваши родители, чем вы занимались до 17-го года?»). А если вспомнить, что вплоть до начала ХХ века слой пролетариев в нашей стране был крайне тонок? А если воспроизвести глубокомысленные лозунги той поры: «От старого мира только папиросы «Ира»».

Но вот запрет снят. Чего же боле? Увы, после крушения СССР, на фоне всеобщего разлада в экономике и анархии в умах, было просто не до того. Таким образом, минувшие после революции 90 лет из народной памяти можно смело вычеркивать. И вот – о, чудо! – идея проведения «Бессмертного полка» на глазах стала расширяться до всевозрастающего,  всенародного интереса к своим корням.

Невероятно, но факт: и в России, и в Приднестровье поворот к истокам происходит почти одновременно. В России действует Международный институт генеалогических исследований, услугами которого охотно пользуются политики, известные деятели науки и культы РФ. Большой популярностью пользуется форум «Всероссийское генеалогическое древо» (http://www.vgd.ru). При поддержке «Бессмертного полка» запущен очень любопытный проект под названием «Айди» (история семьи в истории страны).

В приднестровских школах и даже детских садах генеалогическому древу уделяется всё больше внимания. В учреждениях и на республиканском уровне проводятся конкурсы исследовательских работ. В 2015 году прошла республиканская акция «Моей семьи война коснулась», инициированная ГУ «Приднестровская газета», а в этом году по нашей же инициативе был запущен проект «Моя семья в истории края».

Брифинг, на котором было заявлено о старте проекта, состоялся в феврале текущего года. Участие в нем приняли преподаватели ПГУ, историки, археологи, архивисты, краеведы, работники музеев, фотохудожники, представители массмедиа.

Ввиду того, что вашему покорному слуге была доверена роль координатора проекта, могу отчитаться: за минувшие четыре месяца мы проделали немалую работу, собрав уникальные свидетельства из истории семей приднестровцев, истории края. Опубликовано свыше десятка очерков, повествующих о жизни соотечественников в дореволюционный и довоенный периоды. Причем история ряда семей приднестровцев, наших респондентов, уходит корнями в эпоху освоения края, его включения в состав Российской Империи. Поразительно, что исторические свидетельства об этом периоде или просто семейные легенды, несмотря на все катаклизмы ХХ века, дошли до наших дней. Не менее удивительно и то, что на фоне забот о хлебе насущном люди всё больше интересуются тем, что, на первый взгляд, не может иметь прикладного значения. Впрочем, это только на первый взгляд.

Идея витала в воздухе.

…Когда Руслан написал письмо в редакцию, выразив желание рассказать об истории своей семьи, я охотно согласился встретиться. Даже сказал, что мы сами можем приехать, куда он скажет. Руслан назвал адрес: г.Долгопрудный, Московская область. «Ну, конечно, так далеко мы на редакционной машине приехать не сможем, – вынужден был оправдываться я, – но, по крайней мере, по электронной почте пообщаться нам удастся».

Итак, знакомьтесь: Руслан Николаевич Михайленко. Бендерчанин. Живет и работает в России. По роду деятельности с историческими изысканиями никак не связан. Увлекается нумизматикой. Свою первую монету времен Екатерины II нашел лет 15 назад.

«Неоднократно мы с родителями разговаривали о наших родственниках, они вспоминали, кто где жил, чем занимался, как дружили семьи, – рассказывает Руслан. – Лет в 20 у меня была попытка построить родовое древо, но дальше листка бумаги не пошло. В 27 лет я осознанно вернулся к этому вопросу. Обстоятельством, которое меня побудило к изучению и сохранению истории семьи, послужила смерть моей любимой бабушки Марии Прохоровны. Для себя я понял: время идет, люди уходят, и кроме памяти о них ничего не остается, все остальное тленно. Кому-то покажется и этого достаточно, но вы спросите себя: «Что я знаю, к примеру, о своем прадедушке?». Пускай он и не был великим, знаменитым, но наверняка был умным, добрым, созидающим человеком. Однако многие из нас даже имени прадеда не назовут, не то что какие-то биографические подробности. Осознав это, я поставил целью сохранить память о близких, восстановить (хотя бы частично) то, что утрачено».

Так было положено начало длительному погружению в историю семьи Михайленко. Руслану удалось разыскать данные о родственниках, охватывающие более чем 250-летний период. Имя самого старшего из известных предков – Михаил (может быть, отсюда и фамилия – Михайленко? – Прим. Н.Ф.). Он был отцом Еремея (1875 г.р.) и Филиппа (1805 г.р.). Они-то после присоединения края к России и перебрались в Бендеры с территории нынешней Украины, из селения под названием Борщи, обосновавшись в предместьях города – на Протягайловке и Новых Липканах. Односельчане из-за места их прошлого жительства, прозвали братьев и их потомков «Борщами».

Представляете, что должен испытать человек, погрузившийся в прошлое настолько: пра-пра-пра-пра… и ещё несколько раз «пра». Для того чтобы получить информацию о поколениях династии Михайленко, Руслану пришлось основательно поработать с материалами Национального архива в г. Кишиневе, изучить ревизские сказки, метрические книги Преображенского собора и церквей города Бендеры и его предместий, обратиться за помощью в Бендерский краеведческий музей, в отдел управления документацией и архивами при госадминистрации города. Слово «пришлось» в данном контексте, пожалуй, не самое подходящее, так как Руслан по-настоящему увлекся, открыл собственный сайт, посвященный истории семьи (www.mihajlenko.ru), начал вести собственный блог на «YouTube» и, по всей видимости, не собирается останавливаться на достигнутом.

А помните, как автор этих строк утверждал, что все приднестровцы – члены одной семьи? Я-то имел в виду духовные узы, а мой новый знакомый доказал, что связаны мы и абсолютно конкретным родством.

«Открытием оказалось то, что люди, жители города Бендеры, которые думали, что они однофамильцы (речь о носителях фамилии Михайленко), оказались хоть и дальними, но родственниками, – продолжает свой рассказ Руслан. – Изучая архивы, мне удалось восстановить и связать воедино две огромные ветви нашей большой семьи, родоначальниками которых были братья Еремей и Филипп. Интернет-технологии только помогли. Обращаясь в социальных сетях к однофамильцам, я нашел общих предков».

Так, на собственном опыте Руслан ощутил, как меняется восприятие действительности, стоить только копнуть немного глубже, отвлечься от повседневных хлопот и уделить внимание тому, что открывает глаза на многое: кто мы? откуда? куда идем? И я бы ещё добавил: «Как преодолеть опасный синдром Иванов, родства не помнящих?». Ответы – на ветвях родового древа, в «преданьях старины глубокой».

3.

Спасибо, Руслан! К истории семьи Михайленко мы ещё вернемся. Спасибо нашим респондентам, кто не поленился связаться с газетой и рассказать свою историю. Нина Александровна Иванишенко, Лариса Анатольевна Вышибаева, Лариса Антоновна Берберьян, Тамара Ивановна Игнатенко, Валентина Николаевна Обручкова, Валентина Федоровна Новикова, спасибо! Задача перед нами стоит непростая, но выполнимая. А для того, чтобы вдохновить читателей на поиски собственных корней, расскажу, вернее, перескажу одну очень любопытную историю со ссылкой на российского координатора «Бессмертного полка» Светлану Чуйко.

«Информацию о первом летчике Чукотки Тымнетагине Дмитрии Кагьевиче, награжденном орденом Красной Звезды, медалями «За победу над Германией», «За оборону Советского Заполярья», передала мне в электронном виде Ольга Корчевая с просьбой внести на сайт полка, – рассказывает Светлана. – Ольга работает педагогом-организатором в школе. После размещения информации на нашем сайте она отметила ссылку в соцсети, и кто-то из ее родных связался с её мамой. Выяснилось, что знаменитый летчик Тымнетагин – их родственник. Теперь Оля с мамой понесут портрет Тымнетагина на шествии. Хотели как первого летчика Чукотки, а получилось, что будут идти с портретом родственника!».

Идея витала в воздухе…

А мне вспоминается фраза из монолога Михаила Жванецкого: «То, о чем я говорю, практически ни на чем не основано, это почти бездоказательно. Но если это висит в воздухе, значит, кто-то этим дышит?».

В нашем же случае основания есть.

 

Николай Феч.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.