От Курской дуги – до стен рейхстага

Суровые годы Великой Отечественной войны остались в памяти у Дмитрия Ивановича Гребенникова на всю жизнь. В апреле-мае 1945 года он был в самом пекле. Будучи командиром самоходной установки «СУ-100» в воинском звании младшего лейтенанта, в составе 369-го гвардейского Краснознаменного Люблинского и Померанского орденов Суворова, Кутузова танкосамоходного артиллерийского полка, он принимал участие в героическом штурме и взятии Берлина. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 июня 1945 года младший лейтенант Дмитрий Иванович Гребенников награжден боевой медалью «За взятие Берлина».

 

…Дмитрий Иванович – выходец из простой многодетной крестьянской семьи с хутора Михайлово Ростовской области. Рано пошёл в школу, успешно окончил 10 классов. По воле отца Ивана Ивановича и матери Агафьи Кузьминичны продолжил учёбу в сельскохозяйственном институте: они видели сына хлеборобом.

Но война с Германией нарушила все планы. С первого курса института Дмитрия призвали в армию. Восемнадцатилетнего паренька после специальной военной подготовки направили на Северо-Западный фронт, который находился тогда в городе Осташков Калининской области.

Командиры сразу заметили в нём бойцовскую сметку и определили в артиллерийскую разведку. Много страшных моментов испытал он за несколько первых месяцев войны: порой приходилось недоедать, недосыпать, ползать по-пластунски по болотистой местности, встречаться со смертью, выслеживая немецкие группировки, наблюдать за целями противника и корректировать огонь нашей артиллерии.

Однажды старшина роты, зная исполнительность рядового Гребенникова, поручил ему отнести обед солдатам боевого охранения на небольшую сопку, где находились шестеро бойцов во главе с сержантом, заместителем командира взвода.

Обед оказался вкусным, ребята благодарили повара, а после в откровенных беседах вспоминали родителей, школьные годы, милых невест, мечтали вернуться в родные края и счастливо устроить личную жизнь. Ребята шутили, смеялись, а в глазах проглядывалась грустинка. Тепло попрощавшись с товарищами, он направился в расположение подразделения. Но внезапный артналёт заставил его бежать к соседней воронке и там укрыться. Снаряды ложились кучно, сметая всё с поверхности холма. Языки огня поднимались высоко, разбрасывая землю и осколки снарядов. Высота скрылась за тёмной завесой. Теперь снаряды рвались совсем рядом, сотрясая землю. Казалось, они вот-вот разорвут его тело на части.

Дмитрий сжался в комок, ожидая последнего удара. Мысли были об одном: «Хоть бы пронесло! Хоть бы выжить!». Очередным оглушительным взрывом метрах в двадцати его подбросило, а лавина земли обрушилась на него и засыпала с головы до ног. Вскоре разрывы снарядов уходили все дальше и дальше, минут через десять и вовсе умолкли. Дмитрий встал, стряхнул с себя землю, огляделся и решил вернуться к ребятам: живы ли они? Солдатский долг обязывал идти им на помощь. Но кроме глубоко изрытой земли, двух искорёженных автоматов и кровавых пятен на земле ничего не нашёл…

…Бои на Курской дуге на всю жизнь запомнились молодому солдату. По крайней мере, так казалось ему. Потом понял: война на любом участке фронта ужасна и страшна.

В 1943 году Дмитрий Иванович получил предписание отбыть с фронта в Саратовское танковое училище, по окончании которого в звании младшего лейтенанта его зачислили в Свердловский запасной полк. На «Уралмаше» он получает «СУ-100» – самоходную артиллерийскую установку на базе танка «Т-34» – и на передовую.

Гребенникову хорошо запомнился день приёма личным составом новой боевой техники «Уралмаша». Командир полка подполковник Гуренко распорядился в честь такого события приготовить усиленный солдатский обед.

– Дорогие бойцы! – обратился командир к солдатам. – Сегодня к нам прибыло пополнение. По такому случаю позволительно выпить наши сто граммов фронтовых за встречу и хорошую дружбу. Спасибо рабочим «Уралмаша» за добротную технику, за новые «СУ-100». Они помогут уничтожить врага в его зверином логове. За победу!

Но враг ещё был силён и оказывал отчаянное сопротивление. Даже в сложных ситуациях немец в плен не сдавался.

– Перед генеральным наступлением наш полк стоял в лесу на Кюстренском плацдарме, на левом берегу Одера, – вспоминает Дмитрий Иванович. – Вдруг заряжающий обратился ко мне: «Товарищ младший лейтенант, группа гражданских идёт прямо на нас. Командир полка – с ними!». Я бросил взгляд в их сторону. Действительно, человек шесть в кожаных чёрных регланах без погон шли прямо к нашей установке. Я растерялся. Подумал, кому докладывать? Один из них твёрдой походкой шагал чуть впереди. Рядом с ним – наш командир полка. Поняв мою растерянность, он показал рукой на гражданского и остановился. Его примеру последовали другие. По-уставному, сделав два шага вперёд, представился: «Командир танка «СУ-100» 369-го гвардейского Краснознаменного орденов Суворова и Кутузова танкосамоходного артиллерийского полка младший лейтенант Гребенников».

Незнакомец поздоровался, крепко пожал руку, подошёл к установке.

– Выходит, это «СУ-100» последней модификации? – спросил он и начал осматривать колеса, гусеницы, пушку. – Посмотрим, что внутри…

Гребенников открыл люк, пропустил его вперёд и подумал: «Либо он большой начальник, либо инженер-изобретатель, коль досконально интересуется материальной частью». Незнакомец сел на место наводчика, покрутил штурвал, проверил поворот пушки, прицел.

– Хорошая машина?

– Хорошая: маневренная, вездеходная, снабжена точными приборами. Лёгкая и устойчивая в управлении. У пушки хорошая сила огня и точность поражения…

– В уличных боях не подведёт?

– Не должна. Испытано: броня – крепкая, двигатели – мощные, переключение скоростей – удобное… Экипаж в полной мере владеет тактикой ведения боя.

– Хорошо! – одобрительно повторил, вышел из танка и ещё раз обошёл его.

Постоял, рассматривая его внешний вид, а потом приблизился к Гребенникову, посмотрел в глаза, взял за ухо, наклонился и прошептал: «А усы-то рыжие надо сбрить!». Затем чуть улыбнулся, пожал руку, поблагодарил за подробную информацию и отошёл к группе офицеров.

– Кто это был? – поинтересовался Гребенников у замполита полка.

– Пора бы знать! Это маршал Георгий Константинович Жуков. Счастливчик ты! – сказал он и тоже отошёл к офицерам.

Младшему офицеру было неудобно и стыдно за неосведомленность. Но потом он всю жизнь будет в памяти бережно хранить эту тёплую встречу с Маршалом Советского Союза Жуковым.

…Взятием Берлина служба Гребенникова в армии не закончилась. После войны Дмитрий Иванович служил в Группе советских войск в Германии, а в 1950 году был направлен в город Бендеры, в ракетную часть. Через три года службы в звании старшего лейтенанта уволился в запас. Всю жизнь он испытывал гордость за службу в танковых войсках, на встречах с молодёжью непременно рассказывает о последних днях войны и о разгроме берлинского гарнизона.

В мирное время сбылась его давняя мечта стать хлеборобом: Дмитрий Иванович проработал почти тридцать лет в колхозе «Советская Молдавия».

 

ГЕОРГИЙ ПАНОВ,

                член союза писателей Приднестровья,

                ветеран Великой Отечественной войны.

                г. Бендеры.