Ни дня без полезного дела

Он вышел ко мне из отделения в медицинском халате. Поздоровался и проводил в кабинет, вежливо предложил чувствовать себя как дома. Серьезный, собранный, готовый без лишних слов начать интервью. По всему видно, что человек это деловой, стремящийся все успеть и со всем справиться «на отлично».

 

 

Как позже узнала из разговора с ним, улыбается мой герой не так уж и часто. Об этом знают все его коллеги. Но если уж улыбнется, значит, в самом деле произошла победа – что-то большое, настоящее, а потому стоящее его улыбки. Тогда радуются и все окружающие – его родные и сотрудники. Вот такой это человек: нацеленный на победу, не распыляющийся на лишние эмоции и разговоры, ответственный и отвечающий за своих подопечных честью и совестью. Знакомьтесь: мой сегодняшний герой, юбиляр (ему недавно исполнилось 55 лет) Александр Бабой, исполняющий обязанности заведующего отделением сердечно-сосудистой хирургии ГУ «Республиканский госпиталь инвалидов Великой Отечественной войны», врач хирург-ангиолог.

– Александр Николаевич, без этого вопроса никак не обойтись: когда и почему Вы решили стать врачом?

– Врачом я решил стать еще в детстве. Помню, в первом классе посмотрел фильм «Без права на ошибку». Это был фильм о хирургах. И мне понравилось, что эта профессия требует максимальной ответственности за человека, которого ты взялся лечить. Врач не имеет права ошибаться. А еще на выбор профессии повлияло то, что когда я был ребенком, моего отца прооперировали. После этого я окончательно решил стать хирургом. Именно хирургом, а не каким-то другим врачом. Не было у меня, как у многих студентов, проблемы (к последнему курсу многие еще не могли определиться со специализацией). Цель я себе поставил и к ней шел. На первом курсе мне очень нравилась анатомия, нравилось препарировать. И с первого же курса понял, что сделал верный выбор. Никогда не жалел об этом шаге и после.

– Знаю, что в 2005 году Вы стали лауреатом Государственной премии ПМР. Думаю, этому предшествовало немало событий?

– В 1985 году я окончил институт, прошел интернатуру по общей хирургии. С 1986 года стал работать. С 1992 года, когда началась война, добавились операции и на сосудах. В основном это были срочные операции: тромбозы, повреждение сосудов. Больных мы уже не могли отправлять на лечение за пределы Приднестровья. Нужно было оказывать помощь на месте. Учились на ходу. Сложно было, конечно. Где читали книги, где ездили на учебу. Здесь перенимать у кого-то такой опыт было невозможно – его ни у кого не было. И вот в 2005 году мы с коллегой Борисом Шакуном открыли новое отделение – сосудистой хирургии. Стали проводить плановые большие операции – на аорте, на сердце… Я не жалею, что стал сосудистым хирургом. Это интересно, это новое направление. Оно сложнее общей хирургии, и это мне нравится. Мы стараемся постепенно внедрять новые операции. Но нам не всегда хватает технического оснащения. А вот с кадрами у нас порядок. Мы ведь начинали вдвоем работать. И постепенно воспитали еще 4 хирургов. Они уже работают самостоятельно, без нашей помощи. Мы стремились к тому, чтобы после нашего ухода сосудистая хирургия продолжала работать. В 2005 году ко Дню Республики нам с коллегой Борисом Шакуном была вручена Государственная премия.

– Но был еще один значительный эпизод в Вашей жизни – Чернобыль. Расскажите, пожалуйста.

– Три года я проработал в Слободзее хирургом, после чего меня забрали в армию. И я попал в Чернобыль. Был ликвидатором последствий. Там я занимался всем, не только хирургией, разумеется. И терапевтом был, и физиотерапевтом. Тогда мне было 25 лет, и я, конечно, переживал, как пребывание в Чернобыле отразится на моем здоровье. Еще и супруга моя тогда была в положении. Такие были времена. В свое время покидало меня по разным местам. Но здесь, в Тирасполе, я уже много лет, думаю, никуда больше не поеду. Работа налажена, коллектив хороший. Работу будем совершенствовать, набираться еще больше опыта, молодых учить. Наше отделение на хорошем уровне. Практически все те операции, которые делают в Кишиневе, мы делаем и у себя. Ведь все зависит не от величины города, а от людей. Конечно, всегда легче сослаться на то, что нет каких-то возможностей, что нечем работать и так далее. Но мы некоторые вопросы решаем своими силами и движемся вперед.

– Как удается оставаться оптимистом, ведь без неудач не обходится ни один человек.

– Сейчас уже есть опыт. Но случались и неудачи. Переживаешь, иногда хочется все бросить, но потом идешь дальше. Потому что останавливаться нельзя. Оптимистом оставаться непросто. Оптимизм в себе приходится воспитывать.

– А что по поводу крепких нервов в профессии врача?

– Крепкие нервы? Да, нужны. Если будешь нервничать во время операции, то ничего не получится. Нужно к тому же знать психологию коллег, к каждому нужен свой подход. Так же, как и к больным.

– Наверное, сегодня в Вашей работе только практика? Учебники остались позади?

– Нет, не так, нужно постоянно учиться. Мы были в Кишиневе на учебе. В 2013 году ездили в Москву, учились у главного сосудистого хирурга Алексея Покровского – основателя сосудистой хирургии в Советском Союзе. Ему 85 лет, но он продолжает работать и сегодня. Не учиться в нашей профессии нельзя. Как в известном выражении: «Чем больше я знаю, тем больше понимаю, что ничего не знаю».

– А если вернуться к началу начал, когда Вы были совсем юны и давали клятву Гиппократа… Важная клятва?

– Клятва Гиппократа, по-моему, отчасти условность. Человек сам перед собой должен быть честен. А клясться перед кем-то торжественно – формальность. Хотя там есть строки, которые, конечно, очень важны были всегда для меня: «Почитай своего учителя, как своих родителей».

– Хороший врач – какой это врач в Вашей интерпретации?

– Хороший врач – это такой врач, который верит в успех своего лечения, верит в себя как в специалиста. Если заранее не верить в успех, то работа не будет удаваться. Когда идем на операцию и понимаем, что могут быть сложности, мы все равно на 90% уверены, что справимся. Настрой очень важен. Самое большое удовлетворение – моральное. Когда ты пролечил больного, которого привезли на каталке, и он уходит от тебя на своих ногах, это добавляет оптимизма, хочется работать дальше. А когда неудача, то хочется это забыть, а забыть невозможно. Но, конечно, бывают такие случаи, когда не все в наших силах.

– Помимо любимой работы, что еще присутствует и наполняет Вашу жизнь?

– В свободное время люблю ходить на каток, на футбол, в бассейн. Музыку слушать люблю. У меня двое любимых внуков. Семья и работа идут рядом друг с другом. Если в семье неурядицы, то это мешает работе, стараешься, чтобы везде было хорошо. Семья меня понимает. Супруга моя – медсестра. Она прекрасно знает, какая наша работа, знакома с графиком дежурств. Во всем меня понимает и поддерживает, мне очень повезло с женой.

– А кино современное о врачах смотрите?

– Иногда смотрю «Интерны». Это комедийный фильм, там совсем немного от медицины реальной. Есть много неточностей, профессиональных ляпов в этом фильме.

– О чем мечтает сегодня приднестровский врач Александр Бабой?

– Сегодня я мечтаю о стабильности для пенсионеров, бюджетников, для всех. Тогда и нам будет легче работать. А вообще я счастливый человек: любимая профессия, хорошая семья, дети, внуки, отличный коллектив. Иду на работу всегда с радостью. И по воскресеньям прихожу в отделение, так как больного нужно посмотреть, перевязать. Для меня в жизни очень важно чувствовать себя востребованным, нужным людям. Когда тебе трудно, что-то не ладится, когда наступает сложный период, но ты знаешь, что кому-то помогаешь, то чувствуешь, что не зря живешь. У меня такой девиз, которого я стараюсь придерживаться: ни дня без полезного дела.

 

Татьяна

Астахова-Синхани.