Майонезно-кетчупный

Фельетон

 

 

Не в добрый час мы собрались с пацанами на природу: в стране, как снег на голову, грянул майонезно-кетчупный кризис. Прилавки с любимым «Оливковым» и «Вкусненьким» враз опустели. Ну, прям, такое впечатление, что у нас все только и делают, что майонез кетчупом заедают. Ну прямо нет слов.

 

 

Соседка сказала, что, наверное, скоро конец света. А я сказал: «Тетя Маша, без паники: газовый кризис пережили – и ничего, ледниковый период не наступил, хотя отдельные северные олени, таки да, встречаются». Но тут панике поддались кореша. Началось нытье, ну вы сами понимаете, все эти увертки: не могу, дела, занят. Игорек – он у нас самый слабохарактерный – сразу отсеялся.

Толян отзвонился дня за три до выхода на природу. «Слушай, брат, тут такое дело, – начал он издалека. – Короче, я свинину взял (даже дешевле, чем думал). А вот кетчупа нигде не нашел, прости. Майонеза тоже нет. Может, перенесем?». «Спятил! – рассердился я. – Лешку из Питера сколько ждали? Миху из Португалии сколько? И чтобы из-за какого-то майонеза переносить?». Помолчали. «Ну, ладно, не дрейфь, что-нибудь придумаем».

Майонез и кетчуп искали все. Не нашли. Ещё двое наших – Витёк и Димас – мотивируя крайне невразумительно, дали задний ход. Слабаки! А ведь я все 15 лет со дня, как поступили в универ, и 10 лет – со дня, как его окончили, считал их лучшими друзьями.

Всё прощал: и проигнорированные мои «30» по причине «жена пошла к маме, оставила с детьми сидеть», и неоднократно с особой жестокостью сорванную рыбалку (по той же причине). Прощал! А майонеза не прощу. Ладно, и без них обойдемся. В конце концов, лучше через 15 лет узнать, с кем дружишь, чем через 50.

Пошли: я, Толян, Лешка и Миха. Часа два по дамбе перли ведро шашлыка и всё, что к нему прилагается (даже зеленый горошек не позабыли), окромя кетчупа и майонеза. По дороге то и дело раздавались дикие возгласы в духе старика Карлсона: «Толян, а горчицу ты взял?». «Да взял, взял!». «А томатную пасту ты оставил?». «Взял, как без неё!». Фу, отлегло-о.

Когда дошли, выяснилось, что забыли воду, картошку (Миха ещё из Португалии писал: «Так хочу её испечь, родимую, аж мочи нет), соль и свежую зелень. Они были в отдельном пакете, который так и остался у моего подъезда. Слава Богу, шашлык замариновали заранее. Разожгли костер. Окунулись разок-другой. «Ну, за встречу! Давайте, за нас. За то, что есть ещё порох, а главное – желание встречаться» (ну и т.д. и т.п.).

Где-то после второго тоста («межу первой и второй…»): «Молодец, Миха, что приехал. И не надоело тебе сидеть в твоей Португалии? Чего в ней хорошего? То ли дело у нас: благодать…», – начал, было, я, как самый красноречивый. «Тоже мне, благодать, – фыркнул Толян, – майонеза нет, кетчупа нет. Кризис!». «А кому сейчас легко?» – попытался уклониться я от диспута на политические темы, тем более что это было не в интересах Толяна. N.B. Толян работает в серьезной организации, и не может просто так, где попало обсуждать такие вещи!

Толян оценил жест, но, вздохнув, всё же добавил, переводя стрелки на Миху: «Мог бы и спросить, когда ехал из Португалии, чего у нас нет. Мы б сказали: так, мол, и так. Кетчупа привези. А ты что привез? Небось, жене халат с перламутровыми пуговицами?».

Где-то через полчаса шашлык дозрел. Стаскивая зубами с шампуров горячие, сочные куски, перенизанные золотистыми, чуть подгоревшими кольцами лука: «А всё-таки жаль, мужики, что кетчупа нет». «Молчал бы лучше! И так все тут мучаемся, торчим без «Торчина», как три тополя на плющихе. Четыре…» – накинулись мы на Толяна. «Да я что, я ничего, вон Миха, всё равно ехал из Португалии, мог бы…».

«Так! – сказал я решительным голосом (вообще голос у меня писклявый, но иногда очень даже решительный). – Нечего тут нюни распускать. Если кетчупа нет – мы его добудем». Все оживились. И даже заскучавший было без печеной картошки Миха (он, вдобавок, чувствовал свою вину: ехал из Португалии, а кетчупа не привез) воспрял. «А что? Правда, добудем, пацаны?». Добудем! Мы – русские, а не какие-то там американские морпехи, которые без «фанты» да без «кока-колы» не воюют. «В чем сила, брат?». «В кетчупе сила!». Пойдем, у соседей попросим.

Метрах в ста от нас сидела ещё одна компания. Так-то у меня зрение плохое, но тут я сразу разглядел: парни все как один здоровые, все, как на подбор. Смекнул, что лучше к ним за кетчупом Толяна послать (он и здоровее меня, и у него же, если что, ксива имеется). Но Толян, тоже мне брутальный парень, идти наотрез отказался. Тянули соломинку. Первый раз выпало Лешке – но ему и так не лучший жребий достался: 8 лет в Питере, не женат. Перетягивали. Вытянул Миха. Ему тоже не сладко – женат, двое детей, теща (с тещей живут на одной лестничной площадке, может, оттого и в Португалию сбежал). Короче, решили идти все вместе.

Встаем, идем, подходим, начиная как бы заходить с флангов, как пращуры оленя или мамонта загоняли. Человек шесть спортсменов медленно, как скалы на горизонте, поднимаются нам навстречу. Картинно опираются на весла (оказалось – байдарочники). «Э-э, здравствуйте… – предельно вежливым, дружелюбным таким голосом начал Толян. – Мы тут выбрались на природу, а кетчупа и майонеза нет… Не выручите? Случайно…».

Спортсмены переглянулись. Положили весла. Сели. Тут только мы заметили, что ничего, кроме весел и бутылок с водой, у них на поляне не было. Привал. Перерывчик между тренировками. «Да мы как-то не по майонезу». «Жалко, –сказал Толян, – ну, извините!». «Да ничего!».

Ничего-то ничего, но когда мы вернулись, выяснилось, что кто-то с поистине зверским аппетитом успел не только доесть за нас готовый шашлык, но и утащить почти целое ведро мяса в маринаде. Горчицей и зеленым горошком тоже не побрезговали.

Возвращались с природы мрачные, злые. А навстречу нам двигались точно такие же тучи. Хотели выместить злобу на спортсменах («А чё это вы майонез не кушаете, а мы кушаем и ничё?»), но те уже уплыли («Уехал, догадался Мюллер»).

«А знаете что, – сказал я, как старый замполит, так сказать, дабы разрядить ситуацию, улучшить морально-психологический климат в коллективе. – Я тут подумал: тому, кто спер у нас ведро шашлыка, не сладко ему. А, парни? Небось, мучается сейчас без майонеза да без кетчупа? Нам же и мучиться не надо. Целее будем, а то ведь Малышева говорит, кругом одно ГМО». «Ты чё, Малышеву смотришь?». «Да нет, жена рассказывала».

Кризис – так кризис!

И, повеселев, пошли к единственному среди нас холостяку – Лешке. А когда заходили в подъезд, начался ливень.

 

П. Васин.