Бетонные свидетели боёв 41-го

Этих немых свидетелей оборонительных боёв 1941 года в Приднестровье достаточно много. Это ДОТы Тираспольского и Рыбницкого УРов (укреплённых районов), входивших в так называемую «Линию Сталина». Название, кстати, пришло к нам из зарубежной историографии, но закрепилось и в отечественной исторической литературе.

 

 

Несколько лет назад один из ДОТов Рыбницкого УРа стал мемориальным. Год назад в преддверии 70-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне наши коллеги из Приднестровской государственной телерадиокомпании привели в порядок ДОТы Тираспольского укрепрайона, расположенные на железнодорожной насыпи возле села Парканы. А недавно в редакцию нашей газеты пришло письмо от жителей села Незавертайловка (Слободзейский район), в котором сообщалось, что сельчане в канун 75-й годовщины со дня начала Великой Отечественной войны прибрали у находящегося на сельской окраине разрушенного в послевоенное время ДОТа. «По воспоминаниям старожилов села, данное сооружение не пригодилось, так как село было мгновенно оккупировано. В послевоенное время руководством села было принято решение взорвать ДОТ, так как он вызывал неприятные, тяжелые воспоминания у жителей. Так и поступили. Недалеко от реки Турунчук расположились огромные глыбы, с течением времени это место поросло травой и незавертайловцы о нем совсем забыли. Шли годы, и молодое поколение заинтересовалось этим участком, была собрана инициативная группа по уборке территории вокруг взорванного ДОТа. В течение нескольких дней незавертайловцы усердно трудились, убирали траву, вывозили мусор. Целыми семьями выходили очищать этот памятный клочок земли… Хотим поблагодарить инициативную группу, которая вышла на уборку территории разрушенного ДОТа: Александр Макасер, Дмитрий Кожухарь, Александр Василенко, Сергей Данилов, Ольга Белая, Лидия Тяжко, Елена Макасер, Леонид Макасер, Вера Барладян, Анатолий Иванов, Василий Кожухарь, Надежда Кожухарь», – говорилось в письме. Возле взорванного ДОТа решено было разбить аллею. Здесь в ночь с 21 на 22 июня прошла акция «Свеча памяти».

Тираспольский укрепрайон был одним из самых протяжённых. Правый фланг ТиУР находился на берегу Днестра у селения Роги, и далее УР шёл вниз по течению Днестра, по его восточному берегу, через Дубоссары, Григориополь, Тирасполь, Троицкое, Маяки. Его общая длина составляла 150 км по фронту и 4-6 км в глубину. Большей частью ТиУР опирался в качестве естественных препятствий на болотистые долины рек Днестр и Турунчук. На этих участках боевая глубина укрепрайона составляла 1-3 км. Всего в укрепрайоне к июню 1941 года имелось 284 сооружения (262 пулемётных и 22 артиллерийских), рассчитанных на сопротивляемость снаряду калибра 203 мм. «На обратном пути завернули в Тирасполь, посмотрели, как обстоят дела в тамошнем укрепрайоне и как идет подготовка к взрыву моста через Днестр. Обстановка в городе тревоги не вызывала. Тираспольский УР, которым командовал полковник Г.  Коченов, представлял собой вполне боеспособный, хорошо оборудованный в инженерном отношении рубеж. Гарнизон достигал штатной численности. В пульбатах насчитывалось от 1 600 до 1 840 человек. Из вооружения имелось 610 станковых пулеметов, 321 ручной и 47 капонирных орудий», — писал об обстановке в нынешней приднестровской столице в июльские дни 1941 года в своей книге «Мосты к Победе» тогдашний начальник инженерных войск Южного фронта Герой Советского Союза Аркадий Фёдорович Хренов.

Как известно, в Тирасполь враг вошёл только 10 августа 1941 года, то есть спустя 20 с лишним дней после того, как 9-я армия заняла линию обороны на левом берегу Днестра. Трудно сказать, сколько бы ещё держалась на данном рубеже под прикрытием Тираспольского и Рыбницкого УРов армия генерала Черевиченко, но нависла угроза над Одессой, и 5 августа ставка Верховного Главнокомандующего отдаёт приказ отвести войска Южного фронта на линию Чигирин — Вознесенск — Днестровский лиман, а Одессу оборонять до последней возможности. Что характерно, покинутые долговременные оборонительные сооружения Тираспольского и Рыбницкого укрепрайонов ещё в течение нескольких дней сами по себе сдерживали противника! Враг осмелился перейти Днестр только после донесения разведки, в котором сообщалось, что ДОТы пусты…

 

Иван Викторов.