Пусть всегда будет солнце! Пусть всегда будет мир!

Победа в Великой Отечественной в очередной раз доказала, что сила народа – в единстве, духовности и безмерной любви к Родине, которая помогла выстоять в ожесточенных, а нередко и неравных боях с врагом. Мировые историки долго спорили и выясняли, как Советской Армии в ватниках удалось разгромить хорошо обмундированных и вооруженных немцев. Ответ, как всегда, на поверхности – наши деды и прадеды сражались не ради собственной выгоды, чинов и званий, а за возможность жить свободно на родной земле. Эти убеждения оказались намного сильнее немецкой идеологии нацизма.

 

170288На войне все средства хороши

 

Тайным оружием советских солдат была их смекалка, которая не раз выручала в бою и помогла спасти тысячи человеческих жизней.

Во время Великой Отечественной войны были случаи русской психической атаки. Вот как о ней рассказывали очевидцы: «Полк поднимался во весь рост. С одного фланга шел гармонист, играя вологодские переборы «Под драку» или тверскую «Бузу». С другого фланга шел второй гармонист, играя уральскую «Мамочку». А по центру шли молоденькие красивые санитарки, помахивая платочками, и весь полк издавал при этом традиционное мычание или хорканье, какое обычно издают плясуны, когда дело движется к драке. После такой психической атаки фашистов можно было брать голыми руками, они были на грани умственного помешательства.

Повар 91-го танкового полка, красноармеец Иван Середа отличился в августе 1941 года под городом Двинском (Даугавпилс, Латвия). Он готовил обед в лесочке, когда услышал гул мотора фашистского танка. Вооружившись винтовкой и топором, подкрался к остановившемуся гитлеровскому танку, прыгнул на броню и со всей силы рубанул топором по стволу пулемёта. Вслед за этим бросил на смотровую щель кусок брезента и забарабанил обухом по броне, громко приказывая мнимым бойцам приготовить гранаты к бою. Когда на подмогу прибежали бойцы стрелкового подразделения, на земле уже стояли сдавшиеся в плен четыре вражеских танкиста.

В период Великой Отечественной войны в состав советских войск входила резервная 28-я армия, в которой верблюды были тягловой силой для пушек. Она была сформирована во время Сталинградской битвы в Астрахани. Существенная нехватка лошадей и техники вынудила выловить и приручить почти 350 диких верблюдов. Большинство из них погибли в разных сражениях, а тех, которые выжили, постепенно «демобилизовывали» в зоопарки. Необходимо отметить, что «корабли пустыни» весьма успешно справлялись с поставленными задачами. А верблюд по кличке Яшка даже участвовал в битве за Берлин в 1945 году.

Во время второй мировой на Крестовском острове в Ленинграде работала одна занятная радиостанция, задача которой была проста – вещать на той же частоте, что и финские радиостанции, и на чистом финском языке язвительно комментировать и бесить немецких дикторов. Всё происходило в режиме комментариев – в самый интересный момент советский диктор встревал в речь своего финского коллеги и юморил по полной. Выглядело это примерно так…

Финский диктор произносит что-то вроде:

– А сейчас прослушайте, пожалуйста, последние новости!

Тут встревает советский диктор и на чистейшем финском добавляет:

– Ну, не последние, и не новости, а очередное Геббельсовское вранье!

Далее шла пачка свежих анекдотов про Гитлера и советская точка зрения на немецкие новости. Самим финнам это очень нравилось! А вот немцев такое положение вещей конкретно выводило из себя. Как правило, в ответ они утюжили артиллерией лесной массив на острове, наивно полагая, что именно там сидит советская радиостанция. А вот додуматься, что антенной служил стометровый стальной трос, закреплённый на одном из аэростатов заграждения, они так и не смогли.

Как-то раз во время Великой Отечественной войны в лесистой части Украины в окружение попала большая группировка фашистов. Наши предложили им сдаться. Но так как немцы были хорошо вооружены и имели кое-какие припасы, предложение они не приняли. Наши, в свою очередь, решили сломить волю противника к сопротивлению. Долго не раздумывая, они протянули по всему периметру окружения колючую проволоку и понатыкали везде столбов и указателей, сообщавших, что отныне здесь расположен «Лагерь для военнопленных»! В итоге ошалевшие от такой наглости немцы просто сдались.

 

 

Вслед за любовью. Шаг в шаг

 

Свист пуль над головой, нескончаемая канонада артиллерии, голод, холод, гибель боевых товарищей – казалось, этому никогда не будет конца. Но среди уныния беспросветной грусти всегда теплился огонек надежды на победу, на будущее без войны, которое представлялось уютным, светлым, в окружении родных и близких и, конечно же, любимого человека.

Одна из самых трогательных историй любви тоже зародилась в отнюдь не располагающей к теплым чувствам атмосфере Великой Отечественной. Точнее, в стенах Военной академии бронетанковых и механизированных войск, где в самый разгар войны, в 1943 году, будущий писатель Борис Васильев встретил Зорю Поляк. Вспыхнуло ли между ними чувство с первого или со второго взгляда – неизвестно, но уже спустя три года влюбленные поженились и прожили вместе шестьдесят шесть лет.

Впрочем, семейная идиллия вполне могла не состояться, ведь совместная жизнь началась для супругов с очень драматичного, но оттого лишь более эффектного эпизода: собирая цветы, молодые люди внезапно оказались на минном поле. Вот как вспоминал об этом сам писатель: «…Я уже набрал букетик, когда вдруг увидел минную растяжку. Проследил глазами и заметил мину, к которой она вела. И понял, что меня занесло на неразминированный участок обороны. Осторожно развернулся к юной жене, а она оказалась передо мною. Лицом к лицу.

– Мины.

– Я знаю. Боялась кричать, чтобы ты не бросился ко мне. Сейчас мы осторожно поменяемся местами, и ты пойдешь за мной. Шаг в шаг.

– Первым пойду я. Я знаю, как и куда смотреть.

– Нет, ты пойдешь за мной. Я вижу лучше тебя.

Говорили мы почему-то очень тихо, но лейтенант Васильева говорила так, что спорить было бессмысленно. И мы пошли. Шаг в шаг. И вышли. С той поры я часто попадал на минные поля… Вот уже более шести десятков лет я иду по минному полю нашей жизни за Зориной спиной. И я – счастлив. Я безмерно счастлив, потому что иду за своей любовью. Шаг в шаг».

Пернатый спецназ

 

Опыт применения почтовых голубей в Великой Отечественной войне убедительно доказал, что во многих случаях крылатые курьеры успешно заменяли самые совершенные технические средства связи, а в отдельных случаях были единственным средством передачи информации с переднего края. Всего за годы войны почтовыми голубями доставлено более 15000 голубеграмм. Пернатые «связисты» представляли собой такую угрозу для врага, что нацисты специально отдавали приказы снайперам отстреливать голубей и даже натаскивали ястребов, которые исполняли роль истребителей. На оккупированных территориях издавались указы рейха об изъятии всех голубей у населения. Большая часть изъятых птиц просто уничтожалась, наиболее породистых отправляли в Германию. За укрывательство потенциальных «пернатых партизан» их хозяину было только одно наказание — смерть.

«Голубчик»

На борту подводной лодки жил почтовый голубь по кличке «Голубчик». Во время одного из боевых походов лодка торпедировала фашистский транспорт и, уходя от преследования, попала на минное поле, получив сильные повреждения. Когда из строя вышла рация, на помощь пришел голубь, доставивший письмо за два дня, пролетев более тысячи километров. Лодка получила помощь и была отбуксирована на родную базу. Кстати, скорость полета голубя от 60 до 100 км в час, а также он хорошо ориентируется и ночью.

Сизый голубь

под номером «48»

Отряд разведчиков, находясь в глубоком тылу противника, попал в окружение и потерял связь со своей частью. Единственная рация была разбита, а прорвать окружение было невозможно. К счастью, у бойцов был проверенный в делах один-единственный тренированный сизый голубь под номером «48». Порт-депешник с донесением был прикреплен к ноге воздушного связиста. Во время полета голубь был атакован натасканным для этих целей фашистским ястребом, был ранен, но отважной птице удалось уйти. На голубиную станцию он прилетел в сумерках и буквально упал под ноги дежурному рядовому солдату. После передачи в штаб донесения голубь был прооперирован ветеринарным врачом.

 

 

Эх, путь-дорожка

фронтовая!

 

Интересно, что родилась «Песенка фронтового шофера» не в годы войны, а в послевоенном 1947 году и прозвучала впервые в популярном тогда радиообозрении «Клуб весёлых артистов». Исполнил её Марк Бернес, сыгравший роль шофера Минутки в фильме о Сталинградской битве «Великий перелом». Роль была далеко не главной, скорее эпизодической, и в самом фильме этой песни не было. Шофёр не только не пел, но практически не произнёс по ходу действия ни слова, хотя запомнился многим, кто видел эту картину. Запомнился своим подвигом, совершённым в ключевом эпизоде. Шофёр командующего фронтом Минутка погибает, но успевает соединить в зубах телефонные провода, восстановив таким образом прерванную связь с командным пунктом.

Лихость Минутки, бесстрашно мчавшегося в фильме по любым дорогам, не выпуская из рук баранки, отразилась и в песне, слова которой сочинили Бернесу его давние друзья – Борис Ласкин и Наум Лобковский, а музыку – композитор Борис Мокроусов.

 

Через горы, реки и долины,

Сквозь пургу, огонь

и черный дым

Мы вели машины,

Объезжая мины,

По путям-дорогам

фронтовым.

Припев:

Эх, путь-дорожка

фронтовая!

Не страшна нам бомбежка

любая,

Помирать нам рановато —

Есть у нас еще дома дела.

Путь для нас к Берлину,

между прочим,

Был, друзья, не легок

и не скор.

Шли мы дни и ночи,

Было трудно очень,

Но баранку не бросал

шофер.

Припев.

Может быть, отдельным

штатским людям

Эта песня малость

невдомек.

Мы ж не позабудем,

Где мы жить ни будем,

Фронтовых изъезженных

дорог.

Припев.

 

 

Подготовила

Ирина Круглова.