Железный вклад в Победу

12 июля исполняется 73 года со дня величайшего в истории танкового сражения. Чем дальше от нас по времени отстоит сражение на Прохоровском поле, тем больше появляется желающих представить его «не величайшим» и «не победой».

 

Эх, не было

в «панцерваффе» Бориса Соколова!

 

Год назад в интервью радио «Свобода» известный почитатель Вермахта и Ваффен-СС «военный историк» Борис Соколов заявил, что немцы на Прохоровском поле безвозвратно потеряли всего три своих танка, ещё 55, по его словам, были потеряны не безвозвратно. Правда, как советские, так и немецкие источники приводят совершенно иные данные. Конечно, немецкие историки не были бы немцами, если бы не накрутили число подбитых советских танков и не занизили бы число собственных потерь.  Приписки  есть и в официальных советских сводках. Всем противоборствующим сторонам во всех войнах было свойственно преувеличивать собственные успехи и преуменьшать потери. Но до того, что выдал Борис Соколов, не додумалось даже гитлеровское командование. Особенно умиляют «не безвозвратные потери». Как известно, Прохоровское поле осталось за Красной Армией. Представляю, как командующий Воронежским фронтом с белым флагом едет в расположение немецких войск и заявляет ошарашенному противнику, что, дескать, даём вам сутки на эвакуацию повреждённых машин. Мол, чужого нам не надобно! Сюжет, достойный пера писателя-фантаста, но никак не военного историка. А ведь Соколову-то верят…

Верят и «историкам», которые пишут, что в марте 1945 года немецкие танкисты с лёгкостью расстреливали тяжёлые советские танки ИС-3. Беда заключается в том, что ИС-3 впервые появились только на Параде Победы 24 июня 1945 года. По Красной площади прогнали 17 выпущенных к этому времени машин такого типа. Ещё 12 «третьих» в это время проходили заводские испытания. Ни против Германии, ни позднее против Японии этим танкам повоевать не пришлось. Так же, как и впервые представленным на том же победном параде средним Т-44. Их прародители Т-43 действительно раз отметились на фронте. Два  опытных танка Т-43 (он так и не пошёл в серию) в 1943 году проходили фронтовые испытания. Видимо, сам факт присутствия на фронте «сорок третьих» натолкнул на мысль некоторых современных историков: а не увеличить ли за их счёт число побед асов «панцерваффе»?  Настреляли «сорок третьих» «соколовы» больше, чем их было выпущено…

Что же касается танкового противостояния на Курской дуге, то  немцы имели техническое превосходство. Впервые массово были применены «тигры», а также САУ «Фердинанд» и «Носхорн», вооружённые 88 мм орудиями, а также аналог «тридцатьчетвёрки» Pz V «Пантера». Здесь стоит сделать небольшое уточнение. Речь идёт не о танках Т-34 с 85-миллиметровой пушкой, один из которых установлен на Мемориале Славы в Тирасполе. Это только в киношных боях на «Огненной дуге»  участвуют Т-34-85. Что и понятно, найти для батальных сцен достаточное количество «тридцатьчетвёрок» с 76-миллиметровыми пушками было невозможно. Кстати, в массовке «тигров» играли, как правило, упоминавшиеся выше  Т-44, которым на киностудиях местные умельцы придавали черты немецких машин.

Т-34-85 тогда даже в проекте ещё не было. При его создании был как раз учтён курский опыт. Бороться с «тиграми» и прочей толстокожей и к тому же лучше вооружённой немецкой бронетехникой Т-34 и КВ с 76-миллиметровой пушкой было трудновато. Но советские танкисты за счёт скорости и маневренности своих машин решали и эту задачу. Бортовая броня и «тигров», и «фердинандов», и «носхорнов»,  и «пантер» была вполне по зубам Т-34-76.

«Тридцатьчетвёрка» по праву считается лучшим танком Второй мировой. В чём-то её превосходили зарубежные образцы, но вот чего не смогли достичь иностранные конструкторы, как ни старались, так это простоты, надёжности и ремонтопригодности, которой обладал танк Победы. За счёт простоты Т-34 стал самым массовым танком того периода. В то время, когда его ратные противники либо исчезли в доменных печах, либо же стали музейными экспонатами, «тридцатьчетвёрки» участвовали в югославских войнах 90-х годов…

 

Идёт война народная, Священная война!

 

Недавно на одном из интернет-форумов, посвящённом бронетехнике, встретил бурное обсуждение компьютерной танковой игры. Здесь стоит процитировать: «Надпись на башне «За Советскую Молдавию» улыбнула». Писала какая-то девушка, которая не прочь «погуляться в танчики». Радует то, что её несколько форумчан просветили насчёт существования танковой колонны с таким названием. От себя добавлю, что было целых две танковых колонны «За Советскую Молдавию». А была ещё колонна «От трудящихся Молдавии», которую от промышленности принимал наш земляк, будущий Герой Советского Союза и, кстати, участник боёв на Курской дуге Владимир Бочковский.  В Красной Армии официально не существовало такой тактической единицы, как «танковая колонна». Они придавались танковым полкам.  Во время Великой Отечественной войны их было создано более 280. Они разнились по числу  машин и их типу. Их объединяло то, что они были построены на народные средства, которые собирали, что называется, всем миром.

Есть такой народ –

тофалары!

 

На севере современной России живёт народ – тофалары. Согласно переписи населения 1959 года, тогда тофаларов  было всего 586 человек. Этот малочисленный народ в годы Великой Отечественной войны собрал 645 тысяч рублей, а   в придачу тофалары-старатели сдали ещё 1 килограмм золота на постройку танковой колоны   «Красная Тофалария».

Врага на фронтах Великой Отечественной войны громили боевые машины с надписями на башнях: «Имени жен фронтовиков» (жёны фронтовиков из города Чебоксары на создание колонны перечислили 146942 рубля), «Горьковский пионер» (на собранные школьниками Горьковской области деньги было построено 7 танков), «Дмитриевка — фронту» (работники колхоза имени Ворошилова Новоузенского района Саратовской области перечислили 700 тысяч рублей, которых хватило на 16 «тридцатьчетвёрок»), «За передовую советскую  науку» (по инициативе группы членов Академии наук СССР,  за счёт индивидуальных взносов, гонораров за публичные лекции и  публикации советских учёных был собран 1 миллион рублей), «Народный учитель Грузии» (учителя Очамчирского района Абхазской АССР на строительство танковой колонны  внесли 64639 рублей  наличными и сдали на 455 тысяч  рублей облигаций госзаймов), «Золотая промышленность» (коллектив старателей Центрального старательского рудника комбината «Березовозолото» (город Березовский Свердловской области) внес 255 тысяч  рублей  личных сбережений и 11 тонн добытого сверх плана  золота), «Отомстим за наших детей» (коллектив эвакуированного Государственного Центрального детского театра собрал 120 тысяч рублей, на которые было построено два танка), «Потребкооперация» (работники Центрального союза потребительской кооперации собрали 17337070 рублей, на которые  были закуплены 49 танков), «Советский адвокат» (создана на средства адвокатов. Наркомат юстиции, подводя итоги сбора средств на колонну «Советский адвокат», помощь фронту, выдвинул в число лучших Московскую, Горьковскую и Челябинскую коллегии адвокатов с соответствующим присуждением призовых мест. В президиумы коллегий были направлены благодарности Верховного Главнокомандующего. В составе колонны было 10 тяжёлых танков КВ). Список танковых колонн можно продолжать до бесконечности. Была, кстати, и наша профессиональная…  «В Колонном зале Дома союзов состоялось собрание работников печати совместно с партийным активом Москвы, посвященное Дню большевистской печати и 30-летию газеты «Правда». Было принято решение в ознаменование 30-летия «Правды» построить танковую колонну «Работник печати» и провести сбор средств для этой цели», – писала  газета «Правда» в номере от 6 мая 1942 года.

«Дашнакские» танки

 

Средства на боевую технику поступали и из-за рубежа. В частности, на собранные в Монголии и Туве (Тувинская Народная Республика до 1944 года была независимым государством) были построены  танковая колонна. Но были и вовсе неожиданные поступления из-за рубежа. Глава Армянской Апостольской  церкви Геворк VI обратился к армянам, живущим за пределами СССР, организовать сбор средств в пользу Красной Армии. Только армянская диаспора Нью-Йорка собрала 195 тысяч долларов. Армяне Южной Америки к этому добавили 580 тысяч долларов.  Через океан собранные средства шли достаточно долго, но дошли. Гораздо короче был путь 1 миллиона 67 тысяч  иранских реалов, собранных  армянами Ирана. Результат: на всю эту валюту были построены три танковых колонны: «Генерал Ованес Баграмян» (Прим. – Будущий Маршал Советского Союза Иван Христофорович Баграмян. Кроме требования советским властям сделать танковую колонну «именной»,  иранские армяне послали Баграмяну в дар инкрустированный золотом меч. Сегодня он хранится в Государственном историческом музее Армении) и  «Давид Сасунский» (Прим. – Герой армянского средневекового народного эпоса). Почему я акцентировал внимание именно на армянских деньгах? Так ведь собирали их принципиальные враги советской власти –  эмигранты-дашнаки (армянские националисты), многим из которых довелось воевать в гражданскую войну против Красной Армии. Когда Отечество было в опасности, эти люди забыли о старых обидах. Помогали, чем могли. «Безбожной власти» помогла и Русская Православная Церковь. На собранные прихожанами средства были созданы две танковые колонны – «Дмитрий Донской» и «Александр Невский». Примечательно, что свой вклад в строительство первой из них внесла и Ленинградская епархия. В условиях блокады было собрано 3 миллиона 182 тысячи рублей. Колонна «Дмитрий Донской», состоявшая из 19 танков Т-34-85 и 21 огнемётного танка ОТ-34, участвовала в освобождении севера нынешнего Приднестровья и дошла до Праги.

Но вернёмся к танковым колоннам, носящим молдавские имена. Первая «За Советскую Молдавию» была создана на средства эвакуированных с началом войны вглубь страны жителей Молдавской ССР. На её постройку к ноябрю 1942 года было собрано три с половиной миллиона рублей. На эти средства было построено 11 танков Т-34-76. Вторая колонна с тем же названием появилась уже после освобождения МССР. Тогда же построена и «От трудящихся Молдавии». На обе танковые колонны пожертвовано 20 миллионов 463 тысячи рублей и вдобавок к этому почти 65 тысяч пудов хлеба и 411 голов скота. Кто-то может сказать: «А попробуй не пожертвуй в те времена?». Хорошо, допустим. Но если бы подобные факты имели место, то «соколовы» ими бы уже давно вовсю размахивали. А ведь были  ещё и «именные» танки, построенные на личные сбережения отдельных советских граждан.

 

На личном танке

по Красной площади!

 

Упомяну всего три из них. Была «тридцатьчетвёрка» с надписью на башне «Суворов», построенная на личные сбережения начальника Генштаба Маршала Советского Союза Бориса Михайловича Шапошникова. Ещё один танк Т-34-85 носил имя «Подарок сыну!». Он был построен на средства колхозников сельхозартели им. Горького (Чувашская АССР) Ильи Андреевича и Марии Филипповны Ширмановых. Их единственный сын Андрей к июню 1943 года прошёл ускоренный курс обучения на танкового наводчика. На этом танке Андрей Ширманов участвовал в Прохоровском сражении. 24 декабря 1943 года танк почти со всем экипажем (чудом удалось выжить механику-водителю) погиб в бою у станции Чипович Житомирской области. Среди погибших был и старший сержант Андрей Ильич Ширманов. На Параде Победы 24 июня 1945 года по брусчатке Красной площади в парадном расчёте «тридцатьчетвёрок» прошёл «Личный танк Андреева», который построен на сбережения лейтенанта Ивана Степановича Андреева. Он же и стал командиром этой  машины. Дважды танк был подбит, но дважды  возвращался в строй. И таких историй  масса. Или взять пример 10-го Уральского добровольческого танкового корпуса. В его составе воевали сами танкостроители. Экипажи танков и САУ формировались прямо на заводах из добровольцев. А у них меж тем  была «бронь». Единственным условием ухода на фронт добровольцами для заводчан была подготовка замены.

В этом материале затронуты только танковые колонны. А были ещё авиаэскадрильи, боевые катера и даже подводные лодки, построенные в годы Великой Отечественной войны на народные средства.

 

Александр Никитин.