Тропинка

Надежда Алексеевна, баба Надя, как называли её все в нашем доме, встала ранехонько. Взяла в кладовке штыковую лопату и незаметно вышла во двор. День обещал быть чудесным. Щебетали птахи, где-то высоко, по самой макушке тополя скользил первый луч. Но наслаждаться природой, созерцать красоту мгновения решительно было некогда. И баба Надя взялась за дело.

 

Прекрасно зная о том, что работа ей предстоит нелегкая, она припасла матерчатые  перчатки с пупырышками, лишив тем самым автора фельетона возможности написать: «Поплевав на руки, старушка погрузила лопату в жирную, плодородную землю». По правде сказать, земля тоже была не ахти. Ибо речь шла не о цветочной клумбе, а о тропинке. Её-то и взялась самоотверженно, энергично перекапывать пожилая женщина. (Вот уж не думала Надежда Алексеевна, что, разменяв восьмой десяток, она снова отправится на целину.)

Тропинки сами собой не возникают. Их прокладывают люди или животные (например, к водопою). Ещё бывает «тропа войны», на которую выходят индейцы. Всё это имеет непосредственное отношение к теме, поскольку баба Надя, потеряв всякое терпение и всякую надежду, решила объявить войну людям (а на самом деле – зверям), которые из года в год методично превращали клумбу в тропинку.

«Сил моих больше нет», – сказала старушка-божий одуванчик и отчаянно, штык за штыком, принялась копать. Я всегда удивлялся, откуда у представителей старшего поколения столько сил?

Баба Надя копала. Луч скользил по ветвям тополя к стволу, а она всё копала. Наконец, совсем выбившись из сил, баба Надя решила сделать перекур (не в прямом, конечно, смысле). Присела на пенек (кстати говоря, не завтракала). И тут, как по команде, изо всех подъездов повалил народ. Мужчины выходили – заводили машины. Им из окон давали последние напутствия жены: «Не забудь в садике переобуть Сёму!». «Скажи, чтобы Аделию пересадили за первую парту!». «Ага!» – машинально отвечали мужчины и тут же обо всем забывали. Но все суетились, все спешили, потому что уже не успевали. Проклятый будильник, почему он никогда не звонит на пять минут позже, а всегда звонит вовремя, чтобы мы потом всюду опаздывали на пять минут?

Короче, как вы догадываетесь, народ пошел к водопою наикратчайшим, проверенным временем путем. Мы все так делаем. Сначала встаем на пять минут позже, а потом, чтобы не опоздать, срезаем углы. И это притом, что Тирасполь строили военные: по всем правилам линейной планировки. Сие означает, что в Тирасполе в принципе нельзя «срезать». Но наша интуиция подсказывает: можно! «Прямая короче!» – говорим мы, но сами обожаем ходить козьими тропами.

Так было раньше, так было всегда. Но настало время положить конец пагубной привычке, как сказали бы культурологи, изменить свой культурный код. За это взялась Надежда Алексеевна, между прочим, вдова военного. Муж всегда говорил: армия держится на дисциплине. Всё нужно делать как положено, чтобы не вышло как попало. Стало быть, если проложена асфальтированная дорога от подъезда к троллейбусной остановке, садику или школе, по ней и ходи. Всё остальное – опасная ересь, заповедная зона, табу.

Но каково же было удивление бабы Нади, когда через  образованный ею «перекоп» заспанные, недоумевающие соседи и прочие прохожие стали… перепрыгивать, как серны. Говорят, перелетные птицы  тысячелетиями не меняют свой маршрут.

Естественно, баба Надя завелась: «Пионер, куда прешь! А вы, женщина, что, не видите? Клумба здесь будет. Небось, дома у себя так не ходите? Мужчина, мужчина, эх, мужчина…». Кто-то продолжал спать, кто-то извинился, а кто-то нашел в себе силы дать отпор. «А вам что, делать нечего? А вам что, больше всех надо? Активисты! Спасу от  вас нет…».

Баба Надя не железная. Воевала, воевала, защищалась, снова переходила в наступление. Даже лопатой грозила, да и устала. Сидит себе на пенечке (так и не позавтракала) и плачет. От обиды плачет, от невозможности переломить ситуацию. Вот! А ведь хотела доброе дело сделать: ирисы, дубки и чернобривцы там всякие посадить (не картошку же, хотя… почему бы и не картошку?!). Тут поднялось у неё давление. Шибко поднялось. Пошла она к соседке его мерить да на судьбу свою жаловаться, а вместе с судьбой – на культурный код. Может, и  до «скорой» дело не дошло.

Какая в этой басне мораль? Какая уж тут мораль! Мне только вспоминается школьная учительница биологии. Сколько себя помню, перекапывали мы с ней на внеклассных уроках вот такую же тропинку на углу школы. Мужественно сажали дубки. Потом охраняли посменно. Много воды с тех пор утекло, уж и у меня свои дети в школу ходят, глядишь, бороденка какая-никакая имеется, а тропинка всё там же, на своем месте. А где ей быть? Людям так удобнее!

Надежда Алексеевна, родненькая, так, может, не перекапывать её вовсе, оставить всё как есть? А в освободившееся время первому утреннему лучу радоваться, аки жаворонок? Нет, правда: обложим тропинку камушками, а цветы по обочинам высадим?  И пущай ходят!

Но нет, коли так рассуждать, можно до такого договориться! Это что же у нас будет, если все будут ходить, как им вздумается? Какой же тогда порядок?

Так-то оно так. Но и натуру человеческую не переделаешь. На каждом углу камеру не поставишь. А если поставишь, скажут: Оруэлл, «1984», тотальный контроль. А может (чем черт не шутит!), хотя бы ради эксперимента, взять, да и отменить все ограничения к чертовой матери, хотя бы на день: правила дорожного движения, законы, уставы, линию этикета (последняя вызывает в славянском сердце особенно яростное сопротивление, прямо-таки экзистенциальный бунт).

Вот возьму, да и предложу руководству ГАИ провести акцию – «День без ПДД». И пусть наши асы ездят, как хотят. Всё равно кругом тотальное презрение к правилам. И если за углом не стоит инспектор ДПС (о чем автомобилисты заботливо предупреждают потенциальных нарушителей), любые правила игнорируются: обгон через сплошную, непропуск пешехода, невключение сигнала поворота, превышение скорости…  Да запросто! Конечно, адекватные водители в «День без ПДД» оставят свое транспортное средство в гараже и сами останутся (закрывшись изнутри). А лихачи, возомнившие себя звездами «Формулы-1», пущай проходят естественный отбор, по Дарвину. Кстати, в день акции «День без ПДД» «скорая помощь» может объявить выходной.

Бред? Крайности? Да, бред! Но таковы особенности нашей тропинки. Мы, и только мы протоптали её за века отечественной истории. К чему она приведет – зависит, в первую очередь, от нас (хотя, таки да, перекапывают иногда, пытаются). В любом случае, ситуация не безвыходная. Компромисс, золотая середина,  порядок («Земля наша велика и обильна, да порядка в ней нет!») возможны лишь на плодородной почве взаимного уважения.

 

П. Васин.