Роман с камнем

Когда в космосе, как в бильярде, сталкиваются два объекта, два тела, и одно, изменив траекторию, летит в одну сторону, а другое  – в другую, это ничего не доказывает и ничего не опровергает. Бильярд за пределами религиозного диспута. И всё же, независимо от того, в чьих руках кий, видеть ли в произошедшем чистую механику, стечение обстоятельств или Божий промысел, астероид, метеорит, шар, да  просто камень… летит. Помните детское стихотворение: «Ты идешь, а он летит. Ты лежишь, а он летит. Ты заснул, но все летит в космосе метеорит».

 

 

…Каменюка та стала фигурантом сразу нескольких громких дел. Началось всё во времена доисторические, которые потому и называются «доисторическими», что о них никто ровным счетом  ничего не знает (толкование «Сатирикона»).

В обличии метеорита каменюка вторглась в земную атмосферу и по большей части сгорела в ней. Оставшаяся часть угодила аккурат по башке последнему динозавру, коих, согласно некоторым данным, к тому времени почти полностью истребили первобытные люди. Да-да,  старик Дарвин дико ошибался: ящеры и пращуры существовали не последовательно, а параллельно. Причем пути их довольно часто пересекались, и вовсе не безболезненно. Сначала пращуров били ящеры. Крепко били и вкусно ели. Но потом команда пращуров мобилизовалась и,  взяв себя в руки, взяла над ящерами верх. Последний экземпляр, недобитый семейством гоминид, оставили в живых как экспонат для местного зверинца. Он-то и стал жертвой посланца из космоса (дословный перевод  слова метеорит – «камень с неба»).

Поразив жертву и, в свою очередь, расколовшись о череп трицератопса, каменюка продолжала лететь. Одна её половина, будучи сильно отшлифована за время полета, длившегося тысячелетия, залетела в железный век (временные рамки: с  1200 г. до н. э. по IV в. н. э.). На Ближнем Востоке тогда жил пастушок по имени Давид (ок. 1005 – 965 год до н. э.), которому как раз нужна была подходящая каменюка. Он нашел метеорит прохлаждающимся  на дне ручья и сразу пустил в дело. Точнее, пустил сами знаете в кого. Так камень второй раз угодил в лоб твердолобого великана. И поверг его. Последствия всем хорошо известны. Давид – царь (годы правления: с  1055 по 1015 г. до н.э.). Голиаф на скамейке запасных.

Вторая часть каменюки, срикошетив от головы трицератопса, не дотянула до железного века, ограничившись веком каменным. Для ученых остается загадкой: был ли каменный век назван по имени каменюки, или же ей  тупо посчастливилось попасть в струю (т.н. мейнстрим). Так или иначе, камень упал не куда-нибудь, а в пещеру, где оби-тали первобытные люди. Твердолобых там было предостаточно, но каменюка выбрала небольшое, размером с тазик углубление (природный аналог «чаши индейца Джо»), где собиралась стекавшая по  сталактитам вода. Вода моментально закипела (всё-таки камень летел долго и сильно нагрелся), а плюхнувшаяся в неё задняя нога мамонта, выпавшая изо рта насмерть перепуганного кроманьонца, вскоре сварилась.  Так была изобретена первая кастрюля, что ознаменовало переход наших отдаленных предков от сыроедения к добротному борщу, супу с галушками и даже салату «Оливье».

Дальше судьба этой половины каменюки не прослеживается, теряясь за пеленой веков (возможно, древние люди поклонялись ей, как дару богов или самому богу, – таково язычество). Мы же вернемся к первой половине метеорита, протянувшей несколько дальше и дольше. Отскочив от меднокаменного лба Голиафа, метеорит продолжал лететь, как фанера над Парижем, как влюбленные Шагала, как гиперболоид инженера Гарина (последнее, как выяснилось уже после выхода газеты, было не в тему – это досадный ляп).

Шли годы, века, тысячелетия, а камень летел. Памятуя об опыте с ручьем, приземляться он стал крайне редко. Только однажды решил было передохнуть на приглянувшемся распутье, как тут же его схватили, связали, начертав какие-то бессмысленные письмена: «Налево ехати – богату быти, направо ехати – женату быти. Как прямо ехати – живу не бывати. Нет пути ни прохожему, ни проезжему, ни пролетному». Это написали братья-славяне. Обратите внимание, что самая страшная угроза «женату быти» ассоциируется с правой стороной. Вот, наверное, почему, нас так тянет налево. Вообще, когда дело касалось надписей на заборах, славяне бывали куда более лаконичными, но тут, на завалявшемся камне (халява!), эка развернулись. Интересно (меня всегда волновал этот вопрос), что никому из витязей, оказавшихся на распутье,  не приходит в голову повернуть назад (про назад-то ничего не сказано). Но нет!  Ещё ищут, где пострашнее. Убиту быти? Женату быти? Живу не бывати? Давай сюда! Чего рассусоливать. Но это к слову.

Возможные сомнения по поводу размера камня, сперва выпущенного из пращи, а потом превратившегося в камень на распутье, не должны волновать вдумчивого читателя.  Сказано же: «За время пути собачка могла подрасти». Камень так и сделал. Его размер менялся в зависимости от того, кому в лоб он попадал, фигурантом какой истории становился. А порой его прямо-таки раздувало от самомнения.

Так бы и летал наш старый знакомый, беспечный, как Карлсон, не ведающий  закона всемирного тяготения. Но сколько ни летай, у всякой истории есть (должен быть) свой конец. Сколько веревочке ни виться…

Итак, наше время. Пожелав прославиться (а единственный способ сделать это в наше время – попасть в Интернет), вот что удумал. «Мне нужен труп – я выбрал вас» (Виктор Драгунский, «Денискины рассказы»).

Мы с женой только что купили видеорегистратор с высоким разрешением (продавцы уверяли: номера встречных автомобилей читает как пить дать). И вот, значит, едем мы через мост по ул. Шевченко в Тирасполе и замечаем: на большой скорости (но как будто в замедленной съемке) нам навстречу, отскочив от колеса встречной фуры, движется неопознанный летающий объект. Через какую-то долю секунды раздается громкий, леденящий душу удар. Останавливаемся, полагая, что на дороге оставили не меньше, чем полмашины. Но нет! Ударом оторвало лишь регистрационный номер. Покореженный, как шлем Голиафа, он валяется метрах в ста.

Включаем «аварийку», подбираем номер, а сами думаем: повезло нам или не повезло? С одной стороны, каменюка могла угодить в лобовое стекло, убить или покалечить (размером камень был с крупную свеклу или с небольшой кочан капусты). Значит, повезло. А с другой стороны, почему именно в нас? За что? Что мы такого сделали, где согрешили? И что это: Промысел или банальное совпадение? Конечно, бильярд за пределами религиозного диспута. И всё же, независимо от того, в чьих руках кий…

Оторванный номер минут за двадцать отрихтовал и приколотил на прежнее место фотограф, мастер на все руки Алексей Юрковский. Благо, живет он как раз в этом районе. Выпили мы с Лешей чаю. Посмеялись. Но камень на всякий случай зарыли в огороде, как топор войны. От греха подальше! Ролик же, записанный авторегистратором в высоком разрешении, выложили в Интернет. Номера встречной машины, от колеса которой отскочил камень, на видео, правда, не разобрать. Надули продавцы! А если бы и был он виден, что это доказывает? Когда в космосе, как в бильярде, сталкиваются два объекта, и один, изменив траекторию, летит в одну сторону, а другой  – в другую, это ничего не доказывает и ничего не опровергает.

«…Тебе сегодня восемь лет, перед тобой весь белый свет, но где-то во Вселенной летит, летит, летит, летит твой голубой метеорит – подарок драгоценный»

Что касается Промысла, могу указать лишь на одну деталь:  Леша давно приглашал меня в гости, без повода, просто так. А я всё откладывал, переносил на следующую неделю, что-то планировал… «Как же может управлять человек, если он не только лишен возможности составить какой-нибудь план хотя бы на смехотворно короткий срок, ну, лет, скажем, в тысячу, но не может ручаться даже за свой собственный завтрашний день?» – спросил бы сами знаете кто.

Не откладывайте встречу с друзьями!

 

П. Васин.