По следам семейной легенды

Руслан Николаевич Михайленко – один из тех, кто на фоне забот о хлебе насущном никогда не забывает: не хлебом единым! Увы, таких людей не так много. Большинство из нас погружено в повседневную рутину, а на что-то действительно важное просто не остается времени и сил. Феномен Михайленко в том и заключается, что, даже находясь вдали от отчего дома, Руслан в себе такие силы нашел. Родом он из Бендер, а живет ныне в г. Долгопрудный Московской области. Но несмотря на предельную занятость, прикладывает немало сил, чтобы изучить, восстановив по крупицам, историю семьи.

 

Мы уже рассказывали о герое нашего повествования в одной из прошлых публикаций по теме «Моя семья в истории края». На сей раз предоставляем слово самому Руслану, бескорыстно делящемуся опытом напряженных и, вместе с тем, увлекательных поисков, увлекших его за черту современности, вглубь времен.

Ввиду того, что предлагаемая читателю картина написана самой жизнью, то есть, говоря языком кинематографистов, основана на реальных событиях, всё изложенное Русланом Николаевичем можно считать мастер-классом в области генеалогических исследований. Опыт, несомненно, полезный для всех, кто уже встал на путь обретения корней или только приближается к постановке ключевых (взаимосвязанных!) вопросов: кто мы, откуда и куда идем?

Напоследок заметим, что Руслан не из тех счастливчиков, в чьей семье хранится множество старинных фотографий и документов, да и сама фамилия не столь редкая в нашем регионе, чтобы говорить за себя. Сохранились лишь фрагментарные сведения о происхождении предков, да и то дошедшие в весьма условном виде семейных преданий и легенд. Легенды эти ещё только предстояло проверить.

Всем пользователям глобальной сети рекомендуем персональный сайт Р. Михайленко (www.mihajlenko.ru), а также блог Руслана Николаевича на «YouTube». Там вы сможете найти полезные ссылки на архивные документы, научиться работать с метрическими книгами и ревизскими сказками. Все это поможет самостоятельно начать или продолжить поиски.

 

Слово автору

 

…Часто, сидя в кругу семьи, мне доводилось слышать историю о Борщах, как называли наших предков здесь, на берегах Днестра. Два брата, Яков и Константин, якобы перебрались в Бендеры с территории нынешней Украины из селения под названием Борщи, обосновавшись в районе села Протягайловка. По происхождению соседи их и называли «Борщами».

Живой интерес к семейной истории побудил взяться за собственное исследование и выяснить, откуда же приехали в Бессарабию мои предки? Свои поиски я решил начать с прадедушки Якова из селе Ларга Новоаненского района. О нем я много слышал от родителей и понимал, что есть шанс найти какие-то неизвестные мне документы, фотографии, выяснить обстоятельства его жизни. Приступил к расспросам родственников, восстанавливая биографию предка по разрозненным, хронологически не выстроенным фрагментам. Оказалось, прадед вместе с дочерью Екатериной и гражданской женой Марией был репрессирован и сослан в Сибирь на спецпоселение. Однако никаких документов, подтверждающих сей факт, в семейных архивах не нашлось. Благодаря помощи родственников со стороны Сергея Павловича Михайленко удалось найти лишь паспорт и пенсионное удостоверение Якова. Так я узнал предположительный год его рождения – 1887-й (позже установил – 1886-й). Выяснилось также, что дочь Якова Екатерина (в замужестве – Друшка) жива и проживает у своего младшего сына Сергея Тимофеевича в селе Пикус Новоаненского района Молдовы. Но личных дел или других документов, откуда можно было бы узнать точную дату и место ссылки, у неё тоже не оказалось.

После полутора лет и целого ряда запросов в министерство обороны Российской Федерации, Центральный архив ФСБ России, ГУ МВД России, ГУ МВД по Пермскому краю, УМВД по Тюменской области удалось выяснить, что Яков и Екатерина находились на спецпоселении в Тюменской области, Ярковском районе, деревне Космаково. Их личные дела хранились там же, в Тюмени. Но выдать их мне не могли, потому что, как оказалось, Яков и Екатерина до сих пор не значились в списках реабилитированных на территории РФ.

Кроме того, от меня потребовали документально подтвердить родство с названными лицами. Тогда как мои «доказательства» не простирались дальше моего деда Ивана, сына Якова. Но вот как доказать, что Иван, и правда, его сын? Таких документов в нашем семейном архиве не было.

Мне повезло. Среди сотрудников Национального архива в Кишиневе я нашел волонтера, через которого был заказан поиск подтверждающих документов о составе семьи Якова. В результате были найдены следующие документы: список жителей села Ларга за 1942 год, списки румынских подданных за 1941-1942 годы. Там говорилось о составе семьи Якова Михайленко. Настоящим откровением стала информация о дочери Якова Анастасии (1926 г.р.), о существовании которой не знал ни один из родственников.

Семья Петра Тимофеевича Друшка выслала мне копию паспорта Екатерины, дочери Якова. Так у меня в руках оказались практически все необходимые документы, чтобы оформить запрос в «Департамент информационных технологий Республики Молдова». В ответ мне направили справку о реабилитации Якова и Екатерины на территории Молдовы в 1989 году. Оставалось обратиться в ГУ МВД по Московской области с запросом о реабилитации Якова Михайловича, его жены Марии Терентьевны и дочери Екатерины на территории Российской Федерации. Процедура была выполнена, и вскоре мне сообщили, что родственников реабилитировали. В 2015 году их имена внесли в список «Жертв политического террора» Международного общества «Мемориал».

Теперь ничего не мешало мне получить их личные дела. В этих документах, и правда, содержалось очень много интересной информации, что позволило устранить имеющиеся пробелы в биографиях близких людей. Данные о жизни прадеда и его семьи я разместил на своем сайте в разделе «Биографии». Там, в частности, говорится о том, что он был участником Первой мировой войны. Награжден георгиевским крестом. Несмотря на то, что в 1945 году экспертная комиссия при райсобесе Бульбокского района МССР официально признала прадеда инвалидом империалистической войны второй группы, спустя четыре года Якова Михайловича, а заодно его жену и дочь как членов семьи кулака, выслали в Тюменскую область. В 1954 году после неоднократного ходатайства детей и в связи с тяжелым состоянием здоровья Якову разрешили вернуться в Молдавию, к родственникам.

Сын Якова Иван (мой дед) родился в 1919 году в селе Ларга Новоаненского района Молдавии. Долгое время проживал и работал с женой Марией в   г. Абдулино Чкаловской (Оренбургской) области. В 1955 году переехал в Бендеры. Иван Яковлевич построил дом, поступил на работу в железнодорожное депо. Работал также на заводе «Электрофарфор». Награжден нагрудными знаками «Отличный строитель», «Отличный паровозник».

Выходит, что с переездом Ивана в Бендеры мои прямые предки второй раз оказались в этом городе.

Узнав о судьбе прадеда и документально восстановив это звено в истории семьи, я не собирался останавливаться на достигнутом. Предстояло пойти дальше, подтвердив или опровергнув фамильную легенду о Борщах. Но как объять необъятное? Тем более, что в работе с архивами требовалось ориентироваться на вполне конкретные хронологические рамки. На основании собранных рассказов родственников о наших предках, перебравшихся из Украины в Бендеры, решено было взять за ориентир первую половину ХХ века. Данный период был выбран, так как практически все респонденты сходились во мнении, что предки перебрались в Бессарабию уже после революции. Напомню, согласно легенде, первопроходцами были мой прадед Яков (1886 г.р.) и его родной брат Константин (1889 г.р.). Получалось, что два брата переселились на правый берег Днестра в возрасте примерно 30 лет.

Однако довольно быстро выяснилось, что легенда сия далеко не безукоризненна. Изучая архивные документы, хранящиеся в Национальном архиве Кишинева, я нашел метрическую книгу Бендерского Преображенского собора за 1886 год, где и была запись о рождении Якова. В этом же архивном фонде была найдена запись о крещении его брата Константина, а также о других, неизвестных нам родственниках: Варвара (1878 г.р.), Мария (1882 г.р.), Андрей (1884 г.р.) и Александра (1895 г.р.). Все они были детьми одних родителей, Михаила и Домникии.

Самое интересное, что на момент крещения, в том числе и первого ребенка, родители Михаил и Домникия уже были бендерскими мещанами. Выходит, не могли братья Яков и Константин стать основателями нашей приднестровской ветви, ибо они сами родились в Бендерах. Человеческая память оказалась слишком короткой, чтобы вместить пласт свыше ста лет. Вот и «обрезали» реальную, куда более протяженную историю, ограничившись третьим поколением (моим прадедом Яковом и его братом).

Я решил копнуть с другой стороны. Опять-таки по легенде, предки были выходцами из местечка под названием Борщи. На Украине нашлось два села с таким названием. Одно расположено в Котовском районе, другое – в Барском (Винницкой области). С какого начинать? Обратился в госархив Одесской области. Запросил информацию о родственниках из с. Борщи Котовского района (оно к нам территориально ближе). И действительно, нашел много однофамильцев (или родственников?). Связать их с достоверно известными нам предками пока не удалось, но, возможно, это удастся в дальнейшем. На своем сайте я поместил типовую анкету, которую может заполнить каждый посетитель. Таким путем я уже нашел около 500 родственников, 176 семей, связанных общими корнями.

Изучая не один год архивные материалы, мне удалось установить самого «старшего» из известных предков. Его звали Михаил, и был он ориентировочно 1760-1765 года рождения. Точное его место рождения и место проживания установить пока не представляется возможным. Первое упоминание о Михаиле Михайленко было обнаружено в 8-й переписи за 1835 год по г. Бендеры среди Малороссийского сословия. Данное сословие было наиболее многочисленным в городе (этнографическая карта сельского населения за 1907 год). В этом документе упомянут Михайленко Еремей Михайлович. Значит, отца Еремея звали Михаил. В переписи указывалось, что Еремею Михайловичу было 50 лет. Стало быть, родился он в 1785-м, а его отец – ориентировочно в 1760 году.

Мои вычисления о возрасте косвенно подтверждаются последующей переписью (9-й ревизией) по г. Бендеры за 1850 год, где Еремей и Филипп значатся как сыновья Михаила. В ревизии за 1818-1819 годы упоминаний о наших предках не найдено. Значит, есть вероятность, что Михаил или его сыновья перебрались в Бендеры в 20-е-30-е годы ХIХ, спустя десятилетие после присоединения края к России.

Михаил (предположительно 1760 г.р.) – это мой прапрапрапрадед. Его сыновья – Еремей и Филипп (мой прапрапрадед). Сын Филиппа – Михаил (прапрадед). Сын Михаила – Яков (прадед). Сын Якова – Иван (дед). Сын Ивана – Николай (мой отец). Замечу, что почти у всех моих предков было много (до десятка) детей, так что можете себе представить, как разросся род более чем за 200 лет.

В июне 2014 года через социальную сеть мне довелось познакомиться с бендерчанкой Полиной Павловной Михайленко. Из переписки нам удалось выяснить, что у их семьи тоже есть история, связанная с Борщами. По видеомосту удалось пообщаться с отцом Полины, Павлом Григорьевичем. Как вы сами понимаете, больше всего меня волновали вопросы: есть ли у нас общие предки и кто они?

Виртуальное знакомство решили продолжить. Встреча состоялась спустя год во время моего посещения Приднестровья. Удивительно, но в процессе общения я не ощущал себя чужим человеком. С первых минут мы общались как родственники. Увы, общих предков на тот момент времени мы не нашли. История о Борщах, которую рассказала мне дочь, оказалась результатом общения родной сестры Павла Григорьевича Лидии с моим крестным Михаилом Илларионовичем Михайленко, родом из Новых Анен. Они вместе учились в техникуме. И, видимо, тоже пытались установить родство. Вот кто-то первым и рассказал легенду о двух братьях из Борщей.

Благодаря найденному общему предку, Михаилу, мне посчастливилось связать наши два больших рода, разошедшихся давным-давно. Помните двух братьев, Еремея и Филиппа? Вот они-то и стали родоначальниками двух ветвей фамилии Михайленко. Потомки, естественно, забыли об отцах-основателях. Теперь же благодаря реконструированному генеалогическому древу и наследники Еремея, и наследники Филиппа могут узнать имена пращуров, найти родню по всему миру.

А есть ещё крестные родители и поручители (свидетели) брака, имена которых значатся в метрических книгах. Таким образом, можно узнать, с кем поддерживали отношения и были близки мои предки 100-200 лет назад. Вот некоторые из них: Дибривченко, Назаренко, Мороз, Колесниченко, Грубский, Билан, Бабич, Калашников, Щербин, Васильчук, Иванченко, Чередниченко, Захарченко, Лунгу.

Легенда – удивительная вещь. Начинаешь проверять, кажется, не может этого быть, врет легенда. Вот и я, начав исследования, понял, что два брата Константин и Яков не могли быть первыми переселенцами из рода Михайленко, обосновавшимися на берегах Днестра. Но что, если речь, и в самом деле, идет о двух братьях, но только о других? Что, если это были Еремей и Филипп, сыновья Михаила?

Получается, что наши предки живут в Бендерах, в Приднестровье и Молдове, как минимум на сто лет дольше, чем предполагалось. А в легенде путем наслоения имен и времен, догадок и неточностей в пересказах одни действующие лица просто были заменены другими. В остальном же предание не так далеко от истины.

Исследование продолжается…

 

Руслан Михайленко.

Подготовил к печати Николай Феч.