2006-й: три референдума – два подхода

17 сентября в Приднестровье планируется широко отметить важную дату в истории республики – 10 лет со дня проведения референдума 2006 года.

 

 

Это был седьмой референдум, проводимый в Приднестровье. До этого за независимость своего государства приднестровцы уже высказывались дважды на плебисцитах: проводившемся с декабря 1989-го по декабрь 1990 года – о создании Приднестровской Молдавской ССР и на состоявшемся 1 декабря 1991 года – об образовании ПМР.

В первом из них приняло участие 79% жителей левобережных районов МССР и города Бендеры, из которых за создание новой союзной республики высказалось 95,8%. В референдуме об образовании Приднестровской Молдавской Республики 1 декабря 1991 года приняло участие 78% имевших право голоса жителей республики, из которых голоса «за» отдали  97,7%. Истории всех приднестровских референдумов наша газета уделит внимание в одной из будущих публикаций, пока же речь пойдёт о референдуме 17 сентября 2006 года. Стоит сказать, что тогда в мире прошло сразу три референдума о независимости. Кроме Приднестровья были ещё плебисциты 21 мая в Черногории о выходе из Союзной Республики Югославия и 12 ноября в Южной Осетии – о независимости республики. Итоги: В Черногории за отделение от Сербии высказалось 55,49% голосовавших, а в Южной Осетии за независимость республики свои голоса отдали 99% избирателей, пришедших на участки для голосования. В Приднестровье, напомню, 17 сентября за независимость с последующим вхождением в состав России высказалось 97,2% приднестровцев, принявших участие (явка составила 78,6%) в голосовании. Независимость Черногории очень быстро начали признавать все страны.

Меж тем, и на приднестровском референдуме, и на югоосетинском работали международные наблюдатели, которые приехали по личной инициативе в составе делегаций разных международных организаций. Видимо, не только в качестве наблюдателей, а еще и в целях научиться у  Приднестровья настоящей демократии приднестровский референдум мониторили и  представители Косово, Палестины и Республики Сербской.

К слову, в Косово, которое признало уже достаточно большое количество государств, ни одного референдума не проводилось. Декларацию о суверенитете 17 февраля 2008 года принял краевой парламент. Насколько это соответствовало воле народа, свидетельствует тот факт, что почти сразу оставшиеся еще к тому времени косовские сербы заявили о своей автономии. Процесс признания независимым края пошел достаточно быстро. США и подавляющее большинство стран Европейского союза сразу же поддержали «волеизъявление» косоваров. Более того – начали давление на Международный суд, взявшийся в декабре 2009 года по инициативе Сербии рассматривать правомочность с точки зрения международного права объявления Косово независимым. «Соединенные Штаты призывают Международный суд оставить декларацию о независимости Косово без изменений как выражение независимости Косово, либо отказаться комментировать ее законность, либо заявить, что международное право не запрещает отделение», – говорилось в заявлении внешнеполитического ведомства США, направленном в Международный суд. В свою очередь, представители МИД ФРГ подчеркнули: «Одностороннее провозглашение независимости не находится в противоречии с нормами международного права». Однозначной была и реакция британского министерства иностранных дел: «Сербия ясно дала понять, что она никогда не согласится на независимость Косово, а Косово не хочет быть частью Сербии. Суды не могут заставить враждующие пары быть в браке». Примечателен и тот факт, что в Молдове и Грузии тоже не проводилось ни одного референдума. Там даже не было референдумов о сохранении СССР. Местные власти отказались его проводить. Более того, пытались воспрепятствовать его проведению в Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии.

Государственная Дума Российской Федерации признала референдумы 2006 года, прошедшие в Приднестровье и Южной Осетии, волеизъявлением народа, к которому должны прислушаться в мире. Реакция же на приднестровский и югоосетинский референдумы так называемого мирового сообщества, волю которому диктуют всего несколько игроков, звучала однозначно: «Не признаем ни при каких обстоятельствах!». Публично о непризнании итогов приднестровского референдума заявили официальные представители США, Молдовы, Украины, ЕС, ОБСЕ и Совета Европы. Одним из аргументов было то, что уж «слишком единодушны были избиратели, а это свидетельствует о недемократичности голосования». То есть демократично то, что, как в примере с Черногорией, можно игнорировать мнение 44 с лишним процента населения страны, высказавшихся против выхода из состава СРЮ?

 

Александр Никитин.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.