Дороже золота

Только представьте, что в вашей семье хранится заветная шкатулка, о содержании которой знают старшие, но которую, тем не менее, не открывают до поры до времени. И хранят в ней не золото и бриллианты, а нечто куда более ценное. Это подлинно фамильные драгоценности – старинные документы, письма и фотографии, повествующие о жизни восьми поколений предков на протяжении нескольких веков.

 

 

 

Не многие «богачи» ныне могут похвастаться такой шкатулкой. Счастливцами вправе считать себя те, у кого сохранилась одна-единственная довоенная или дореволюционная карточка. Получается, мало того, что в городе, где родился и вырос, не сыскать здания старше начала ХХ века, мало того, что в городе этом нет ни одного захоронения старше середины ХХ, а довоенные архивы почти все пропали без следа, так ещё и хранилища народной памяти крайне скудны. Где, где наши заветные шкатулки?

А ведь ощущение живой связи между человеком и родом (народом), землей, чувство сопричастности отечественной истории, в которую органично вплетены судьбы близких, крайне важны. Без них, без знания прошлого никому не удастся построить светлое будущее (доказано временем!). Игнорируя опыт предков, не ответить на вызовы современности и уж, конечно, не достучаться до небес.

Зная всё это, легко понять автора статьи, испытывающего неподдельный восторг каждый раз, когда удается найти 2-3 старые фотокарточки уроженцев нашего края, новую (вернее, очень старую) семейную историю. Можете поверить, случается такое нечасто. Что же говорить об открытии целого пласта великолепно сохранившихся документов.

Хранительница бесценных свидетельств о временах давно минувших и в одном лице заведующая ангеоневрологическим отделением госпиталя инвалидов Великой Отечественной войны Жанна Бутенко рассказала, что в прошлом году её сын Илья Шмульский, учащийся гуманитарно-математической гимназии, представил исследовательскую работу на тему истории семьи. В ходе её подготовки удалось обнаружить столько уникального материала, что вместить его в рамки одного ученического труда не представлялось возможным.

Судите сами: десятки дореволюционных и довоенных снимков, письма родственников, участников Первой мировой войны, подлинные документы ХIХ – начала ХХ века. Такой коллекцией, каким-то чудесным образом умещавшейся в упомянутой шкатулке, не то что частное лицо, не всякий музей может похвастаться. И вот, пожалуйста: Кицканы, семья Шмульских-Бутенко. Наши дни.

В семье гордятся знанием своей родословной. Александр Алексеевич Шмульский, муж Жанны Анатольевны, родом из села Севериновка Каменского района. Его дед Шмульский Василий Митрофанович (1913-1980 г.) прошел две войны: финскую и Великую Отечественную. Был награжден боевыми наградами. С бабушкой они воспитали семерых сыновей и дочь, дождались внуков.

Родословная Жанны Анатольевны связана с селом Кицканы. Среди её предков были участники Первой и Второй мировых войн (дедушка Буянов Василий Иванович (1912-1973 г.) награжден орденом Славы II степени), колхозники, учителя, медработники, просто трудолюбивые и жизнелюбивые люди.

В Кицканах родились и жили прадед Бутенко Герасим Кириллович (1899-1984 г.) и прабабушка Бутенко (в девичестве – Ругинова) Олимпиада Владимировна (1903-1984 г.). Прабабушка окончила Тираспольскую женскую гимназию, в здании которой ныне располагается гуманитарно-математическая гимназия, где учится сын Илья. Олимпиада Владимировна работала в селе учительницей. С мужем они жили душа в душу и умерли с разницей в три дня. В их доме сейчас и живет семья Шмульских-Бутенко. Здесь же хранилась шкатулка с семейными реликвиями, заботливо сохраненными Олимпиадой. Благодаря им удалось составить представление о жизни предков свыше двухсот лет тому назад.

Самые первые представители рода, жившие в Кицканах, – это прапрапрадед Ильи Бутенко Кирилл (примерно 1870 г.р.) и его жена Харитина. Прапрапрадед по другой линии – Ругинов Владимир Феофилактович ( 1863 г.р.). На рубеже веков он со своей женой Ругиновой (Панайотовой) Марией Ивановной (1865 г.р.) жил в г. Тирасполе. Владимир Феофилактович был городским фельдшером, имел медицинское образование. Мария Ивановна, его супруга, окончила Аккерманскую женскую гимназию, работала учителем. У них было четверо детей: Иван, Сергей, Олимпиада и Лидия. Сыновья окончили тираспольское Алексеевское реальное училище, а дочери – Олимпиада и Лидия – Тираспольскую женскую гимназию.

Судьба одного из сыновей, Ивана, сложилась трагически – будучи офицером царской армии, сражаясь на фронтах Первой мировой войны, он  попал в плен, где находился с 1914 по 1921 год, до самого дня своей смерти. Уже находясь в плену, Иван писал письма близким. Значительная их часть сохранилась.

Сергей тоже был офицером царской армии, воевал. Письма, которые он писал из Петрограда в сентябре-ноябре 1917 года, ныне воспринимаются с особой остротой, прекрасно характеризуя эпоху.

«… Как мне надоело все то, что творится сейчас в России, – писал русский офицер. – В первые дни свободы было так хорошо, так светло, так весело и радостно, но чем дальше, тем тяжелее и тяжелее. До того жаль Россию, что страдания ее не могу пережить, и у меня не раз появлялись мысли уехать в Англию или Францию, дабы не видеть страданий народа, и без того немало претерпевшего от всего, что творилось при дворе и в правительстве. Ведь Россией управлял не Николай II, а Распутин. Вот до чего довели Россию Николай и те, которые говорили, чтобы мы дрались за Царя…».

А вот проникновенные строки из другого его письма: «…Многострадальная Родина. Когда страдания ее окончатся. До чего дошли простые люди. Они говорят, что Бога выдумали буржуи. Вот как развращен народ. Народ русский с лучшими качествами душевными…».

Слова о Боге не случайно вырвались из уст Сергея. Его дед Феофилакт Диомидович Ругинов был священником в селе Ново-Фрумушика Аккерманского уезда. Предки по материнской линии заслуживают отдельного разговора. Известно, что родителями Ругиновой (Панайотовой) Марии Ивановны (мамы Сергея) были Панайотов Иоанн Георгиевич и законная жена его Мария Павловна фон Мирбах.

Родилась Мария Павловна фон Мирбах 13 ноября 1838 года в Одессе в семье титулярного советника, комиссара Одесского центрального карантина, коллежского асессора Павла Васильевича фон Мирбаха и была младшей из пятерых детей.

Крестными родителями ее были отставной генерал-майор Лев Александрович Нарышкин с его супругой Ольгой Станиславовной Нарышкиной, урожденной Потоцкой, дочерью Софии Витт-Потоцкой, основательницы Софиевского парка в Умани. Лев Александрович Нарышкин с 1812 года до своей отставки служил в Изюмском  гусарском полку.

Сохранилось подробное жизнеописание самого первого из известных ныне представителей рода – Павла Васильевича фон Мирбаха. Это подлинный документ (аттестат) 1841 года. Павел Васильевич родился в 1795 году и  принадлежал к древнему прибалтийскому баронскому роду фон Мирбахов (в специальной литературе и на Всероссийском генеалогическом форуме членам семьи удалось найти родовой герб). Жил Павел Васильевич со своей женой Екатериной Михайловной в Одессе. Как уже говорилось, Мария Павловна была самой младшей. Илье Шмульскому, сыну Жанны Анатольевны, она доводится прапрапрапрапрабабушкой. Сохранился нательный крест Марии фон Мирбах и тарелка, чей возраст около 200 лет.

То, что уникальные свидетельства минувших времен сохранились, удивительно само по себе. В советские годы происхождение (тем более такое!) тщательно скрывалось. Годы гражданской войны, 30-е, людей многому научили. Так что в автобиографиях почти поголовно писали о рабоче-крестьянском происхождении. Все доказательства обратного уничтожались. Олимпиаде Ругиновой, прапрабабушке Ильи, хватило мужества сохранить заветную шкатулку, где хранились такие драгоценности. Они же бесспорные доказательства того, что среди предков были священники, офицеры царской армии, носители баронского титула… Найди кто-нибудь из детей шкатулку чуть раньше и расскажи о родословной в школе, результат мог бы быть иным.

Добавлю, что знакомство с историей этой семьи мною самим воспринимается как невероятное стечение обстоятельств. Почти не вызывает сомнений тот факт, что наши предки были хорошо знакомы. Так, прапрадед Жанны Анатольевны Ругинов Владимир Феофилактович, будучи, как и мой прадед Федор Христианович Феч, фельдшером, его ровесником, примерно в то же самое время жил и практиковал в Тирасполе. Его сыновья, Иван и Сергей, ровесники моего деда Николая Федоровича, так же, как и он, учились в Алексеевском реальном училище. А дочь Олимпиада, ровесница моей бабушки Марии Федоровны, в одни и те же годы с ней училась в Тираспольской женской гимназии. Кстати, со вторым моим прадедом Люцианом-Болеславом Адамовичем Маньковским, городским врачом, Владимир Ругинов тоже должен был быть знаком. Медицинское сообщество Тирасполя до революции было достаточно невелико. И вот спустя 100 с лишним лет наши пути вновь пересеклись под сенью республиканской акции «Моя семья в истории края».

 

Николай Феч.

По материалам исследовательской работы Ильи Шмульского.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.