Басня про лягушку, воробья и сома

Недавно мы отметили Международный день Днестра. Река играет важную роль в экономике региона, в сохранении экологического баланса, имеет огромное историко-культурное и туристическое значение. Днестр в прямом и переносном смысле кормит и поит нас, если посмотреть на него с точки зрения водоснабжения и мелиорации.

 

 

 

С Днестром связана вся моя многолетняя жизнь. Достаточно сказать, что в молодости он увлёк меня рыбалкой. И, надо сказать, в голодные послевоенные годы многообразная днестровская рыба была существенной добавкой к рациону многодетной семьи. В этой связи вспоминается мне забавный случай, похожий на рыбацкую байку…

Рождение в нашей семье сына было для меня вдвойне радостным событием. Втайне про себя я по-   думал: как только Алёша встанет на ноги, поведу его на рыбалку. В пять лет он впереди меня уже бегал к Днестру. Алёша оказался любознательным подростком, быстро освоил процесс ловли, ловко управлялся с мудрёными снастями. К 16 годам он стал заядлым рыбаком и в мастерстве превзошёл отца. Постепенно я превратился в его «оруженосца» – готовил и носил снасти. У сына появилась особое чутье рыбака: он умел выбрать удачные места для ловли, подбирать приманки, насадки, и мы редко возвращались без улова.

В августе 1999 года к нам приехал погостить племянник Саша, он пожаловался, что в их краях с рыбалкой плоховато, кроме карасиков ничего не водится. Мы с Алёшей решили порадовать юного родственника, договорились, что я пойду на рыбалку с утра, займу «клёвое» место, а сын с племянником придут ближе к обеду. Чуть свет я отправился на Днестр, успел к хорошей утренней поклёвке, поймал с десяток тарани и карася.

Клёв прекратился, и я по привычке, как заядлый натуралист, стал наблюдать за природой. Моё внимание привлекла небольшая птичка, промелькнувшая за песчаный мыс. «Наверное, – подумалось мне, – прилетела попить воды». За бугорком было не видно, куда она села. Но вдруг с того места послышались всплески и пошли круги по воде. Я схватил подсак и кинулся к тому месту, подумав, что на птичку могла напасть какая-то хищная рыба, типа судака или голавля. Но каково же было моё удивление, когда я увидел огромную лягушку, которая в пасти держала молодого воробья. Она ужасно пучилась, пытаясь проглотить добычу, но все её усилия были напрасны. И свою добычу она не собиралась отпускать. Я замахнулся на неё подсаком, и она с перепугу выпустила несчастную жертву, как ворона кусочек сыра в известной басне Крылова, и скрылась в воде. Я взял в руки хилого воробья, он несколько раз, раскрыв клюв, обмяк. Подержав с минуту мертвую птицу в руке, я закопал её неподалеку в песке…

Вскоре пришли сын с племянником с обедом для меня.  Алеша поинтересовался, каков у меня улов. Осмотрев садок, сын бодро оценил: «Негусто, но на уху хватит». Они стали располагаться, а я им поведал историю про хищную лягушку и удушенного воробья. Саша возмутился: «Ну и бестия, эта лягушка!». А в сыне  тут же проснулся опытный рыбак: «Надеюсь, ты не выбросил воробья, это же великолепная насадка на сома!». Мне пришлось показать место, где схоронил воробья. Сын извлек его из песчаной ямки и попросил Сашу развести небольшой костёр. Алексей покрутил над костром птицу, приговаривая: «Вот сому будет деликатес, они любят запах ошмаленного».

Сын долго колдовал в поисках места, где может быть «хозяин», то есть сом, настроил специальные снасти из толстой лески, с тяжёлым грузилом и тройным крючком. Для контроля оснастил всё это устройство большим колокольчиком и ловко забросил в условное место. «Вечером сработает!» – уверенно сказал Алёша.

Уже изрядно стемнело, мы разожгли костёр и доели остатки обеда. Собрали все снасти, готовились уходить. Но сын настаивал ещё немного обождать: «Не торопитесь, сом только в сумерках выходит из логова. Я забросил приманку на выходе из ямы. Если он там есть, непременно выйдет на неё и сработает!». Не успел он это сказать, как бешено зазвонил колокольчик. Прут, на котором крепился звонок, сильно прогнулся в сторону реки, и колокольчик слетел от сильного рывка. Сын стремглав бросился к месту клёва, успел подсечь рыбу и радостно возвестить: «Есть крупняк!».

Алёша медленно стал подтягивать леску на себя. Вдруг она расслабилась, и сом выпрыгнул из воды, показавшись во всей красе. И пошла работа! Алёша то подтягивал леску, то отпускал. Трудно сказать, сколько минут шла эта борьба. Наконец сом устал и легче пошёл к берегу. Сын передал мне леску и попросил потихоньку подтягивать её на себя, а сам вошёл в воду. Вскоре показалась усатая голова сома. Сын ловко ухватил его за жабры и выволок на берег, где оседлал его и успокоил. Затем с достоинством настоящего рыбака приподнял сома за жабры и оценил: «Килограммов на двадцать потянет!».

Для нас это был непревзойдённый рекорд! Мы пришли домой около полуночи усталые, но довольные. По такому случаю разбудили соседа-фотографа, и он запечатлел эту редкую добычу в наших руках.

ЮРИЙ ПОРОЖНЯКОВ.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.