Будущее вместе

В прошлом учебном году мне довелось вести русскую литературу в 10-м классе, и в конце курса у меня появилась дивная идея: а почему бы не задать нынешним десятиклассникам вопрос, который в свое время учителя задавали нам. Вопрос этот звучал очень просто: каким вы видите своё будущее?

 

И вот, задаю я этот вопрос и держу в уме, что сам я, будучи школьником, относился с нескрываемым презрением к таким вопросам. Что же от меня требуется написать – свое самое сокровенное, что ли? А о чем я сейчас думаю? О том, что биологию нужно выучить и систему переустановить… Какое будущее? Зачем вообще задавать такие абстрактные вопросы?.. Это, пожалуй, столь же нелепо, как и стандартные сочинения вроде «О времени и о себе» или «Как я провел лето».

Несмотря на все это, ответы моих учеников (особенно сразу после Чехова и пройденной «Палаты №6») меня крайне интересовали. Что изменилось в головах юношей и девушек с тех времен, когда  я оканчивал школу (а было это не так давно, всего 6 лет назад)? Наверное, для того и дают учителя литературы столь абстрактные вопросы, этакие тесты на уровень зрелости.

Некоторые анонимные ответы десятиклассников меня особенно развеселили. Например, этот:

«Я поступлю в университет в Москве или за границей на журналиста. Получу хорошую работу, стабильную зарплату, выйду замуж, буду путешествовать и жить счастливо».

Этакая мантра о счастливой беззаботной жизни в Париже или Лондоне.

Наверное, каждый молодой житель Приднестровья мечтает учиться в Москве, но об этом мечтает и любой житель какого-нибудь Брянска или Пензы… Правда, спустя несколько лет после окончания школы понимаешь, что Москва хороша, если только ты отдыхаешь там недельку-другую… И если в Приднестровье студент на «жалкие» сто долларов может вполне жить целый месяц, то в желанной Москве этих денег хватит на пять дней.

Многие ответы имели шлейф антиутопии и носили антимилитаристский характер:

«Люди больше не болеют. Я стану президентом. В мире больше не будет войн».

«Будущее без армии. В будущем будет одно государство, то есть не будет границ. Будет сильная социальная дифференциация».

«Машины заменят человека. Армия не будет ничего решать, главенствовать будут новые технологии».

«Изменение мыслей, людей вокруг нас. Подмена понятий того, что хорошо или плохо. Все будет меняться с каждым днем: окружающая среда, растения, дома, машины, одежда, обувь, нравы, мысли. Все это будет менять наши устои жизни, и, в первую очередь, нас».

Это напомнило мне соцфантастику Ефремова или футуролога Лема: практически все писатели-фантасты ХХ века представляли век грядущий каким-то необыкновенно автоматизированным, где человеку как таковому нет места. Однако прошло уже немало лет, а воз и ныне там. Никаких аэромобилей и подводной милиции сейчас нет, и искусственный интеллект не захватил человечество.

Любому поколению молодых людей 15-18 лет, пожалуй, свойственно утрировать будущее а-ля техногенная катастрофа из спилберговского фильма. А возможно, будущее предстанет нам таким, каким его описал Владимир Сорокин в своем недавнем романе «Теллурия»: снова феодальная раздробленность с лаптями, телегами и смартфонами.

Нашлись у десятиклассников и более философские ответы на мой простой вопрос:

«Я не могу точно сформулировать свое представление о своей дальнейшей жизни. Я знаю, что хочу, и думаю, что это реально, и я буду делать все, что в моих силах для реализации моих планов. Будущее для меня – найти себя».

«Не вижу будущее. Есть миллиарды возможных вариантов развития и перехода из хаоса к космосу и обратно. Если бы я его видела, то давно бы выпилилась (покончила жизнь самоубийством. – Прим. авт.)».

«Будущее будет точно таким же, как и настоящее, только мы станем старше, умнее (может быть). А в другом ничего не изменится. Появится только семья, дети, новые друзья».

Один из ответов понравился мне своей краткостью и цельностью:

«Туман».

В самом деле, когда тебе 16 лет, то вопросами о далеком будущем лучше всего не задаваться. Куда важнее подготовиться к ЕГЭ по математике и выбрать свою исключительную и перспективную специальность для поступления. Например, автоматизацию технологических процессов и производства (и зря ты ходил в художественную школу с третьего класса). А может, все-таки в худучилище? Будущее туманно и вряд ли связано с понятиями хаоса и космоса. Будущее – это омлет, который я буду есть на завтрак. Будущее – это сдача в маршрутке, которую я получу мелкими деньгами. Будущее – это отпуск за свой счет, потому что нужно съездить к родственникам в Рыбницу. Будущее – это кусочек пенопласта, который останется после ремонта коридора и пригодится в ванной. Это то, что наступает, пока я пишу статью о будущем. Будущее туманно, но оно проще, чем представляешь его в 16 лет.

Затем я задал такой же вопрос многим своим товарищам, и они начали пространно рассуждать о космических дырах, масонах и Ричарде Докинзе с его эволюционной биологией. Наверное, чем старше человек, тем пространнее и больше он рассуждает о будущем, практически не давая ответа на сам вопрос.

Возрастные рамки, позволяющие относить людей к молодёжи, разнятся: нижняя возрастная граница молодёжи устанавливается между 14 и 16, верхняя – между 25 и 35 и более годами. Вот, 12 августа во всем мире празднуют День молодежи… И, наверное, с шестнадцати до двадцати шести лет проходит совсем немного времени, чтобы понять: будущее не за горами.

Ольга, 27 лет:

 

– Главная проблема молодёжи в том, что она банально разучилась мыслить самостоятельно, а не «приготовленными» кем-то стереотипами и стандартными образами. Когда человек не занимается самовоспитанием, самопознанием, саморазвитием, когда он не стремится самостоятельно постичь себя, свою природу или элементарно не стремится к познанию окружающего, то он просто деградирует. У него развивается лень, падает самооценка, повышается жалость к себе, развиваются эгоизм и мания величия. Всё это «агенты» полной человеческой, культурно-нравственной аннигиляции, превращения в пресмыкающееся животное, живущее только инстинктами и лишь потакающего потребностям своего тела – погреться на солнышке, набить кишку, затуманить сознание алкогольным ядом и прочее – стандартный «суповой» набор. Важно понимать, что перечисленное, – это лишь следствие каждодневных выбранных решений каждым индивидуумом. Что выбираешь, то и получаешь. На что тратишь своё внимание и отведённое время, то и накапливаешь в своём «багаже», с которым идёшь по жизненному пути…

Петр, 29 лет:

 

– Главная проблема человечества – социальное неравенство, чья причина в неравномерном распределении природных ресурсов. Так как молодежь есть часть человечества, то это и ее главная проблема тоже.

 

Алексей, 25 лет:

 

– Будущее туманно. Никогда не задумывался над этим. Технологии будут добираться до нас, но медленно. Но в сущности мало что изменится. В большинстве своём – люди изменятся. Проблема молодёжи в том, что они не похожи на старшее поколение, вот и всё. Это даже и не проблема в целом. Просто всё другое. Другие ценности, другие ориентиры. Ценности поменялись. Они менялись всегда. Но сейчас это видно нам. Тем, которые видят следующее поколение, и, наверное, в сердцах говорят: прости нас, Гагарин, мы всё потеряли. И приобрели Гарри Поттера.

И все же…

 

 

Эссе о подростках нулевых

 

Каждый день мы утаивали по рублю с булочек и замасленных кренделей, которые нам давали родители на школьный обед, чтобы накопить заветную сумму для десанта в миры иных возможностей. То были компьютерные клубы с приставками Sony Playstation. Мерный, почти неслышимый гул советских телевизоров, сухой треск вращающихся в вертикально прислонённых приставках (потому что они уже паяны-перепаяны) дисков и компьютерные игры, в каждой из которых ты можешь быть королем своего мира.

Полутемень, запах нагретых докрасна экранов, детские возгласы в подвале (а компьютерные клубы располагались всегда именно в подвалах!).  Изо дня в день там жили подростки: без копейки денег, с незнающими отдыха на работе родителями и очерченными пространствами в головах.

Нам, примерным ребятам с другого района, повезло больше: кто-то по деньгам, которые подарил дедушка, может себе позволить поиграть «на сорок минут», а кто-то будет просто стоять и наблюдать за его спиной, посредник посторонней игры. Дети из неблагополучных семей тогда уже вовсю нюхали клей на стройках и кушали ради интереса димедрол – нам повезло быть из семей с хорошим воспитанием… Сложные нулевые, отголоски бандитских девяностых.

Герои компьютерных игр были для нас, детей нулевых, реальнее, нежели ты, завистливо стоящий за спиной, придерживающий грязными от шелковицы руками мой стул, вдыхающий монотонный ветер советского кинескопа. Однако рано или поздно сорок минут кончатся, и я, бывший счастливчик, сам уже стою за спиной очередного посетителя компьютерного клуба, примеряющего на себя роль борца с неведомыми монстрами. А ты, подросток нулевых, стоишь за спиной всего универсума и знаешь: уж лучше за спиной, нежели выходить из компьютерного клуба «Универсум» вверх, под холодный серого привкуса дождь, в прерии математики, в царство стылого борща, в вечность шелестящих под ногами листьев.

Сейчас подростки и молодые люди часто поднимают «взрослые» темы, читают книги, которые им «не следует» читать, и местом встречи избирают не компьютерный клуб, а просторы Интернета, благо техника в наше благоприятное десятилетие до нас дошла в полном объеме и компьютер есть практически в каждом доме. И если нам кажется, что эти, молодые, не живут полной жизнью, это, пожалуй, неверно. Раньше девочки хотели на день рождения джинсы-«трубы», а сейчас – телефон Galaxy S3. Технологии!.. Но зато они не «шарятся» по стройкам и подвалам, в отличие от подростков нулевых… Все, что ни делается, – к лучшему.

 

НИКИТА МИЛОСЛАВСКИЙ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.