Торжество справедливости

История одного расследования Александра Шпилевого

 

В Следственный комитет ПМР пришел запрос на выписку из уголовного дела, на который, согласно требованиям руководящих документов, достаточно было дать стандартный ответ. Но трагичность и необычность ситуации, жизненная несправедливость не могли оставить подполковника юстиции, руководителя управления ГСУ СК ПМР Александра Шпилевого равнодушным. Принял решение провести расследование до конца. Как итог – справедливость восторжествовала.

 

 

 

Моя профессия особенно интересная и многогранная, так как напрямую связана с ретроспективой – в ходе следствия устанавливаются события, имевшие место в прошлом. За двадцатилетний период работы в органах следствия Приднестровья мне приходилась расследовать всякие дела: особо важные, сложные и не очень. Одно оставалось неизменным после окончания этих дел – я понимал, что мои мировоззрение и миропонимание становились шире и богаче с учётом полученной в ходе следственной работы информации.

По роду своей деятельности мне часто приходится выезжать на север республики – в славные города Каменку и Рыбницу. На выезде из Дубоссар – между 71-м и 72-м километрами трассы Тирасполь-Каменка – у дорожного указателя направления к селу Роги находится обелиск в виде большого креста и гранитных плит с высеченными на них именами. Так получалось, что я никогда не останавливался здесь. В памяти еще свежи воспоминания о боевых действиях, проходивших в этих местах весной и летом 1992 года. Наверное, поэтому я всегда мысленно связывал этот памятник с теми трагическими событиями, и, как оказалось, не ошибся. Убедиться в этом мне пришлось совсем недавно.

В июне текущего года в Следственный комитет с заявлением обратилась Екатерина Васалатий – дочь защитника Приднестровья дубоссарца Михаила Газия, погибшего 14 марта 1992 года. Однако тело Михаила сразу после боя не нашли. Время было сложное, военное. Раненным его видели, а погибшим  – нет. Возможно, попал в плен. Одним словом, записали его в списки пропавших без вести.

Останки защитника республики нашли лесорубы лишь восемь месяцев спустя, в ноябре 1992 года, в лесополосе, недалеко от места боя, в так называемой местным населением Марьиной роще. Тяжелораненный Михаил Газий смог добраться до лесонасаждения, но от полученных ран скончался. По факту нахождения тела еще тогда было возбуждено уголовное дело. Погибшего опознали и похоронили с почестями вместе с его другими боевыми товарищами. Однако по чьей-то халатности или оплошности загс выдал свидетельство о смерти Михаила Газия, датированное двадцатым августа 1992 года. В этот период военные действия официально уже были окончены.

В начале 2016 года вдова Михаила Газия пыталась оформить льготную пенсию, но получила отказ. По закону и согласно выданному ей 24 года назад свидетельству о смерти мужа получалось, что Михаил погиб после окончания боевых действия, а значит, и льготы на него и членов его семьи не распространяются. Признанный защитник Приднестровья, героически погибший в марте 1992 года, по документам таковым не являлся. Очевидный парадокс требовал юридически оформленного решения для восстановления истины. Поэтому дочь защитника Екатерина Васалатий обратилась в комитет для получения копий документов из уголовного дела по факту обнаружения останков ее отца Михаила Газия.

Рассмотрение этого заявления было поручено мне. После стандартного запроса уголовное дело из архива СК ПМР поступило в мое распоряжение. Из материалов дела следовало, что останки Михаила Газия были обнаружены лесорубами в Марьиной роще Дубоссарского района 22 ноября 1992 года. Осмотром этого места было установлено, что оно безлюдно и является территорией 35-го квартала этого лесонасаждения. В дальнейшем тело в состоянии мумификации и частичного скелетирования было опознано как гвардеец Михаил Газий, пропавший без вести после боестолкновения 14 марта 1992 года на Роговском оборонительном участке.

Изучив материалы, я доложил сделанные мной выводы своему руководителю – первому заместителю председателя комитета Владлену Кулакову, который отменил постановление следователя Дубоссарской межрайонной прокуратуры 1992 года о прекращении уголовного дела по тем основаниям, что оно было недостаточно мотивированным и малоинформативным.

В ходе проведенного мной предварительного следствия нашли полное подтверждение следующие факты, изложенные в уголовном деле. Было установлено, что с 1 на 2 марта 1992 года начались боевые действия по отражению агрессии Молдовы против Приднестровья. Третьего марта вооруженные подразделения Молдовы пытались захватить воинскую часть, расположенную в населенном пункте Кочиеры. Произошли ожесточенные бои. На Роговском направлении были сосредоточены значительные силы регулярной молдавской армии, что угрожало расчленением территории нашей республики.

На указанном направлении приднестровские гвардейцы организовали оборону. В связи с обострением ситуации 14 марта 1992 года начальник дубоссарской республиканской гвардии майор Александр Лукьяненко принял решение укрепить оборону на этом участке дополнительными подразделениями, боевой техникой и вооружением. Для этого из Дубоссар были направлены гвардейцы В.Бекетов, И. Бачко, М. Газий, В.Ренгилевич, С. Величко, П. Бондаренко, Б.Капкан и В. Фролов.

Подразделение выдвинулось на двух транспортных средствах. М. Газий, Б. Капкан и В. Фролов следовали на автомобиле ЗИЛ-130. Остальные на бронированном автомобиле «Аврора» – обшитый защищенными листами металла автомобиль «КрАЗ», подарок рабочих Рыбницы дубоссарским ополченцам. Прибыв к Роговскому посту, гвардейцы тут же вступили в бой с подразделением молдавского ОПОНа. В результате боестолкновения от полученных ранений на месте погибли все указанные выше лица, кроме Михаила Газия. Он, получив тяжелые ранения, сумел выйти с линии огня, переместиться в 35-й квартал Марьиной рощи, где от полученных ранений скончался в тот же день.

В ходе предварительного следствия мной также было установлено, что работники загса при оформлении свидетельства о смерти Михаила Газия допустили техническую ошибку, указав, что он погиб 20.08.1992 года. Однако эта дата не согласуется ни с одним из имеющихся у следствия документов.

Также были выяснены и некоторые другие важные для следствия факты из жизни и службы Михаила Газия. Как пояснил следствию один из свидетелей, служивший в 1992 году в гвардии в звании майора, 13 марта 1992 года позиции обороны плотины Дубоссарской ГЭС были усилены расчетом гранатометчиков под командованием Михаила Газия. В первой половине дня 14 марта 1992 года по приказу начальника гвардии этот расчет был направлен на Роговское направление, где намечался прорыв противника. Уже к вечеру того же дня из штаба поступила информация, что автомобиль ЗИЛ-130, в котором находился и Михаил Газий, попал в засаду в районе села Роги и был расстрелян. После восстановления линии обороны Михаил Газий не был обнаружен ни среди погибших, ни среди раненых. Аналогичные показания дал и бывший командир 3-го взвода 3-й роты дубоссарской гвардии.

В своих показаниях следствию бывший гвардеец Павел Калинин рассказал, что эта трагедия произошла фактически у него на глазах. Тому факту, что тело Михаила Газия не было обнаружено на позициях, как считает Павел Калинин, есть единственное объяснение – Михаил Газий был тяжело ранен, но сумел уйти с линии огня и скрыться в Марьиной роще, где и погиб в тот же день. Обстоятельства дня 14 марта 1992 года свидетель Павел Калинин уточнил на месте прошедших боев между 71-м и 72-м км трассы «Тирасполь-Каменка» рядом с дорогой в село Роги Дубоссарского района. На этом месте погибшим гвардейцам установлен обелиск.

По результатам расследования мною было вынесено мотивированное и законное решение о прекращении уголовного дела. Копия постановления была направлена в органы ЗАГС города Дубоссары и Дубоссарского района, работники которого внесли изменения в актовую запись о смерти Михаила Газия с указанием даты 14 марта 1992 года. Таким образом, вдова героя получила право на льготную пенсию.

Расследуя это дело, я неоднократно задавал себе вопрос: что побудило этих молодых людей встать на защиту Приднестровья? Они были готовы и заплатили самую высокую цену – свои жизни. Они действовали совершенно сознательно, защищая народ Приднестровья от махрового национал-фашизма, проявив при этом исключительное мужество, доблесть и настоящий героизм. Подвиг достойно оценен государством. Михаил Газий посмертно был награжден правительственными наградами: медалью «Защитнику Приднестровья» и орденом «За личное мужество».

Вот так посредством своей работы мне стала известна история еще одного трагического и тяжелейшего дня из жизни Приднестровья. Теперь я знаю, кому воздвигнут обелиск на Роговском направлении, где находится Марьина роща в Дубоссарском районе, и я хочу, чтобы об этом узнала и вся страна. В ходе следствия я познакомился с хорошими людьми из Дубоссар, узнал, что жили когда-то в этом городе замечательные геройские парни – Газий М., Бекетов В., Бачко И., Ренгилевич В., Величко С., Бондаренко П., Капкан Б., Фролов В., которые отдали свои жизни ради будущего Приднестровья.

И это светлое будущее у нас есть. Ведь живёт же дочь Михаила Газия – юрист Правительства Екатерина Васалатий, которая воспитывает его внука Дмитрия. В Дубоссарах работает на швейной фабрике его вдова – Майя Юрьевна, которая  так и не вышла повторно замуж. Живут и трудятся тысячи приднестровцев, которым своей героической гибелью Михаил Газий обеспечил светлое будущее.

 

Материал

к печати подготовил

Анатолий Панин.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.