Искусство видеть

…Без неё не обходится ни одно государственное или семейное торжество. Без неё не выдадут паспорт. Без неё нет резона ехать на курорт, нет смысла регистрировать страничку в соцсетях. Без неё уже, фактически, нет нас самих, ибо она наше Alter ego, или, как любят говорить американцы, publisity (известность, популярность). Вы уже, конечно, догадались, о чем идет речь.

19 августа отмечается Всемирный день фотографии.

 

Дата праздника была выбрана в связи с тем, что в 1839 году в этот день широкой общественности был представлен уникальный метод получения фотографического отпечатка – дагерротипия, предшественница современной фотографии. Изобретение Луи Дагера стало первым шагом на пути к фотографии как общедоступной «технологии».

В настоящее время техническая сторона светописи перестала быть уделом профессионалов и фотолюбителей. Цифровые камеры позволяют получить изображение высокого качества без предварительной подготовки и даже без ознакомления с инструкцией по эксплуатации фотоаппарата. Режим «авто» отвечает на все вопросы. Более того, функцией фотоаппарата наделены все современные мобильные телефоны. С одной стороны, всё это дает возможность оперативно фиксировать важные для человека моменты. С другой – излишний автоматизм приводит к утрате художественности, переводит фотографию в разряд чисто утилитарных приспособлений.

Фотографию не случайно называют самым демократичным видом искусства. Купить недорогую, но вполне приемлемую для творчества модель аппарата сегодня может практически каждый. На этом фоне неизбежные траты, возникающие в процессе обучения рисованию или игры на музыкальном инструменте, покажутся вам куда более значительными. И всё же доступность фотоискусства во многом является мнимой. Достаточно сказать, что при наличии в мире миллионов счастливых обладателей фотоаппаратов лишь десятки из них удостоились чести войти в число мастеров мирового уровня. Тому есть веские причины, без понимания которых невозможно прийти к пониманию искусства светописи (согласно парадоксальной логике, понимание языка светописи способствует выявлению данных причин). Что это за причины?

Как любит говорить своим ученикам приднестровский фотохудожник Михаил Блонштейн, обладание скрипкой Страдивари ещё не делает вас прекрасным или даже сколь-либо сносным скрипачом. В то же время, порой, именно так полагают люди, отправляющиеся в магазин за фотокамерой, чья цена может превышать стоимость престижного автомобиля. Фотография, как говорит другой приднестровский мастер Александр Паламарь, технический вид искусства – от техники здесь, и правда, кое-что зависит, но далеко не всё. Только умение фотографа создать яркий, запоминающийся образ определяет принадлежность творческого результата к изобразительному искусству.

Небольшая ремарка: значительная часть материала, представленного в социальных сетях, равно как и на фотосайтах, к понятию «произведение искусства» не имеет прямого отношения. Как правило, это просто красивые картинки или бытовые снимки из жизни одного человека или его семьи. По-настоящему художественные вещи, как и в любом искусстве, в фотоискусстве – штучный продукт. Даже у классиков фотографии таких работ совсем не много. Иногда – до десятка, иногда – сотня, а может и всего одна работа, ставшая узнаваемой, «брендовой». К примеру, советский фотограф Макс Альперт запомнился одним-единственным снимком «Комбат». Военный фотокорреспондент Евгений Халдей вошел в историю с работой «Знамя Победы над рейхстагом», Михаил Наппельбаум сделал крайне удачный снимок Ленина, перепечатывавшийся на протяжении всей истории Страны Советов.

По словам приднестровского фотографа Алексея Юрковского, подготовившего несколько больших экспозиций о Приднестровье и приднестровцах, хороших фотографий много не бывает. Всё это говорит не только о колоссальном труде, который прикладывают мастера, чтобы получить достойный результат, но и о неком таинстве фотоискусства.

Теологи, богословы, заинтересуйся они темой светописи («И сказал Бог: да будет свет…»), вне всякого сомнения нашли бы здесь благодатную почву для проповеди. В самом деле, любой хороший снимок – это всегда и заслуга фотографа, и промысел Божий. А всё потому, что фотография в наибольшей степени подвержена влиянию быстро меняющейся и, как правило, никогда не повторяющейся окружающей действительности, самой жизни, куда более многогранной, нежели самый многообещающий творческий замысел. Не случайно такие классики фотоискусства, как Эдвард Уэстон, Ансель Адамс, Йозеф Судек, Анри Картье-Брессон, Галина Лукьянова, Владимир Семин, признавали лишь художественную фотографию на документальной основе.

Это обстоятельство, в свою очередь, породило широко распространенный домысел о том, что фотография якобы копирует действительность, является её бездушной копией. Подобное предубеждение до сих пор встречается среди художников, полагающих, что в графике, скульптуре, живописи выражается нечто глубокое, емкое, обобщенное, тогда как в фотографии автор скользит по поверхности, довольствуется видимостью. Не станем напоминать, что у каждого вида искусства свой диапазон возможностей, свои сильные и слабые стороны (исключение, пожалуй, составляет синтетическое искусство – театр). В то же время заметим: как показывает опыт, именно художники, а не фотографы могут довольствоваться видимостью, «картинкой» и при этом весьма успешно продавать результаты своего труда. К примеру, правдоподобно написанное яблоко уже представляет некоторый интерес для зрителя, хотя ничего образного, в полном смысле – художественного, в нем нет. Покупатель такого яблока уверен: он тратит деньги не зря. Не потому, что художник зрит в корень, что он гений. А просто потому, что он, художник, уже затратил на своё яблоко определенные средства, вложил труд. Холст, масляные краски, рамочка, наконец, годы учебы – всё это стоит денег. Но сфотографируйте то же самое яблоко, и попытайтесь продать. У потенциального покупателя немедленно возникнет масса сомнений. За что платить? И я так могу! Если бы у меня ещё был хороший фотоаппарат и, для полного счастья, скрипка Страдивари… Круг замкнулся.

Вопрос, как отличить фотографический шедевр от заурядной карточки, не так прост, как может показаться. Отвечая на него, легко запутаться в искусствоведческих дебрях, сбиться с пути под воздействием «вкусовщины». Тут нужны опыт, интуиция, знание мирового изобразительного искусства… И если уж далеко не каждый любит и понимает классическую музыку, что говорить о куда менее популярной и куда более молодой фотографии! Обыватель довольствуется просмотром свадебных карточек в Интернете, точно так же, как среднестатистический слушатель предпочитает невзыскательные эстрадные песенки, а вовсе не оратории Генделя. Свадебные фотографии, за некоторым исключением, требующим отдельного разговора, априори не являются художественными. Водораздел проходит по линии: заказ-самовыражение. Художественная фотография – это что-то очень личное и, вместе с тем, – универсальное. Свадебный фотограф и не стремится к созданию универсального художественного образа, не пытается выразить себя. Он ориентируется на готовые образцы, общественный вкус, заказ. Он знает, чего ждет заказчик, и ставит своей целью оправдать его надежды. От этого зависит заработок. Для фотохудожника плата за труд, как и реакция зрителя, не стоит на первом месте. Не должна стоять! Здесь самое главное – соответствие результата собственным ожиданиям, художественное совершенство. Творить для художника – высшая радость. Таким образом, художественность в фотографии не является критерием продаваемости. А  продаваемость – художественности.

Знание языка художественной фотографии, как и понимание языка живописи, классической музыки, лучших образцов литературы, делает человека духовно богаче. Получаемое от общения с произведениями искусства эстетическое удовольствие способно сделать жизнь ярче, полноценнее, осмысленнее. И можно только пожалеть людей, отказывающих себе в общении с прекрасным.

Приднестровцам повезло. В нашем, относительно небольшом и сравнительно молодом государстве действуют сразу три профессиональных творческих объединения в области изобразительного искусства: союз художников, союз фотохудожников и союз дизайнеров.

В этом году союзу фотохудожников Приднестровья исполнилось 10 лет. Руководит объединением Александр Паламарь, мастер с почти полувековым стажем. Союз насчитывает в своих рядах свыше 20 членов, являющихся авторами и участниками персональных и коллективных выставок. Все приднестровские фотомастера обладают самостоятельным почерком. Их взгляды на фотоискусство порой различны, вплоть до полярности, что не исключает наличия общих мотивов и черт. Так, ни за что не перепутаешь работы Александра Паламаря и Михаила Блонштейна, Федора Зотьева и Виктора Громова, Валерия Кругликова и Алексея Покусинского.  И вместе с тем, всех названных авторов объединяет любовь к родному краю, его природе и людям, стремление поделиться со зрителем своими переживаниями, мыслями, наблюдениями. Глубоко врезались в память приднестровского зрителя, ценителя фотоискусства, персональные выставки Валерия Кругликова, Михаила Блонштейна, Александра Паламаря, Владимира Иванова, Алексея Юрковского. В их работах наш край, наша история обрели свое образное воплощение, столь необходимое для того, чтобы и соотечественники, и тем более жители других государств могли лучше понять, прочувствовать, в чем же заключается «феномен Приднестровья».

Принципиально важную роль в деле воспитания подрастающего поколения имеют республиканские конкурсы детской фотографии. В этом году прошел седьмой. Ежегодно в них принимают участие сотни юных приднестровцев – всё это будущие вершители судьбы нашего государства. От того, какими глазами они смотрят на мир, что в нем подмечают, что учатся ценить, зависит многое. И отнюдь не безразлично, будут ли они считать место, где родились, одним из красивейших мест на земле, где живут прекрасные, доброжелательные люди, или же станут относиться к нему потребительски, руководствуясь известной поговоркой: рыба ищет где глубже, а человек – где лучше.

Преломляясь в плоскости фотоискусства, известная фраза Достоевского о том, что красота спасет мир, обретает зримую полноту. Фотография не только позволяет запечатлеть образ близких, отразить самые важные моменты (что само по себе – чудо), но и воспитывает в фотографирующем умение ценить мгновение, видеть великое в малом, удивительное – рядом. С той лишь оговоркой, что возможность смотреть и умение видеть, как любит говорить своим ученикам приднестровский фотохудожник Михаил Блонштейн, совсем не одно и то же.

 

Николай Феч.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.