Время взведенных курков

20 августа 1944 года войска Красной Армии начали Ясско-Кишиневскую наступательную операцию. Они смели со своего пути румынские и немецкие дивизии и замкнули кольцо окружения вокруг 6-й немецкой армии. 23 августа Красная Армия с боями овладела Бендерами, 24 августа был освобожден Кишинев, а 31 августа советские войска вошли в Бухарест. Русских население  встречало цветами. Почему это делали румыны – вопрос румынской истории. Но жители Молдавии приветствовали освободителей с искренним энтузиазмом. Для них Россия/Советский Союз была их государством, а годы оккупации – временем страшных испытаний, которые хотелось забыть.

 

 

 

Время забвения, казалось, наступило уже тогда, в августе 1944-го. Румыния перешла на сторону антигитлеровской коалиции, наказала главных военных преступников, и новой союзнице Москва старалась не поминать былое. И напрасно. В 60-е годы, когда к власти в этой стране пришел национал-коммунист Николае Чаушеску, румынская историография вновь начала представлять Россию врагом «румынского рода» и «обосновать» территориальные притязания к СССР. Но историческая память народа не терпит «белых пятен». Мы  помним годы немецко-румынской фашистской оккупации, когда человеческая жизнь обесценилась до предела. Все население захватчики грабили, эксплуатировали, отправляли на каторжные работы. Политически  «подозрительных» молдаван, украинцев, русских, болгар, гагаузов избивали, бросали в концлагеря и тюрьмы, расстреливали. Пыткам и истязаниям они  подвергли 207 тысяч граждан, десятую часть населения оккупированной республики. Евреев и цыган они убивали только за  то, что они – евреи или цыгане. Как это происходило?

Оккупацию Молдавской ССР немецко-румынские войска завершили 13 августа 1941 года. 29 августа в Дубоссары прибыла команда из 25 эсэсовцев во главе со старшим лейтенантом Дрекселем. Они разъезжали по селам и убивали советских активистов – молдаван, украинцев, русских и даже местных немцев. Всего расстреляли около 100 человек, а немца Энгеля, коммуниста, публично повесили. Тем временем румынские жандармы и полиция под командой полковника Петре Думитреску и капитана Боженеску создали в Дубоссарах гетто и согнали в него до 8 тыс. евреев.  12 сентября  их начали убивать. Румынские солдаты конвоировали обреченных к семи большим ямам в восточной части города, а члены зондеркоманды грабили  их и производили расстрел. Этот ужас продолжался 16 дней. 28 сентября, когда заключенные гетто были уничтожены, эсэсовцы убыли в Николаев. Но из Румынии, Бессарабии, Северной Буковины поступали новые партии обреченных, и румынские военные и полиция продолжили «работу» зондеркоманды Дрекселя. К весне 1944 года они довели число убитых в Дубоссарах до 18,6 тыс. человек.

Конвейер смерти, запущенный оккупантами в Дубоссарах, представлял собой лишь фрагмент страшной картины геноцида, развернутого румынскими и немецкими войсками на юго-западе СССР – в Молдавии и на Украине. 16 июля 1941 года, при вступлении немецких и румынских частей в Кишинев, им дал бой истребительный батальон под командой сотрудника НКВД Молдавской ССР В.Т. Бардиевского. В отместку немецкие солдаты схватили 160 жителей различных национальностей и расстреляли их. Еще 400 человек эсэсовцы расстреляли 19-20 июля в саду сельскохозяйственного института по ул. Садовой, 119. К началу ноября 1941 года, вследствие расстрелов, голода и болезней, погибли до 3 тыс. заключенных Кишиневского гетто. Остальные, более 8 тыс. человек, были убиты при конвоировании за Днестр либо в Дубоссарах и других  концлагерях. 1558 евреев, жителей Леово, румынское подразделение повело под конвоем в сторону Кишинева. По пути, в селе Саратены, по приказу полковника Мунтяна были расстреляны 55 человек. Дальнейшая судьба колонны не вызывает сомнений: после войны никто из угнанных не возвратился домой. В селе Пепены Бельцкого уезда румынские жандармы расстреляли 326 евреев, в местечке Маркулешты – 1000 евреев, в селе Гура-Кэинарь – 1040, в Теленештах – 250 человек, в Бравичах и селах Бравичского района – 385 человек, более 600 – в Оргееве, в селе Лапушна – 70, в Калараше – 350, в селе Байрамча Аккерманского уезда – 360 чел., в Бендерах эсэсовцы расстреляли 155 евреев и т.д. Жандармы во главе с офицером Попеску убили еврейское население Резины, 1500 человек. В концлагере Вертюжаны погибли 1,8 тыс. заключенных, в селе Лимбены  – 800; сотни евреев были убиты во многих других лагерях.

Еще более разнузданный террор развернули оккупанты в «Заднестровье», области между Бугом и Днестром. 12 августа 1941 года немецкая зондеркоманда расстреляла 500 евреев, обнаруженных в Тирасполе. Одновременно эсэсовцы выявляли и убивали также советских активистов – русских, молдаван, украинцев. 3 октября немецкая комендатура Тирасполя доложила военному командованию: «682 гражданских лица оформлены». Всего за годы оккупации румынские и немецкие войска расстреляли в городе до 1500 человек. В Одессе 22-24 октября румынские военные под командой генерала Н.Мачича  заживо сожгли, повесили, расстреляли  от 25 000 до 35 000 человек, большей частью евреев. В их числе 5 тыс. жителей, схваченных в центре города и повешенных либо убитых иным способом. 45 тыс. евреев Одессы были отправлены на уничтожение в концлагеря. Под руководством префекта уезда Голта подполковника М.Исопеску  в Акмечетке только в конце 1941 года были расстреляны 14 тыс. евреев, около 4900 евреев умерли в этом лагере от болезней. В гетто Доманевки были убиты 18 тыс. евреев. На суде в Бухаресте в мае 1946 года Исопеску был с полным на то основанием обвинен в убийстве 40 тыс. человек. Число убитых в селе Мостовое оценивается в 32 600 евреев, в селе Печора – 18 тыс., в селах Мареневка, Мариенбург, Новоселовка, Владимировка и Молдавка – 20 тыс. Больше всего заключенных, 54 тыс. человек, погибло в лагере Богдановка. В гетто Рыбницы были убиты до 5000 заключенных, в концлагере, по инициативе полковника К.Думитриу созданном на станции Колбасна, – 3000. Из 25 тысяч цыган, депортированных в «Транснистрию» летом 1942 года около 11 тыс. погибли и лишь 14 тыс. выжили. Вероятно, число погибших цыган было больше.

Трупы убитых каратели часто сбрасывали в Днестр. Уже в сентябре 1941 года произошло заражение речных и подпочвенных вод, началось распространение инфекционных и эпидемических заболеваний. Зимой 1941-1942 гг. только в Рыбницком уезде сыпной тиф унес более 5000 жизней. Весной 1942 года эпидемия сыпного тифа помешала Бухаресту разместить в уезде румынских колонистов. Зимой 1942-1943 гг., в ходе Сталинградской битвы, свершился перелом в войне, но планы колонизации Поднестровья отброшены не были. В апреле 1943 года, чтобы высвободить жилье и земли для размещения колонистов, оккупационные власти выселили из Рыбницы и пяти сел района –  Ержово, Сарацея, Вада-Турково, Белочь и Екатериновка, –  515 украинских семей, 3000 человек. Выселение осуществили как акцию геноцида. «В субботу за неделю до Пасхи, утром, когда еще все спали, – вспоминал электромонтер больницы Захар Авдеевич Клищевский, – село Ержово было окружено сотнями жандармов и полицейских. В нагорной части села были установлены пулеметы, откуда можно обстрелять любой дом. К каждому дому подходили по два фашиста с винтовками и предлагали  в течение 5-10 минут забрать себе все, что можно взять в руки из имущества, покинуть свой дом и выйти на центральную улицу села. Все село плакало, никто не знал, что случилось, что брать –тряпки или хлеб и что с ними будет дальше. На Сахарном заводе по железнодорожной ветке было подано несколько товарных вагонов, куда и грузили людей: стариков, женщин, детей больных и предсмертных. Но в 5-6 вагонов разве можно погрузить людей со всего села? Конечно, нет. Народ несколько дней находился на улице, опять прибыло на 2-й день 6-7 вагонов, набивали людей вплотную, но опять все не вместились. Ждут люди 3-й день вагонов… За эти дни люди больные, старики, дети умирали, рожали на улице». Дочиста ограбленных «эвакуированных» оккупанты расселили в селах Очаковского района, точнее, как цыган в 1942 году, оставили там умирать от голода.

Заключительные операции по уничтожению своих противников оккупанты провели накануне бегства. 16 марта 1944 года румынская охрана Рыбницкой тюрьмы была заменена немецкой. 19 марта 40 изменников из калмыцкого подразделения СС во главе с румынским майором Пантелеймоном Валуцэ и унтер-офицером Немгуровым расстреляли в камерах 262 заключенных, а затем подожгли тюрьму. Спаслись только 8 обреченных, в том числе руководитель подполья Слободзеи Кирилл Цуркан и член комитета Рыбницкой подпольной организации Анатолий Балан.

С приказом о ликвидации заключенных концлагеря команда СС прибыла также в Дубоссары. Румынский комендант, понимая, что за содеянное предстоит держать ответ, вывел из лагеря 72 узника, вероятно, тех, кто мог идти. Затем освободил их, а сам с охраной бежал за Днестр. 76 заключенных, обнаруженных в лагере, эсэсовцы расстреляли.

В Тирасполе, в тюрьме на Бородинской площади, находились около тысячи заключенных, в основном подпольщиков и партизан. В марте румынские военные расстреляли около 500 человек. 1 апреля 1944 года  тюрьму также взяли под охрану немцы и продолжили убийства. Однако в ночь на 5 апреля 260 узников подняли восстание. Многие погибли, но около 230 беглецов спаслись.

Геноцид был стержнем оккупационной политики румынских и немецких нацистов в Молдавии и на Украине, он проводился многообразно, систематически и повсеместно. Только в Молдавской ССР за три года румынской оккупации погибли 550 тыс. человек, пятая часть населения республики. Но в августе 1944 года время взведенных курков, время убийств и ужаса закончилось. Как нам забыть дни освобождения, тот «самый жаркий» август?

Игорь Шорников,

кандидат исторических наук.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.