«Деморассекречивание» и «демоотчёт»

Неделя прошла с того дня, как закрылась первая сессия Верховного Совета нынешнего созыва и открылась новая.

 

 

Представители Правительства и Президента намекнули на нарушение внутреннего парламентского регламента. Согласно ему, первая сессия должна была окончиться в июле, а следующая начаться в сентябре. Причём в этот период регламентом запрещается проводить какие-либо заседания рабочих органов Верховного Совета, а они меж тем проводились. Заседали Президиум и профильные комитеты парламента.

Как оказалось, нарушения собственных процедур и правил у депутатов нынешнего созыва носят не единичный характер. Позвольте несколько слов о некоторых нюансах законодательного процесса. Как Вы знаете, читатель, есть процедура первого и второго чтения. Для ряда законопроектов предусмотрено ещё и третье чтение. Если парламентариев в корне не устраивает тот или иной законопроект, то они либо безоговорочно его отклоняют, либо отклоняют с предложением автору законодательной инициативы изменить её концепцию. Если же в концептуальном плане законопроект устраивает депутатов, то они его принимают и дорабатывают ко второму чтению с учётом высказанных замечаний. Никто и нигде в мире, кроме Приднестровья, не ломает концепцию законопроектов при рассмотрении их во втором чтении. Именно подобное, неслыханное в истории мирового парламентаризма и произошло при принятии Закона ПМР «О некоторых дополнительных государственных мерах, направленных на минимизацию негативного воздействия внешних экономических факторов».

По мнению Президента, в четырёх статьях была изменена первоначальная их концепция. Закон был принят во втором чтении 10 мая этого года, а 24 мая президентский запрос относительно законности действий Верховного Совета лежал уже в Конституционном суде, который решил обратиться с ходатайством в парламент приостановить действие спорных статей закона до тех пор, пока не изучит обстоятельства дела и не вынесет по ним решение. Такая процедура предусмотрена нормами Конституционного Закона «О конституционном суде ПМР». Верховный Совет ответил, что приостановить действие тех или иных норм законодательства возможно лишь посредством принятия соответствующего закона. Исходя из обозначенной позиции и был направлен проект в Верховный Совет. Президентский законопроект о «замораживании» четырёх статей вышеупомянутого закона до вынесения по ним вердикта Конституционного суда был рассмотрен на нынешнем пленарном заседании парламента. Представители парламентского большинства при обсуждении президентской законодательной инициативы решили сконцентрироваться на собственно оспариваемых статьях, а не на том факте, что в органе конституционного контроля рассматривается дело о возможном нарушении Верховным Советом действующего законодательства. Признав самих себя (вместо Конституционного суда) правыми, депутаты большинством голосов отклонили президентский законопроект о приостановке действия оспариваемых статей данного закона.

Самым же острым вопросом в повестке дня стал отчёт Счётной палаты о проведённых экспертно-аналитических и контрольных мероприятиях в отношении пятнадцати государственных и муниципальных предприятий. О «шокирующих» цифрах отчёта Счётной палаты написала и пресс-служба Верховного Совета, да и в соцсетях уже много что на этот счёт сказано. Правда, все, кто комментировал, предпочли не упоминать о том, что на заседании Верховного Совета была представлена «демоверсия» отчёта. Он полностью соответствовал этому компьютерному термину («демоверсиями» называются сокращённые варианты компьютерных программ, используемых в рекламных целях) – был сокращён и имел рекламное, а точнее сказать, предвыборно-пиарное, назначение для потенциальных избирателей. В общем: «Их ату, а мы – молодцы!».

Первое, что бросилось в глаза то, что приведённый председателем Счётной палаты Светланой Изместьевой «демоотчёт» не предполагал озвучивание конкретных цифр по конкретным предприятиям. Они в нём были представлены скопом. Согласитесь, что сравнивать экономические показатели занимающегося транспортировкой российского газа на Запад «Тираспольтрансгаза- Приднестровье» с «Водоснабжением и водоотведением» достаточно некорректно. Но эти предприятия в отчёте Счётной палаты ничем друг от друга не отличались. Среди нецелевых расходов были выпячены: ремонт Дома официальных приёмов, приобретение автомобиля «Мерседес» без указания модели, а также закупка жалюзи, мебели, оргтехники и канцтоваров для органов исполнительной власти. Какое конкретно предприятие этим занималось и на каких условиях, в докладе председателя Счётной палаты не прозвучало. Были указаны и другие расходы, не связанные с основной деятельностью предприятий. Опять без конкретики – кто и кому что сделал за собственные средства. Вскользь прозвучало, что была оказана помощь образовательным учреждениям, также закупались медикаменты и выделялись средства для лечения наших же сограждан за рубежом. Но только это, по мнению составителей «демоверсии», не произвело бы того эффекта (а может быть, ещё был бы и обратный эффект), как в случае с покупкой безликого «Мерседеса». Достаточно сказать, что во время обсуждения отчёта Счётной палаты тема Дубоссарской ГЭС всплыла снова. Депутат Верховного Совета, а заодно и руководитель гидроэлектростанции Андрей Сипченко указал на то, что цифрами по его предприятию попытались манипулировать. Была ли манипуляция показателями финансовой отчётности или не была в «демоверсии» отчёта, можно будет судить, только ознакомившись с полным его текстом.

Интересна и сама подача отчёта. На данных, предоставленных 14 из 15 предприятий, стоял гриф «для служебного пользования». Данные по «Тираспольтрансгазу-Приднестровье» были секретными. Но с целью озвучивания «демоверсии» отчёта Счётной палаты гриф «ДСП» был снят. Было предложение депутата Андрея Сафонова сделать то же самое и с засекреченными данными по «Тираспольтрансгазу-Приднестровье». Поддержки у остальных парламентариев оно не нашло. В настоящее время очень много ведётся разговоров на тему «излишней секретности». Следует сказать, что со стороны Верховного Совета открытое обсуждение материалов с пометкой «для служебного пользования» тоже носит выборочный характер. Если бы парламент действительно хотел прозрачности, то вкупе бы с прозвучавшим на пленарном заседании «демоотчётом» на своём сайте опубликовал бы и полный текст результатов экспертно-аналитических и контрольных мероприятий Счётной палаты. Да, он достаточно объёмен, но желающие знать правду, как о том пекутся представители парламентского большинства, могли бы сами сделать вывод.

Меж тем, накануне пленарного заседания Верховного Совета в министерстве регионального развития прошло совещание с участием руководства газо‑, водо-, тепло- и электроснабжающих предприятий, фигурировавших в отчёте Счётной палаты. Как отмечалось на совещании, при составлении отчёта не были учтены некоторые нюансы работы этих хозяйствующих субъектов. Так в отчёте сказано, что с 2013 года государственные и муниципальные предприятия не перечислили на специальный газовый счёт более 600 миллионов рублей, но нигде в отчёте, по словам участников совещания, не сказано, что общая задолженность бюджетных организаций перед предприятиями энергетического комплекса составляет 2 миллиарда 307 миллионов рублей.

«Проверка была проведена, не в полной мере отображая реальное положение вещей, однобоко. Задолженность за электроэнергию обозначили, а задолженность бюджетных организаций, которые не оплачивают те услуги, которые ГУП «Водоснабжение и водоотведение» предоставляет им, и не компенсируют нам льготы, не были учтены. Та сумма значительно превышает ту задолженность, которая у нас образовалась по оплате за электроэнергию», – в частности, заявила во время совещания директор по экономике и финансам «Водоснабжения и водоотведения» Алла Дариенко. По её словам, в отчёте указано, что задолженность предприятия за период с 2013-го по июль 2016 года перед Едиными распределительными электросетями составляет 115 миллионов рублей. Долг же бюджетных организаций перед предприятием, который не был указан в отчёте, – 273 миллиона, то есть почти в 2,5 раза больше.

Алла Дариенко продолжила: «Очень большой объём работ сделан, и опять-таки нашим предприятием, в рамках обеспечения водоснабжением сёл республики. Практически все работы выполнялись специалистами нашего предприятия. Государство и за эти работы с нами не рассчиталось на сегодняшний день. Бюджет нам должен почти 9,5 миллиона рублей. Это продолжается уже 4-й год. Мы не по всем статьям смогли рассчитаться с подрядчиками. Наши подрядчики, конечно, вправе были подать в Арбитражный суд. Они выиграли эти суды. И мы на сегодняшний день, опять-таки за счёт своих оборотных средств, рассчитываемся за государственную программу».

В свою очередь директор по экономике и финансам «Тирастеплоэнерго» заметила: «88 миллионов за три с половиной года проверяемого периода, которые мы не перечислили на газовый счёт. Просто хочу обратить внимание, что в этот период инвестиционная программа составила 104 миллиона, то есть практически все деньги вложены в развитие предприятия. Ещё хочу обратить внимание, что предприятия государственные. Все инвестиции, которые мы вкладываем, инвестируются в государственную собственность. Это государство наше. Никто никуда эти деньги не выводит, не отправляет. Все деньги здесь, и они вложены в развитие наших предприятий».

Своеобразный итог подвёл генеральный директор «Тираспольтрансгаза-Приднестровье» Пётр Степанов: «Я понимаю, на что это всё направлено. Главное – прокричать, побольше грязи вылить, и не важно, это ложь или правда. Главное – очернить исполнительную власть и государственные предприятия. Я тоже считаю, что это особенности сегодняшнего времени. Проверки носят заказной характер. Мне кажется, что некоторым гражданам нашей республики сегодня чем хуже – тем лучше. Сейчас мы видим очередной «наезд» на государственные предприятия». К слову, на пресс-конференции 30 августа Президент, говоря о работе Счётной палаты, сказал следующее: «Кстати, про Счетную палату. Вообще парадокс. 17 июня Президент Приднестровья обращается к Счетной палате в закрытом режиме – сейчас рассекречиваю эти материалы: дайте экспертное заключение – может, в том опыте, когда был специмпортер, есть что-то полезное для того, чтобы получать валюту, дайте руководителю государства рекомендации. Документы, спецрепортаж таможенного комитета, по-моему, «Миллиард» назывался. Поручаю Счетной палате – проведите экспертную аналитическую работу. Они говорят: «Мы заняты, обратитесь в Верховный Совет». Счетная палата, представляете? Орган государственного контроля. Думаю, может, что-то не поняли там, может, не так прочитали. 27 июня издаю распоряжение, которое по Конституции обязательно для исполнения: проведите экспертную аналитическую работу, дайте рекомендации Президенту. Пишут: «Вы не имеете права, обратитесь в Верховный Совет». Что получается? У нас Счетная палата политически мотивированный орган?.. Считаю, что действия в этой части Счетной палаты политически мотивированы. Я обращусь в прокуратуру и соответствующие органы для восстановления законодательства и привлечения к ответственности уполномоченных должностных лиц Счетной палаты, отказавших главе государства в проведении контроля в отношении интересов государства». Вместе с тем, в силу статей 13 и 24 Закона ПМР «О Счётной палате», она должна предоставлять заключения и письменные ответы не только на запросы Верховного Совета, но и Президента. Как итог совещания прозвучало заявление финансового директора Единых распределительных сетей Татьяны Беловой о том, что предприятие из-за долгов намерено, в соответствии с законодательством, ограничить снабжение электроэнергией ряд бюджетных абонентов. В числе таковых был указан и Верховный Совет.

 

Иван Викторов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.