Малый бизнес и государство: антагонисты или партнеры?

В последнее время внутриэкономические процессы вышли на первый план общественного обсуждения. Эту тему живо обсуждают в высоких чиновничьих кабинетах, в офисах крупных компаний и небольших фирм, индивидуальные предприниматели на рынках и обыватели на кухнях.

Мы решили обмен мнениями на этот счет перенести на газетные страницы. Не зря же печатные СМИ позиционируют себя в качестве информационной площадки для конструктивных дискуссий на самые разные темы. Осмыслить происходящие в республике экономические процессы, уровень взаимоотношений малого и среднего бизнеса с государством наш внештатный автор попытался в серии предлагаемых публикаций.

 

 

 

Большинством из нас априори воспринимается аксиома: основой всего, базисом является экономика – материальное производство, выполнение работ, оказание услуг. Почти двести лет назад классики авторитетно изрекли: «Бытие определяет сознание». Приоритет бытия, сущего, материального особую актуальность приобретает в век рыночных отношений. Товарно-денежные отношения уже давно стали основой общественного развития. Они выдвигают экономику в приоритетные направления, делают ее состояние и развитие одной из самых актуальных задач для любого государства, какой бы формы правления оно ни было. В полной мере это относится и к нашей небольшой (маленькой) республике. Ведь как ни крути, а Приднестровье является частью глобальной экономической системы.

Экономику двигает бизнес, бизнес двигают бизнесмены, как их еще называют, люди дела. Это особая каста людей, готовых рисковать буквально всем, даже своим имуществом, ради получения прибыли. Собственно в этом и заключается сверхидея предпринимательства и его главное предназначение. При этом собственное дело создают самые предприимчивые, те, кто хочет и может реализовать свои способности и возможности.

Понятно, что вести бизнес в условиях непризнанного (отложенного) статуса республики чрезвычайно сложно. На него негативный отпечаток накладывают как внутренние, присущие и другим государствам, так и внешние проблемы. К примеру, неурегулированность взаимоотношений между ПМР и РМ никак не делает благоприятным инвестиционный климат. И здесь ты хоть супер-пупер условия создавай, что на законодательном уровне, что на подзаконном, что правоприменительной практикой, а не поспешит инвестор к нам с деньгами: они, как известно, тишину любят и предпочитают стабильность в любом ее виде. А откуда взяться экономической стабильности в Приднестровье, если наши соседи только тем и заняты, что думают, как бы еще ущемить непокорных приднестровцев, ограничить внешнеэкономическую деятельность их хозяйствующих субъектов. Поэтому в части устойчивости и «умения выживать» приднестровские предприниматели, наверное, могут дать фору коллегам из любой признанной страны. Оставшиеся, несмотря ни на что, ведут бизнес на родной земле, обеспечивают земляков рабочими местами, бюджет – налогами, для того чтобы государство могло выполнять социальные обязательства перед гражданами. По факту только наши предприниматели и являются единственными инвесторами нашей экономики. Понятно, что вкладывают они средства в собственный бизнес, но выгода (если она есть) от этого не только им, но и государству.

Оно же, в свою очередь, в сложившихся условиях хозяйствования оказывает бизнесу определенную поддержку. У государства нет возможности помочь предпринимателям финансово – субвенциями, дотациями, кредитами и займами (все государственные деньги идут на выполнение социальных обязательств перед гражданами). Но и при этом оно по индивидуальным соглашениям-меморандумам снижает тарифы на энергоносители, реструктуризирует долги по налоговым платежам экономических агентов, оказывает им другую помощь. Конечно, в ответ оно требует сохранения объемов производства, рабочих мест и уровня заработных плат. Не всегда, правда, бизнесменами эти обязательства выполняются. Тем не менее, стратегическая линия на поддержку предпринимательства выдерживается.

Если «вскрыть» самый верхний исторический слой, то выяснится, что формирование в республике предпринимательского класса имело свою специфику. Во-первых, многие занялись бизнесом не по своей воле, а потому что, ввиду снижения объемов производства, банкротств многих предприятий, оказались сокращенными на прежнем месте работы, где трудились инженерами, конструкторами, токарями, да мало ли еще кем. Поначалу занимались всем, что деньги приносит: кто шил белье и продавал его в Польше и Румынии, кто «челночил», кто машины «гонял» и ремонтировал.

Во-вторых, большинство встали на ноги благодаря тому, что в советское время квалифицировалось как «спекуляция», за что сажали в тюрьму, а в рыночное время назвали предпринимательством. В «смутные и лихие 90-е» никому ни до кого не было дела, все выживали в одиночку, занимались тем, что сейчас назвали «самозанятостью». Постепенно расширяя бизнес, они открывали фирмы, рекрутировали на работу наемных работников. Трудности первоначального накопления капитала закалили наших предпринимателей.

Многие эксперты считают, что спасательной соломинкой для Приднестровья вполне может быть развитие малого бизнеса. И примеров этого в мире хоть отбавляй. Во многих странах сфера малого бизнеса едва ли не наполовину формирует ВВП (внутренний валовой продукт), а его предприятия являются подрядчиками бизнеса большого. В экономических учебниках в качестве классического примера приводят японский автомобильный концерн «Тойота», на который работают тысячи небольших фирм.

Как ни странно, потенциал свободного предпринимательства, инициативы людей дела особо востребованными оказываются в кризисные, переломные времена. Не зря китайский иероглиф «кризис» обозначает еще и «развитие». Парадоксально, но факт. И парадоксально только на первый взгляд, потому что предприниматель, с помощью только ему подвластной нити Ариадны успешно прошедший сквозь лабиринты кризиса, обязательно разовьет собственный бизнес в более благоприятные экономические, политические и социальные времена.

Принято считать, что работающий на свой страх и риск малый бизнес способен оперативно реагировать на сложные обстоятельства и современные вызовы, быстро изменяющиеся экономические обстоятельства. Хотя, как обыватель, скажу, что не всегда это так. И в качестве примера – на июль-сентябрь приходится цветение амброзии, от которой страдают аллергики. Эпидемия, в общем. А в начале сентября в аптеках, которых в той же столице на каждом углу, глазных капель, прописываемых аллергологом, днем с огнем не сыскать. На недоуменные вопросы «Где? Почему нет?» следует ответ: «Сделали заказ». Что, руководители фармацевтических фирм и аптечных сетей, если они профессионалы, не знали, что на финише лета и старте осени балом правит аллергия? Почему не создали необходимый запас лекарственных препаратов?

Надеюсь, что это всего лишь досадное исключение и упущение. А в большинстве случаев многие уверены, что именно малый бизнес обречен на то, чтобы стать двигателем экономического роста. В основе этого убеждения, по всей видимости, лежит природная предприимчивость приднестровцев. И в самом деле, не на собственную ли пытливость и смекалку нам следует надеяться в отсутствие природных ресурсов.

Прошло более двух десятилетий, но условия, в которых существует предпринимательский класс, не стали легче. Наметившейся тенденцией последних лет стало то, что на проблемы малого и среднего бизнеса обратило внимание государство. Начнем с того, что площадок, где бы бизнес смог выговориться, обозначить проблемы и указать пути их решения, стало больше – они как государственные, так и на уровне бизнес-сообществ и отраслевых ассоциаций. На них специалисты путем «мозгового штурма» ставят нашей экономике диагноз и ищут административные, организационные, нормотворческие «снадобья» для ее лечения.

Следствием и одновременно одной из причин неблагоприятного экономического положения является низкий потребительский спрос. Он, в свою очередь, вызван невысоким уровнем жизни населения. Общее падение (сужение) экономики, доходов граждан в большей мере «бьет» по представителям малого и среднего бизнеса, ориентированного на внутренний рынок. Исторически сложилось, что основным видом предпринимательской деятельности в Приднестровье стали торговля и оказание необходимых обществу услуг. Падение покупательной способности населения негативно отражается на малом и среднем бизнесе. Именно поэтому на данный момент самым востребованным субъектом внутреннего рынка является обеспеченный покупатель. Но где ж его взять-то, если налицо прямая зависимость – плохо в экономике в целом, «ветер гуляет» и в кошельках и отчасти «заначках» граждан на «черный» день. Аналитики-оптимисты заверяют, что такого низкого уровня потребительского спроса на товары и услуги республика еще никогда не переживала. Эксперты-пессимисты «клятвенно обещают», что «будет хуже».

Кстати, о внутреннем рынке. Путем его стимуляции, увеличения внутреннего потребления из общемирового кризиса пытается выбраться Китай. Но эта модель у нас неприменима. Нас же не 1,5 миллиарда, а всего что-то около 500 тысяч, поэтому и внутренний рынок у нас слишком мал.

По различным данным, в малом бизнесе занято около 19 тыс. человек, хотя в 2014 году их было почти 22 тысячи. Тем не менее, государство предпринимает все возможные меры с целью создания благоприятной деловой среды. В 2016 году отменены плановые проверки, внеплановые возможны лишь по распоряжению премьер-министра; активно начал работать бизнес-омбудсмен (Сергей Бобров); индивидуальный предпринимательский патент теперь выдают на три года, а не как раньше – на год; до 67 наименований расширен перечень видов деятельности, которыми возможно заниматься на основании патента; отменена аттестация рабочих мест, на которых не используется промышленное оборудование, а также для предпринимателей, не осуществляющих производственный процесс, для тех, у кого есть техническое образование; значительно сокращен перечень работ и профессий, на которые требуется аттестация рабочих мест; аттестацию рабочих мест по условиям труда и оценке травмоопасности теперь можно будет проводить собственными силами, без привлечения сторонних организаций. С целью развития современных телекоммуникационных технологий для колл-центров с 25% до 14% снижена ставка единого социального налога.

Отрадно, что государственные органы вплотную подступились к разрешению существующих у малого и среднего бизнеса проблем. Они в центре внимания и членов созданного совета по развитию малого предпринимательства при Правительстве республики под руководством министра экономического развития Дмитрия Болтрушко. В его составе не только государственные чиновники республиканского и регионального уровня, но и представители предпринимателей. Организационно деятельность совета построена на функционировании 6 межведомственных рабочих групп по направлениям: контрольно-надзорные вопросы (проверки: периодичность, предмет, действия проверяющих органов и др.); вопросы налогообложения, бухгалтерского учета (ставки, субъекты и объекты налогообложения, количество налогов, сроки уплаты, налоговое администрирование, категории льготников и др.); вопросы социальной политики и трудовых отношений (начисление трудового стажа, пенсий, трудовые и гражданско-правовые отношения и др.); вопросы внешнеэкономической деятельности и таможенного оформления (тарифное регулирование, пошлины, процедуры таможенного оформления и др.); вопросы строительства и инженерно-коммуникационной инфраструктуры, в том числе относящиеся к компетенции местных органов власти; вопросы денежно-кредитных отношений (доступность кредитных ресурсов, условия кредитования и др.); вопросы статистической отчетности (количество отчетов, периодичность сдачи отчетов и др.).

Уже по количеству групп, числу регулируемых вопросов можно сделать вывод – работы предстоит много. Да потому что и проблем немало. Наверное, для того, чтобы только обозначить их, не хватит одной газетной публикации. О других предпринятых и предпринимаемых властями мерах по улучшению предпринимательского климата, о том, как на них реагирует предпринимательское сословие, – в последующих публикациях.

 

Савва МОРОЗОВ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.