«Канны» ХХ века

Один из десяти сталинских ударов

 

«Ясско-Кишинёвские Канны». Это выражение часто можно встретить в исторической литературе, посвящённой Ясско-Кишиневской операции. При Каннах в августе 216 года до нашей эры Ганнибал во время Второй Пунической войны нанёс сокрушительное поражение римской армии. Столь же сокрушительным был удар войск 2-го и 3-го Украинских фронтов при поддержке Черноморского флота и Дунайской флотилии по немецко-румынским войскам группы армий «Южная Украина». Ещё Ясско-Кишинёвскую операцию называют одним из 10 «Сталинских ударов» – наступательных операций, проведённых Красной Армией в 1944 году по всему фронту от Баренцева до Чёрного моря. В историю Великой Отечественной «Ясско-Кишинёвские Канны» вошли и как самая быстротечная операция. Длилась она с 20 по 29 августа и плавно перешла в Варненскую наступательную операцию по освобождению Болгарии. Итог Ясско-Кишинёвской операции – полное освобождение Советской Молдавии и вывод Румынии из войны на стороне Германии. Стоит сказать, что Румыния на тот момент являлась основным поставщиком нефти в Третий рейх. Ещё оставалось несколько месторождений в Венгрии, но этого было явно недостаточно для снабжения войск топливом. Синтетическое топливо тоже полностью проблему не решало. Так что Ясско-Кишинёвскую операцию необходимо рассматривать и с этой точки зрения. Что же касается советского военного искусства, то, пожалуй, самую краткую и точную оценку дал в своей книге «Путь к Берлину» участник Ясско-Кишинёвской операции, командовавший в ней 301-й Сталинской стрелковой дивизией, генерал-майор Владимир Антонов: «Успех рождался из отдельных мастерски проведенных боев и сражений. Каждый бой отличался оригинальностью, глубиной тактической мысли, смелостью замысла. Бендеры были взяты ночным штурмом, Аккерман – с помощью морских десантов, Васлуй – стремительным ударом танковых соединений и пехоты, Яссы – обходным маневром танковых и других соединений, Кишинев – сочетанием обходного маневра и удара с фронта. Повсюду и во всех звеньях сложного войскового механизма проявлялась творческая инициатива, господствовал высокий наступательный порыв. Весь советский народ помогал своим родным Вооруженным силам в их великом наступлении. В успешных действиях танкистов, летчиков, пехотинцев, моряков большая доля трудовых усилий всего героического советского народа. Разгромом кишиневской группировки противника были сорваны коварные планы американо-английских империалистов, стремившихся оккупировать Балканские страны и установить в них реакционные антинародные режимы. Наша победа резко изменила военно-политическую обстановку на южном крыле советско-германского фронта». Вы думаете, что насчёт союзнических планов относительно Балкан советский генерал передёргивает. Ну что же, тогда вот вам ещё две совсем короткие цитаты. «После того как летом 1943 года мы ворвались в Сицилию и Италию, мысль о Балканах, и особенно Югославии, ни на минуту не покидала меня», – писал в своём труде «Вторая мировая война» (за который, кстати, получил Нобелевскую премию по литературе) Уинстон Черчилль. Более фигурально выразился на этот же счёт американский журналист Ричард Интерсолл: «Балканы были тем магнитом, на который, как бы вы ни встряхивали компас, неизменно указывала стрелка британской стратегии…».

301-я дивизия, которой во время Ясско-Кишинёвской операции командовал процитированный выше Владимир Антонов, входила в состав 57-й армии и освобождала Бендеры.

 

Немцы против

немцев

 

Главный удар в районе Кицканского плацдарма наносили войска 37-й и 57-й армий. Первой командовал генерал-полковник Шарохин, освобождавший Тирасполь в апреле 1944 года, а 57-ю – генерал-лейтенант Николай Александрович Гаген, уже в августе того же года освобождавший второй по значимости приднестровский город – Бендеры. Бывший штабс-капитан дореволюционной русской армии, потомственный дворянин, а главное… немец по национальности. В его боевой биографии было два случая, когда он выводил вверенные ему войска с оружием в руках из окружения. Первый раз это произошло летом 1941 года под Витебском. Командовал он тогда 153-й стрелковой дивизией. Сломить её сопротивление гитлеровцы не смогли. Они обошли позиции дивизии, правда, объявив верховному командованию о её разгроме. Через некоторое время 153-я оказалась в «мешке». Боеприпасы были на исходе, топлива тоже не хватало, но дивизия каким-то чудом с боями вырвалась из окружения. К слову, 153-я дивизия до войны формировалась в городе Энгельсе. Ныне это город-спутник Саратова, а тогда – административный центр Автономии поволжских немцев. Национальный состав дивизии был многонационален, но, как вы понимаете, не редкостью в списках бойцов дивизии были и немецкие фамилии. 18 сентября 1941 года после Ельнинской операции доукомплектованная 153-я становится 3-й гвардейской стрелковой дивизией. Стоит ли что-то говорить ещё – третья по счёту дивизия, получившая более чем почётную приставку «гвардейская»… Август-октябрь 1942 года – Синявинская операция по деблокаде Ленинграда. Гаген командует 4-м гвардейским стрелковым корпусом. Опять «мешок». И опять выход из него. В этой операции участвовала и 2-я ударная армия генерала Власова. Она почти целиком погибла в «котле». Командарм, насколько вы помните, сдался в плен. Власов был русским только по национальности, а Гаген – до мозга костей советским или, если вам так нравится, русским немцем. Кстати, в немецком плену он всё же побывал, но это было во время Первой мировой войны. Русский офицер Гаген попал туда, будучи полуживым после ранения и отравления газами… Что примечательно, после возвращения на Родину в 1918 году штабс-капитан Гаген не отправился на Дон, чтобы пополнить ряды белогвардейцев, а добровольно вступил в Красную Армию. В 1921 году участвовал в боях против остатков «дутовцев» на территории нынешнего Казахстана. После Ясско-Кишинёвской операции, командуя 57-й армией, Николай Гаген освобождал Болгарию, Венгрию, Югославию и Австрию. Войну закончил в Вене. Взгляните на фотографию генерала Гагена – на груди два ордена Ленина, четыре – Красного Знамени, ордена Суворова I и II степеней, два ордена Кутузова I степени, орден Богдана Хмельницкого I степени. Вклад в разгром нацизма этнического немца Николая Александровича Гагена был по достоинству оценён и союзными Советскому Союзу державами. На фотографии, чуть ниже советских наград мы видим пятиконечную звезду в лавровом венке (югославский орден «Партизанская слава» I степени), а также крест замысловатой формы и восьмилучевую звезду (регалии рыцаря-командора ордена Британской Империи). «Партизанскую славу» той же самой степени имел Иосиф Броз Тито. Ну а обладатели даже более низких классов Ордена Британской Империи (например, Элтон Джон) имеют право на прибавление к своему имени и фамилии почётной приставки «сэр». Но, в отличие от сэра Элтона Джона, в современной Британии вряд ли кто помнит о сэре Николае Гагене. Разве что дотошные любители военной истории своего британского отечества…

Он был не единственным немцем – участником Ясско-Кишинёвской операции. Иван Иванович Громов (Гарварт) – командир 3-го Бухарестского гвардейского воздушно-десантного полка 1-й гвардейской Звенигородско-Бухарестской воздушно-десантной дивизии. После войны генерал-майор Гарварт-Громов был одним из сподвижников легендарного «дяди Васи» – Василия Филипповича Маргелова. В 1962-68-х годах генерал-майор Гарварт-Громов был заместителем командующего ВДВ. Позже – заместителем командующего Сухопутными силами. В 1944-м Иван Гарварт (фамилию Громов он взял только в 1948 году) освобождал северные районы нынешней Приднестровской Молдавской Республики. В Ясско-Кишинёвской операции его полк одним из первых вошёл в Оргеев. Ну а дальше были Бухарест, Будапешт, Прага, разгром японской Квантунской армии. В марте 1945 года он стал Героем Советского Союза.

 

Итальянский синдром

 

В исторической литературе стала расхожей фраза, сказанная Бенито Муссолини пришедшему арестовывать его маршалу Бадольо. Дуче тогда съязвил: «Это самая удачная операция итальянской армии». Историки не засвидетельствовали подобного остроумия у Антонеску, когда ему король Михай I предложил подобру-поздорову отказаться от диктаторско-премьерского поста. В то, что Румыния выдержит натиск Красной Армии, в самом королевстве мало кто верил. Да и в Третьем рейхе на упорное сопротивление румынской армии не слишком то и рассчитывали. Тем более, что были поставлены в условия, когда фронт рвался повсеместно. Были, правда, и оптимисты. Например, командующий группой армий генерал-полковник Ганс Фриснер, но его тогдашний оптимизм подтверждается лишь собственноручными послевоенными мемуарами. Об этом чуть позже. Пока же король, по примеру своего итальянского коллеги по монаршему цеху Виктора Эмануила III, решил арестовать фашиствующего премьера и вывести Румынию из войны на стороне Германии. В Ясско-Кишинёвской операции Красная Армия потеряла убитыми и пропавшими без вести 13197 человек. Какими были бы потери, если бы 23 августа 1944 года король не решился бы на «итальянский вариант», сказать трудно. Поэтому, даже при условии того, что в отличие от других удостоенных высшего советского полководческого ордена «Победа» иностранцев, Михай не спланировал ни одной военной операции, эту награду он получил вполне заслуженно. Плюс, зная увлечение юного монарха авиацией, советское правительство презентовало королю самолёт По-2. На нём, уже после войны, Михай без официальных проводов отбыл в эмиграцию. В современных каталогах Орден «Победа» оценивается в один миллион долларов. Именно за такую сумму оказавшемуся без средств к существованию бывшему румынскому монарху предложил за эксклюзивную советскую награду один из Рокфеллеров, слывший страстным коллекционером. Такова вкратце история «итальянского варианта» по-румынски. Он имел продолжение, но уже в обратном направлении в Венгрии, оставшейся на тот момент единственной союзницей Германии в Европе. В Берлине стало известно о том, что венгерский правитель адмирал Хорти (регент Венгерского Королевства без монарха) всеми силами пытается найти контакты, как с западными странами, так и с СССР. Историки утверждают, что в последнем направлении он был более успешен. Предполагая развитие событий по итальянско-румынскому сценарию, эсэсовцы по личному указанию Гитлера похитили сына Хорти. «Киднеппинг» на государственном уровне сыграл свою роль – адмирал отказался от власти в пользу лидера фашистской военизированной организации «Скрещенные стрелы» Ференца Салаши. Результат не замедлил сказаться. Советские и присоединившиеся к ним румынские войска понесли в Венгрии огромнейшие потери, а недобитые в 1944-45 годах «салашисты» дали о себе знать осенью 1956 года. Тогда у них были уже другие хозяева…

 

«Trăiască mareșalul Stalin!»

 

Сохранилось достаточно много фотографий, запечатлевших вход советских войск в румынские города. Кто-то может сказать, что всё это постановочные плоды пропаганды. Попалась мне на глаза одна фотография встречи Красной Армии в Бухаресте с окружившими советский танк горожанами с развёрнутым транспарантом «Trăiască mareșalul Stalin!» («Да здравствует маршал Сталин!»). Никогда не поверю, что народ насильственно сгонялся на площадь с заготовленными советскими пропагандистами транспарантами. А как отреагировали на выход Румынии в Берлине? После свержения Антонеску генерал Гудериан предложил своему фюреру «принять все меры к тому, чтобы Румыния исчезла с карты Европы, а румынский народ перестал существовать как нация…». Может быть, и хотел Гитлер что-то предпринять из того, что ему посоветовал «Быстрый Гейнц», но это уже был не 1939-й, не 1940-й и даже не 1941 год, когда судьбу европейских народов решали главари Третьего рейха.

Взгляд с другой стороны: «Лестничный ум» генерала Фриснера

 

У французов есть выражение «l’esprit d’escalier» («лестничный ум»), что сродни русской поговорке «задним умом крепок». Французы точно подметили, что оплошавший в разговоре с кем-то человек потом, уже «на лестнице», начинает придумывать себе оправдание и подбирает нужные слова, которые должен был сказать, но так и не сказал. В 1882 году британский дипломат и историк Вильям Льюс Герстлетт издал книгу «Остроумие на лестнице», в которую собрал крылатые выражения исторических личностей, которые так и не были, на его взгляд, вовремя ими произнесены. Живи Герстлетт в наши времена, то наверняка в свою книгу включил бы выдержки из мемуаров битых нацистских военачальников, которые все как один знали, как выиграть войну, но почему-то её проиграли. Одно из первых мест принадлежало бы командующему группой армий «Южная Украина» генерал-полковнику Гансу Фриснеру. В 1966 году его мемуары были изданы и в Советском Союзе. Правда, у нас решили не трафить его «лестничному уму». И вместо оригинального названия «Преданные сражения» у нас книгу издали как «Проигранные сражения». Читаешь мемуары Фриснера, и складывается впечатление, что только один Фриснер знал, как воевать на южном фланге фронта. Как оказалось, опять же со слов самого Фриснера, он знал и о готовящемся заговоре против Антонеску. И не просто знал, а забрасывал Берлин и Бухарест соответствующими депешами. По мнению экс-командующего группой армий «Южная Украина», в августовском крахе виноваты все – от Гитлера и Антонеску до посла Германии в Румынии фон Киллингера. Последнему Фриснер дал такую характеристику: «Мы знали друг друга еще со времен Первой мировой войны, когда Киллингер, служивший командиром подводной лодки, проявил мужество и бесстрашие в единоборстве с врагом. Он был отличным воякой, бесшабашным сорвиголовой, но ни в коем случае не дипломатом. Для этого ему не хватало профессиональной выучки, а может быть, и интеллекта». И далее: «События развивались, угроза все нарастала, а германский посланник Киллингер, как выяснилось впоследствии, регулярно докладывал своему шефу, Риббентропу, одно и то же: «В Румынии все спокойно. Король Михай – наилучший гарант прочности союза Румынии с Германией». Главу немецкой военной миссии в Бухаресте Фриснер и вовсе записывает в «изменники». «Столь же отрицательное впечатление произвел на меня последовавший за этой беседой визит главы германской военной миссии генерала от кавалерии Гансена, – пишет Фриснер. – Мне было непонятно, почему этот военный орган в Бухаресте «ничего не знал» о деятельности заговорщиков. Если бы ответственные германские представители своевременно и правильно оценили положение и нашли в себе мужество защитить свою точку зрения перед Гитлером, появилась бы возможность принять решительные меры, может быть даже военного характера». Но в «Преданных (Проигранных) сражениях» Фриснеру всё-таки изменяет «лестничный ум». О начале Ясско-Кишинёвской операции он пишет: «Причиной этого сравнительно быстрого успеха является не численное превосходство противника, а прежде всего недостаточная стойкость и ненадежность многих румынских соединений. Бросается в глаза тот факт, что русские атаки были направлены преимущественно против участков фронта, обороняемых румынскими войсками». Оказывается, что для проницательного и всё знающего Фриснера оказалось откровением, что массированные удары будут наноситься именно по румынским частям. Не мог не знать Фриснер о том, как «храбро» сражалась под Сталинградом румынская армия, и что причиной попадания 6-й армии Паулюса в «котёл» стал именно удар по флангам, которые прикрывали итальянские и румынские войска. Тогда, действительно, выходит, что дело не в численном превосходстве Красной Армии, а в стратегических промахах самого командующего группой армий «Южная Украина».

 

Броня снайперу не помеха

 

С учётом Уманско-Ботошанской и Одесской наступательных операций, проведённых весной 1944 года, всего за освобождение Советской Молдавии звания Героя Советского Союза было удостоено 147 человек десяти национальностей. Начиная с перестроечного времени и до сих пор немало находится тех, кто из кожи вон прёт, чтобы свести на нет героизм советского солдата. Договорились уже до того, что доты своими телами воины закрывали по приказу. Во время одного из боёв Ясско-Кишинёвской операции подвиг Александра Матросова повторил старший сержант Александр Шевченко. Кто ему мог приказать это сделать? О том, как советские воины умели воевать, свидетельствует подвиг Фёдора Шабашова, который, обеспечивая переправу советский войск через Прут, лично из противотанкового ружья уничтожил три танка и самоходное орудие противника. Плюс к этому подавил два противотанковых орудия и станковый пулемёт. К 1944 году танки стали толстокожими, а следовательно и ПТР малоэффективным средством борьбы с ними. Нужен был поистине снайперский талант вкупе с отменным знанием вражеской техники, чтобы мастерски бить именно в самые уязвимые места. За этот бой Фёдор Шабашов стал Героем Советского Союза. И таких примеров можно привести довольно много.

PS от генерал-полковника

Фриснера

 

Кровожадные политруки и особисты. Всегда готовые стрелять во всё и вся заградотряды. Штрафники. Утопленный в крови и заваленный телами враг. Такой нашу Победу пытаются рисовать сегодня. Для меня же более убедителен тот же Фриснер, который о советском солдате знал не понаслышке. «Советский солдат сражался за свои политические идеи сознательно и, надо сказать, даже фанатично. Это было коренным отличием всей Красной Армии, и особенно относилось к молодым солдатам. Отнюдь не правы те, кто пишет, будто они выполняли свой долг только из страха перед подгоняющими их политическими комиссарами, которые в своем большинстве сами храбро сражались. Я собственными глазами видел, как молодые красноармейцы на поле боя, попав в безвыходное положение, подрывали себя ручными гранатами. Это были действительно презирающие смерть солдаты! Не менее сильной стороной советских солдат было громадное упорство и крайняя непритязательность. Русский солдат спал там, где находился, независимо от того, была ли у него крыша над головой. Лишения любого рода не играли для него никакой роли. Поэтому, собственно, не было никакого смысла уничтожать населенные пункты при отступлении немецких войск. Самопожертвование советских солдат в бою не знало пределов. В так называемой малой войне, в особенности во время боев в лесах, русские проявляли исключительную изобретательность и находчивость. Они умели отлично маскироваться. Их снайперы на деревьях и партизаны вызывали в наших рядах большие потери. Их неказистое обмундирование оказывалось весьма целесообразным на поле боя. Большое искусство показывали русские и в просачивании через наши позиции перед началом своего крупного наступления», – пишет в своих мемуарах Фриснер.

 

Александр Никитин.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.