Приднестровские парадоксы: «ОПГ» закупала автомобили для милиции!

Уже второе заседание кряду Верховный Совет напрягает от докладов Счётной палаты.

 

 

На прошлой неделе заслушивались фрагменты отчёта о результатах экспертно-аналитических и контрольных мероприятий в отношении ряда государственных и муниципальных предприятий, а на нынешнем пленарном заседании парламента – о деятельности Стабилизационного фонда, учреждённого в 2012 году Президентом. На вопрос, почему эти проверки проводились именно в нынешнем году, а не тогда, когда на счёт Стабфонда поступали средства от государственных и муниципальных предприятий (2012-2013 годы), никто из депутатов отвечать не стал. Ну, право же, не говорить о том, что и многочисленные депутатские запросы, и инициированные парламентским большинством проверки Счётной палаты – проявления предвыборной кампании. Как всегда особым стремлением в поисках справедливости отличался депутат Андрей Сафонов. Его радикализм распростёрся от предложения рассекретить часть отчёта Счётной палаты, касавшуюся гостайны, до заявления об инициировании импичмента главы государства. Каков смысл в последнем, если президентские выборы уже не за горами, не совсем ясно. Пытались не отстать и другие депутаты, соревновавшиеся в придумывании определений для Стабилизационного фонда. Прозвучала и «шарашкина контора», и «ОПГ» (организованная преступная группа).

Так что же всё-таки возмутило депутатов? Как следовало из доклада, всего на счёт Стабфонда поступило  82 миллиона 900 тысяч приднестровских рублей.  93% из этой суммы приходилось на перечисленные государственными и муниципальными предприятиями средства от поступившей оплаты за газ, электричество и тепло. 6% – это штраф, выплаченный за невыполнение своих инвестиционных обязательств российской государственной телерадиопередающей компанией, намеревавшейся использовать в своих целях ретрансляционный центр «Маяк» ( Григориопольский район). Ещё 1% составили средства, предоставленные на безвозмездной основе банком с государственным участием («Эксимбанк»), которые впоследствии были возвращены дарителю.

Что же касается оприходования данных средств, то они, согласно докладу Счётной палаты, шли на ремонт объектов здравоохранения и просвещения, а также административных зданий; финансирование расходов по социально защищённым статьям бюджета, включая пополнение Единого государственного фонда социального страхования; поддержку государственных предприятий; закупку медоборудования (аппараты искусственной вентиляции лёгких); закупку спецтранспорта для силовых структур и тому подобные цели.

Доклад Счётной палаты был разделён на две части – открытую и закрытую. Вторая обсуждалась в присутствии лиц, имеющих допуск к государственной тайне. Вместе с тем, в открытую часть каким-то образом попала и сумма, потраченная на засекреченные нужды. Озвучивать её я не буду, потому что, в отличие от депутатов Верховного Совета, не обладаю неприкосновенностью, а распространение сведений, составляющих гостайну, чревато сначала задушевными беседами с представителями правоохранительных органов,  затем судом, а там уже как повезёт…

Согласно открытой части доклада, например, 30% израсходованных из Стабилизационного фонда средств (более 27 миллионов рублей) пошло на выплаты участникам боевых действий по защите Приднестровской Молдавской Республики и членам семей погибших защитников Приднестровья, а также на лечение граждан ПМР за пределами республики. В дополнение к этому на сумму порядка 8 миллионов 600 тысяч рублей была оказана поддержка ветеранским организациям. 4 миллиона 700 тысяч рублей было потрачено на приобретение нового оборудования для Приднестровской государственной телерадиокомпании. На обеспечение жильём сотрудников министерств и ведомств, включая силовые, пошло 4 миллиона 100 тысяч рублей. Правда, было и приобретение служебных автомобилей для нескольких министерств и ведомств, а также жилья для госслужащих. Но ведь и руководство Верховного Совета имеет служебный транспорт, и это отнюдь не малолитражки.

Главные претензии со стороны депутатов – деньги из Стабилизационного фонда распределялись без их участия. Также прозвучали обвинения в нарушениях правил бухгалтерского учёта. Но делать такие выводы, не дождавшись итогов прокурорской проверки, никто не вправе. Хотя за последнее время депутатский корпус стал примерять на себя несвойственные доселе ему функции. Например, на этом же пленарном заседании во втором чтении были приняты изменения в Закон «О средствах массовой информации», дающие право Верховному Совету и утверждать главных редакторов госСМИ, и отстранять их от должности. Претензии со стороны Правительства, что это нарушает положения статьи 70 Конституции, где приведён исчерпывающий перечень должностных лиц, которые утверждаются парламентом (главных редакторов там нет), были оставлены без внимания ещё при обсуждении законопроекта в первом чтении.

Примечательно, что сведения о движении средств Стабилизационного фонда (кроме расходов, составляющих гостайну), вопреки утверждению представителей парламентского большинства, были опубликованы в приднестровских СМИ. В тот же день пресс-служба Правительства распространила официальный комментарий, в котором была  приведена публикация в газете «Днестровская правда» от 28 мая этого года, где, в свою очередь, была дана полная раскладка как по поступлениям в Стабилизационный фонд, так и по расходованию средств из него. Напечатанные в «Днестровке» сведения куда более объёмные, нежели прозвучавшие в докладе Счётной палаты. Теперь, уважаемые читатели, задайтесь вопросом: «Зачем нужен весь этот сыр-бор в преддверии президентских выборов?».

В следующую среду состоится очередное пленарное заседание Верховного Совета. Не хочу быть пророком, но очень велика вероятность того, что на нём избирателям будет преподнесена какая-нибудь очередная «сенсация»…

Иван Викторов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.