Навек остался молодым

Моей семьи война коснулась

   IMG_20150421_0002  Перелистывая старый семейный альбом, я обратил внимание на пожелтевшую от времени фотографию с курсантом Одесского артиллерийского училища, довоенного образца. На меня с нее смотрел совсем молодой человек. Серьёзный взгляд, плотно сжатые губы. Это был мой двоюродный брат – Иван Розумеев.

 

Почти в каждой советской семье были потери во время Великой Отечественной войны. Многие погибали при бомбёжках. Благо, моя семья своевременно эвакуировалась в далёкий Ташкент, и всем нам посчастливилось уцелеть. Но война не миновала двоюродного брата Ивана Розумеева, он пропал без вести…

Со слов тёти Паши, матери Ивана, мы знали, что Иван, курсант Одесского артиллерийского училища, успел написать с фронта всего одно письмо матери. В нём он сообщал, что всем второкурсникам досрочно присвоили звания младших лейтенантов, сформировали артиллерийские батареи и оперативно отправили на фронт. Больше она не получала ни одной весточки…

… После войны мать разыскал однополчанин сына и рассказал о трагической гибели артиллерийского расчёта, которым командовал Иван Розумеев. Сразу после формирования их батарею перебросили на защиту белорусского города Могилёв. В первые дни войны у всех было боевое настроение, надежда, что марш-бросок фашистов будет приостановлен, врага отбросят и будут добивать на его же территории. Но матёрый враг был хорошо подготовлен, так как на него работала вся поверженная Европа.

Расчёт Ивана успел окопаться, развернуть орудие и приготовиться к отражению вражеской пехоты. Но вскоре появились немецкие танки. Артиллеристы расчёта младшего лейтенанта Ивана Розумеева подбили идущий впереди танк. Но радоваться не было причины, закончились снаряды, и бойцы стали живой мишенью. Другой танк с ходу прямым попаданием разбил орудие и начал утюжить окопы. Так погиб и заживо похоронен Иван Розумеев. Я был потрясён судьбой брата, погибшего в неполные девятнадцать лет.

Очевидец тех событий, земляк, артиллерист из соседнего расчёта, тоже был засыпан землёй, но чудом остался жив, попал в плен, прошёл через фашистские концлагеря. Был освобождён в Польше наступающей Красной Армией…

И вот спустя семьдесят пять лет с довоенной фотографии на меня смотрит курсант в военной гимнастёрке, в армейской фуражке со звездой. Он почему-то показался мудрее меня, пожилого, поседевшего человека, потому что пережил такое, чему не дай Господи повториться. Ему посвящено моё стихотворение «Навек остался молодым». Позволю себе привести последнее четверостишие:

Да, жизнь у него коротка,

но прекрасна!

Как сокол, он взвился сквозь

пламень и дым.

Не будет он старым,

надежды напрасны.

Останется он навсегда

молодым!

  1. Эту историю мне поведал средний брат Дмитрий, с которым в канун Дня Победы мы вспоминали о войне, не обошедшей стороной и нашу семью.

 

ЮРИЙ ПОРОЖНЯКОВ.

 

У памяти нет безымянных героев

 

  10287294_Мой дедушка, Липат Петрович Карпов (на фотографии он слева), родился и жил в селе Бычок Григориопольского района. Автоматчиком он всю Великую Отечественную прошёл в составе 5-й стрелковой роты 2-го стрелкового батальона, 429-го стрелкового полка 52-й стрелковой Шумлинской Краснознаменной дивизии 57-й армии 3-го Украинского фронта. И лишь к концу войны был переведен на 2-й Украинский фронт.

 

DSC04702Липат Петрович – участник августовских боев 1944 года за освобождение города Бендеры. Освобождал столицу Югославии  – город Белград, румынский порт Констанца, болгарский город Шумен. Был ранен в боях и около полугода провел в госпиталях. «Карпов огнем из своего автомата уничтожил 15 немецких солдат, чем способствовал отражению контратаки противника», – записано в одном из его наградных документов. К сожалению, мне не удалось поговорить с дедушкой о его боевом пути, о подвигах, о войне. Он ушел из жизни в 1989 году, когда мне было 4 года. Но в нашей семье хранится его военный билет, наградные книжки (к сожалению, сами ордена и медали были украдены в двухтысячных годах) и тёплые воспоминания. Память о нем, как и о миллионах известных и безымянных героев войны, продолжает жить в сердцах тех, кто никогда не знал её ужасов и страданий.

На обороте фотографии надпись: «Югославия, октябрь 1944 года». Снимок предназначался бабушкиным родителям.

Светлана

Березовская.

 

 

Солдатская вдова

 

IMG_20150416_0001  Когда закончилась война, кажется, все жители села Суклея вышли на улицы: обнимались, целовались, плакали, не скрывая слёз. А у кого мужья, у кого сыновья не вернулись, рёвом ревели. Но ещё надеялись, что, может, произошла нелепая ошибка, что, может, ещё произойдёт чудо, и они вернутся целыми и невредимыми.

 

Но чудеса ушли вместе с войной… Тогда были ещё не известны эти страшные цифры: из призванных на фронт суклейцев не вернулось более 230 односельчан.

Не дождалась своего возлюбленного и наша героиня Мария Ивановна Сандул, уроженка села Суклея. Короткой была семейная жизнь с Никифором Андреевичем. Тогда они работали вместе в родном колхозе, а по вечерам вместе с другими молодыми сельскими парнями и девчатами веселились в клубе, который открыли в пустующей церкви. Там познакомились, год встречались. По любви поженились в 1942 году. Через год, на день святого Михаила, родился сын, так его и назвали Михаилом…

В то время в селе вовсю хозяйничали румыны. И Никифор очень опасался, что его призовут в румынскую армию. Но бог миловал… В апреле 1944 года село освободила Красная Армия, и Никифор Андреевич вместе с советскими бойцами уходит на фронт, участвует в Ясско-Кишинёвской операции и в освободительной миссии стран Европы и самой Германии.

Мария Ивановна часто перечитывала фронтовые письма мужа, иногда вместе с сыном. В них он писал о том, как он любит их, и высказывал опасения, что больше никогда не увидит их. Однажды после ожесточённых боёв, во время небольшой передышки сидя в окопе, он вздремнул, и ему привиделись во сне его мать и жена с сыном. Проснулся в слезах, сразу взялся за письмо. Для солдата письмо из дому – большая радость. И не меньшая радость – фронтовые письма в родном доме. Они как мостик через время и расстояние создавали уверенность, что люди не забыли друг друга и с нетерпением ждут встречи…

Мария Ивановна постоянно томилась от нехороших предчувствий, по ночам часто не спалось. И вот 27 марта 1945 года в дверь постучался почтальон и вручил ей письмо. По незнаковому почерку на конверте она поняла, что письмо не от мужа. Со страхом раскрыла конверт и вскрикнула, обнаружив в нём похоронку, в которой сообщалось, что её муж, Никифор Андреевич Сандул, пал смертью храбрых в Германии, в местечке Готкау, где и похоронен…

Жизнь потеряла смысл. Но ради сына, которому исполнилось всего три года, стоило жить. Мария Ивановна по-прежнему работала в колхозе и отдавала всё, чтобы Михаил рос и ни в чём не нуждался. Быстро пролетело время: сын вырос, окончил школу, выучился на шофёра, в 18 лет ушёл служить в армию. И мать как-то особенно обострённо ждала его возвращения домой. Эти переживания были сродни ожиданиям мужа с фронта, несмотря на мирное время…

Давно нет среди нас Марии Ивановны, нет и её сына Михаила… Но у нас есть возможность прочитать волнующие воспоминания Марии Ивановны и фронтовые письма Никифора Андреевича, которые бережно хранятся в фондах нашего музея. Вот такая судьба была уготована солдатской вдове. А что было бы, если б не было войны? И память наполняют взволнованные слова и мелодия песни Валентины Толкуновой:

…Никто калитку стуком

не тревожит,

И глохну я от этой тишины.

Ты б старше был, а я была б

моложе,

Мой милый, если б не было

войны…

ТАМАРА БАСЬКО,

директор историко-краеведческого музея с.Суклея;

НАТАЛЬЯ ГАРАГА,

сотрудница музея.

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.