Занавес! Антракт!!! До пятницы… То есть «до сегодня»!

Первоначально заседание Верховного Совета в среду проводить не планировалось. Руководитель законодательного органа республики находился в Москве. Единственно видимым присутствием его в российской столице стала пресс-конференция в «Комсомольской правде» да небольшая фраза в эфире российских телеканалов.

 

 

 

Незадолго до этого в Москве побывал с рабочим визитом и Президент Евгений Шевчук. Правда, кроме пресс-конференции в МИА «Россия сегодня», он там ещё провёл несколько встреч, включая и переговоры с вице-премьером, Спецпредставителем Президента России по Приднестровью Дмитрием Рогозиным. Это был уже второй визит главы государства в Москву, но не последний за последний месяц. Также в норму вошли и еженедельные телеобращения к народу. В последнем, неделю назад, Президент обратился к спикеру парламента Вадиму Красносельскому с предложением подискутировать в прямом эфире государственного телевидения.

Вернувшийся с пресс-конференции в Москве Председатель Верховного Совета решил сделать «ход конём» и ответил приглашением главы государства на инициированное им самим внеочередное заседание парламента. К слову, уже второе в этом году. Первый раз в срочном порядке законодатели собирались в апреле для того, чтобы послушать обвинения вице-спикера Галины Антюфеевой в адрес Президента. Тогда ею заодно был проанонсирован так и не наступивший (вернее, следует сказать, что он всё-таки наступил через несколько месяцев в магазинах всего одной торговой сети) продуктовый кризис. Забегая вперёд, стоит отметить, что по своей сути второе внеочередное заседание Верховного Совета ничем не отличалось от первого. Прозвучали всё те же обвинения, но теперь уже в исполнении нескольких депутатов.

Очередному внеочередному (извините, читатель, за этот словесный оборот) заседанию парламента предшествовало заявление Вадима Красносельского, в котором он произнёс, в частности, следующее: «И сейчас Вы опять, как всегда, пытаетесь переложить вину за свои деяния на других. И предлагаете перейти от реальной работы к телевизионному шоу. Всё, что меня интересует, – это благополучие Приднестровья и достойная жизнь людей. Я готов встретиться с кем угодно, если это поможет нашей стране. Поэтому я в очередной раз приглашаю Вас на открытое заседание Верховного Совета, которое пройдёт в эту среду, 5 октября. Заседание будет транслироваться в прямом эфире всех телеканалов страны. Господин Президент! Я приглашаю вас не для того, чтобы бросаться под камеру взаимными обвинениями».

Президент на заседание парламента прийти не смог. Как отметил, отвечая на вопрос Вадима Красносельского о причинах отсутствия Евгения Шевчука, полпред главы государства в Верховном Совете Владимир Боднар, Президент на тот момент находился в Москве с рабочим визитом. Для того чтобы в этом убедиться, надо было в течение нескольких минут поверхностно «пошерстить» Интернет. К этому времени уже были опубликованы сообщения о том, что Евгений Шевчук встретился в Москве с послом по особым поручениям МИД РФ Сергеем Губаревым (представляет Россию в переговорах по молдо-приднестровскому урегулированию), а главное, что у Президента на следующий день (на 5 октября, когда Верховный Совет как раз и проводил своё внеочередное заседание) запланировано ещё несколько встреч.

Тема визитов в Россию на внеочередном заседании Верховного Совета имела неожиданное продолжение. Лидер коммунистов Олег Хоржан, будучи парламентарием, решил поинтересоваться у спикера, почему того не интересуют итоги его поездок в Россию. На что был дан ответ, «достойный» спикера любого парламента на Земном шаре: «Насчёт Ваших поездок в Москву хочу высказаться. Верховный Совет Вас в командировки не посылал. Это были ваши личные поездки. Если Вы там занимались своими делами, пили пиво – мне это неинтересно. Верховный Совет Вас в командировки не посылал». Ради объективности следует сказать: а) действительно Олега Хоржана в Россию Верховный Совет не командировал; б) меж тем, лидер коммунистов там «пил пиво» с нужными людьми и «привёз» в Приднестровье договоры о сотрудничестве с Новосибирской и Иркутской областями.

Ещё интересней выглядел «диалог» Вадима Красносельского с Председателем Правительства Павлом Прокудиным. Те, кто следит в онлайн-режиме за заседаниями Верховного Совета, наверняка помнит манеру общения спикера парламента со своими оппонентами – будь то представители Президента и Правительства, прокурор ПМР или всё тот же Олег Хоржан. Она выражается в двух ипостасях: 1) не дать договорить, когда его визави хочет вставить реплику; 2) перебить его же на полуслове, оставив того с полуоткрытым ртом от незаконченной фразы.

«Очередное внеочередное» выявило ещё одну задумку режиссёра этого спектакля – проникновенный спикерский монолог в отсутствие того, кому он был адресован. Заседание парламента посетил премьер Павел Прокудин, который зачитал заявление Президиума Правительства ПМР (в прошлом номере газеты опубликован полный текст Заявления Президиума Правительства ПМР, а в сегодняшнем – интервью Павла Прокудина о произошедшем в стенах Верховного Совета действе. – Прим. ред.) и сказал пару слов от себя по поводу того, что произошло в зале пленарных заседаний парламента. Председателю Правительства Вадим Красносельский всё же дал ответ. Пришёлся он, правда, «в спину». Председатель Верховного Совета уже после того, как премьер покинул зал заседаний, выдал: «Мерил (Прокудин. – Прим. ред.) чужую рубашку. Надо носить свою… Я, конечно, спрошу у Павла Николаевича, отдельно, один на один, в чём же клеветнические заявления со стороны Верховного Совета? В чём клевета?». Дальше было предложение Павлу Прокудину (он спикерского выступления не мог слышать, так как уже покинул «Очередное внеочередное») обращаться в суд, прокуратуру…

Думаю, что у многих, кто постоянно слушает онлайн парламентскую сессию, сложилось впечатление, что в Верховном Совете у каждого депутата своя роль, которую он отыгрывает из заседания в заседание. Как в свое время древнеримский консул Катон Старший в каждой речи упрямо твердил: «Кроме того, я думаю, Карфаген должен быть разрушен!», так и ни одно выступление Андрея Сафонова не обходится без упоминания «горбачёвщины» и «фирм-прокладок».

Депутат Олег Василатий даже знает, когда Президент покупал билет в Москву. Вообще-то этот народный избранник оказался очень информированным. Он знает даже то, чего не знают другие приднестровцы. Например, Василатий заявил о том, что в приднестровских магазинах пустели полки, а на автозаправках отсутствовал бензин. Это если и имело место, то только в магазинах и на заправках с надписью «Шериф». Был ещё пассаж этого же законодателя о тысячах людей, оказавшихся на улице. И опять же выходит неувязка. Наибольшие сокращения за последние годы были опять же на входящем в холдинг «Тиротексе». Кроме того, руководство и группы компаний, и принадлежащих ей предприятий неоднократно шантажировало массовыми увольнениями государство. Дескать, не дадите преференции – объявим локаут. Вот чего не знает депутат Василатий, так того, что «чрезвычайная сессия» – явление в работе парламента любой страны крайне редкое и действительно чрезвычайное. «Чрезвычайную сессию» в некоторых странах могут объявить, например, если в межсессионном перерыве (во время парламентских каникул) произошло нечто, что требует не единичного внеочередного или чрезвычайного парламентского заседания, а постоянной работы высшего законодательного органа государства. Поэтому мы лишь можем посоветовать депутату Верховного Совета Олегу Василатию немного подчитать «матчасть». Специально для этого народного избранника хотелось бы напомнить, что не так давно началась вторая сессия Верховного Созыва ПМР VI созыва, депутатом которого он и является…

Своё слово сказал и председатель парламентского комитета по общественным объединениям, спорту, информационной и молодежной политике Игорь Буга, которому была отведена роль задать вопрос спикеру о наличии в зале телекамер Первого Приднестровского телеканала. Вадим Красносельский тут же ответил: «Не присутствуют. Камер ПГТРК нет». В вечерних новостях журналисты ПГТРК достаточно подробно рассказали, почему они не вели видеосъёмку. Их из зала, оказывается, «попросила» начальник парламентской пресс-службы. Если помните, ещё весной этого года спикер Вадим Красносельский навсегда удалил телеоператоров и фотокорреспондентов из зала пленарных заседаний, заявив, что работа депутатов – не «Дом-2». Правда, было обращение на ПГТРК об обеспечении прямой трансляции внеочередного заседания Верховного Совета, но при этом было сделано всё, чтобы на гостелеканале в прямом эфире оно не вышло. Тираспольчане наверняка замечали в разные годы в преддверии Дня Республики красный грузовик в центре города и людей, растягивающих какие-то кабеля. Это была подготовка к прямым эфирам. ПТС (передвижная телевизионная студия) – та самая «красная машинка» – на площади Суворова всегда появлялась за несколько дней до 2 сентября. Как следовало же из телесюжета на Первом Приднестровском, обращение о проведении прямой трансляции поступило на ПГТРК только накануне внеочередного заседания парламента и лишь в 15.30. А раз нет прямого эфира – нет и камер гостелеканала в зале. Знал ли Вадим Красносельский о произошедшем? Конечно же, знал. Так зачем надо было разыгрывать эту сцену? По сценарию полагалось…

В общем, это был обычный спектакль, который депутатской труппой парламентского большинства постоянно ставится на подмостках Верховного Совета. Разве что он был более тщательно проанонсирован, да и впервые сценарист решился на постановку в двух актах – по предложению вице-спикера Галины Антюфеевой, решено было продолжить спектакль в пятницу в 17.00. Примечательно, что за неделю до этого глава государства пригласил Вадима Красносельского подискутировать о ситуации в республике в прямом эфире на Первом Приднестровском телеканале в тот же день, но в 20.00. Правда, там заученная роль не поможет – придётся импровизировать…

А вообще-то… Занавес! Антракт! До пятницы… То есть «до сегодня»!

 

Сергей Стелемах.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.