В гостях у северян

Глубоко сознавая, сколь велика честь, нам оказанная, мы продолжаем гостить у лучших сыновей своей земли, Героев Советского Союза, уроженцев Каменского района.

Богат север Приднестровья талантами, возвышенными, светлыми душами, людьми с чистой совестью. Сразу четыре Героя родились в этих краях: Петр Вершигора, Иван Солтыс, Иван Коваль и Федор Жарчинский. О том, как нам посчастливилось побывать в гостях у первых трех, рассказывалось в прошлых публикациях. Впереди – Дом-музей Героя Советского Союза Федора Ивановича Жарчинского, расположенный в одном из красивейших населенных пунктов Приднестровья – селе Рашково.

 

IMG_7801 Наше паломничество на север, по местам, связанным с именами людей, чей подвиг навсегда вписан в летопись Великой Отечественной войны, проходило в первых числах апреля. Признаюсь: с самого начала мы планировали совместить ответственную миссию посещения четырех Домов-музеев с созерцанием редкостно живописных уголков Приднестровья. Вообще, маршрут этот мог бы стать весьма привлекательным для со-отечественников – причем не только тех, кто доселе ни разу не бывал в Каменке. Стоит только обогатить свое представление о нашем севере, побывав в гостях у Героев-северян, и вы сами поймете: ни один заграничный тур не сравнится по силе и характеру впечатлений с поездкой в Севериновку, Кузьмин, Каменку или Рашково. Тем более, что здесь вашему вниманию будут предложены не только проторенные туристами тропы, не просто муляжи некогда существовавших памятников архитектуры, не один лишь гостиничный сервис, а дома, улицы, предметы быта, встречи со старожилами, поля, холмы и, главное, атмосфера, дух, нечто абсолютно невыразимое, родное. Всё то, что до сих пор, несмотря на неумолимость времени, хранит на себе следы и дыхание наших прославленных земляков.

Вероятно, имеет смысл оговорить отдельно, что, рассказывая о Героях, мы не имеем в виду одних лишь Героев Советского Союза, деяния которых являются вершиной и олицетворением всенародного подвига. Множество истинных героев по разным причинам не получили высоких наград и заслуженных почестей, навсегда остались безвестными, но их подвиг от этого не стал менее значительным. Более того – в действительности он неотделим от единого героического порыва, приведшего нашу страну ко дню 9 мая. Поэтому-то, независимо от званий, должностей и полученных наград, всех этих людей, наших отцов и дедов, принято именовать истинными творцами и вестниками Победы.

 

Федор Иванович

Жарчинский

(1 июля 1913 –

21 апреля 1945)

IMG_7854Не всем Героям суждено было вновь увидеть родные края. И если Коваль и Вершигора после войны не раз бывали в дорогой сердцу Каменке, то Солтыс и Жарчинский навсегда остались лежать в сырой земле вдали от Родины. Так, Иван Солтыс похоронен в поселке Луизенталь в Польше, а его земляк из села Рашково Федор Жарчинский лежит в братской могиле города с труднопроизносимым немецким названием Тройенбритцен.

Родился Федор в семье рыбака. Когда мальчику было 5 лет, отца не стало. После его смерти семья сильно бедствовала, и все семеро детей (три брата и четыре сестры) вынуждены были работать, чтобы не умереть с голоду (забегая вперед, скажем, что все три сына Ивана Жарчинского погибли в годы войны). Мать, Феодосия Семеновна, отдала Федю в пастухи. Так что в школу мальчик ходил только зимой, а с весны до осени пас деревенское стадо. Лишь благодаря редкой любознательности и усердию Федор поспевал за одноклассниками, и даже со временем стал одним из лучших учеников. Классный руководитель Андрей Тимофеевич Осмулькевич обнаружил у мальчика хорошие организаторские способности и отличную память. Другие учителя, как и ученики, уважали и любили его.

Успехи Федора были столь значительны, что перед окончанием школы ему предложили идти на педагогическую работу. В 1931 году, после краткосрочных курсов, 18-летнего Жарчинского назначают заведующим начальной школой с. Рашково. Работу он совмещает с учебой в Балтском педагогическом техникуме. Впоследствии Федор Иванович становится директором Рашковской семилетки, где преподает свой любимый предмет – историю. Как  говорят, «школьники его боготворили за ум, доброту и увлеченность». Показательно, что многие ученики Жарчинского впоследствии сами стали педагогами. Стоит ли удивляться, что в 1936 году по его инициативе в селе появляется первая средняя школа, десятилетка.

Едва началась война, Жарчинский, не раздумывая, пошел в военкомат. Боевое крещение он получил в июле 1941 года под Житомиром. Принимал участие в ожесточенных боях на подступах к Киеву и Ростову. Окончив в 1943 году танковое училище, Федор Иванович по решению руководства остается в нем преподавать, не переставая, однако, добиваться возвращения на фронт. Вскоре его отправляют в пятый гвардейский Зимовниковский корпус. Федор становится командиром танка, затем танкового взвода, участвует в боях с врагом в составе войск Юго-Западного, Северо-Кавказского и 2-го Украинского фронтов.

О смелых и решительных действиях танкиста писала красноармейская газета «Вперед, за Родину!»: «Всеобщую любовь и уважение танкистов завоевал Федор Жарчинский. Сердце этого коммуниста крепче брони, сильнее металла. В атаке он грозен и неукротим. Его танк дважды горел. Под огнем противника он сумел потушить горящую машину, после чего в упорной схватке уничтожил фашистский танк и около сотни гитлеровцев».

В составе 51-го гвардейского танкового полка Жарчинский (к тому времени старший лейтенант, помощник начальника штаба полка по разведке) участвовал в освобождении от фашистов Европы. 21 апреля 1945 года, действуя впереди наступающих войск, командир Жарчинский с группой разведчиков сумел пробраться в район города Тройенбритцен в Германии, недалеко от которого разведчики обнаружили лагерь военнопленных. Поскольку отступая фашисты могли в любой момент расправиться с находившимися в нем людьми, группа Жарчинского принимает решение немедленно освободить узников.

Опытные разведчики успешно ликвидировали охрану лагеря, но не смогли избежать перестрелки на внутренней территории. Советские воины (а их всего-то и было восемь человек!) действовали безукоризненно. Федор Иванович одолел шестерых. Смертельно раненный, он вступил в единоборство с немецким комендантом лагеря. Теряя последние силы, Жарчинский сумел взять верх и над этим противником.

День 21 апреля стал вторым днем рождения для каждого из четырех с половиной тысяч военнопленных, содержавшихся с лагере «Тройенбритцен». Но для самого Жарчинского он стал последним. Всего 18 дней не дожил герой до великого Дня Победы. 27 июня 1945 года за мужество и героизм Ф.И. Жарчинскому посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. Благодарные земляки установили Герою памятник во дворе той самой школы, где он работал, а с 1982 года в селе действует мемориальный музей.

Нам довелось пообщаться с рашковскими школьниками, учениками 5-го класса Олегом, Максимом и Даниилом. Было очень приятно узнать, что, несмотря на юный возраст, ребята многое знают о Великой Отечественной войне. Услышав наш вопрос «Кто такой Жарчинский?», они сперва выказали недоумение, словно не могли поверить, что кто-то на свете может не знать о таком удивительном человеке, а потом стали наперебой рассказывать о его славных делах.

Поход в гости к самому Жарчинскому оставил множество ярких воспоминаний. Мы по достоинству оценили богатую экспозицию и главное – саму возможность прикоснуться к тому, что окружало и окружает Героя. С полной уверенностью можно сказать, что Дом-музей Федора Ивановича является одной из основных и притом неотъемлемых достопримечательностей села Рашково, на наш взгляд, абсолютно незаслуженно обойденных вниманием большинства туристов.

К сожалению, в день нашего паломничества на север путешественникам так и не удалось в полной мере насладиться красотами здешней природы. Прогнозы синоптиков, как это ни странно, оправдались – на протяжении всего дня погода менялась несколько раз. С утра было ясно, но вскоре небо затянули плотные кучевые облака. Где-то в районе Катериновки пошел дождь. В Кузьмине, на родине Солтыса, вновь стало ясно. Над Домом-музеем Коваля в Каменке нас встречали низкие серые тучи с рваными краями. Они, правда, позволили путешественникам не только спокойно пообедать, но и вволю наговориться с севериновскими старожилами. Но зато когда мы приехали к Жарчинскому в Рашково, хлынул проливной дождь, вскоре обернувшийся вполне порядочным снегопадом. Над крышей Дома-музея Федора Ивановича проносились крупные первоапрельские хлопья, вконец испортившаяся погода зримо давала понять, что наше путешествие подошло к концу и нужно возвращаться в Тирасполь.

Впереди нас ждала встреча с десятью легендарными соотечественниками: Колесниченко, Осадчим, Болгариным, Чичиком, Полецким, Бочковским, Черниенко, Павлоцким, Щербинко и Емельяновым. Все наши, все родные, все как один – герои одной невымышленной саги, принесшей советскому солдату нетленную славу воина-освободителя.

 

Николай Феч.

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.