Каролина Витгенштейн и Ференц Лист

«…Каролине пришлось поспешно бежать из России. Ей стало известно, что семейство Витгенштейнов, боясь за судьбу её многомиллионного состояния, решило упрятать княгиню в монастырь… Продав всё ценное, что могла, Каролина собралась в дорогу. Офицер пограничной стражи, почитатель её образованности и щедрости, прислал конного нарочного с известием: «В связи с беспорядками в Европе получен приказ закрыть русскую границу. Я задержу приказ до тех пор, пока Ваше сиятельство не очутится за рубежом». Не обращая внимания на бушевавшую пургу, княгиня закутала дочь Манечку потеплее, взяла с собой самые дорогие её памяти вещи, деньги — и в путь…

Последний участок пути ей пришлось проделать пешком. Девочка была уже без чувств, но Каролина упорно пробивалась сквозь метель и сугробы…»

 

 

Эти волнующие строки взяты из биографического романа венгерского писателя Дёрдя Шандора Гаала, посвященного Ференцу Листу. По единодушному мнению исследователей, лучшие и наиболее плодотворные в творческом отношении годы величайшего из пианистов и композиторов прошли рядом с Каролиной Сайн-Витгенштейн (в девичестве – Ивановской), возлюбленной Листа, первой женой князя Николая Петровича Витгенштейна.

Николай Витгенштейн – младший из сыновей прославленного фельдмаршала, героя Отечественной войны 1812 года, «спасителя Петербурга», энергичного деятеля, внесшего неоценимый вклад в развитие северной части Приднестровья, многие годы «занимавшегося здесь счастьем поселян и делами благотворения».

Каролину выдали замуж за Николая совсем юной, в возрасте 17 лет (Николаю было 24). Брак был во всех отношениях неравным. Её отец Пётр Ивановский считался одним из богатейших жителей Киева. В его имениях, впоследствии унаследованных дочерью, насчитывалось около тридцати тысяч душ крепостных. Однако род Витгенштейнов считался более знатным, приближенным к императорскому двору, что и позволяло отцу Каролины путем «устройства судьбы дочери» присовокупить к своим богатствам знаменитую фамилию.

Свадьбу сыграли в 1836 году в подольском имении Воронинцы (в настоящее время – село в Хмельницком районе Винницкой области Украины), принадлежавшем Ивановским. Но совместная жизнь супругов оказалась недолгой. Вскоре после рождения дочери Марии (Манечки) в 1837 году Николай и Каролина разъехались.

К тому моменту, как Каролина познакомилась с Листом, они с мужем не жили вместе уже около 10 лет. Николай возникал в поле её зрения лишь изредка. Как об этом пишет Д.Ш. Гаал, «муж являлся только за деньгами, потому что на этом перевернувшемся с ног на голову свете сказочно богатая жена содержит своего мужа».

В 1847 году в зале Киевского университета св. Владимира княгиня Витгенштейн впервые увидела Ференца Листа. Впечатление оказалось столь значительным, что Каролина пригласила погостить маэстро в свое имение в Воронинцах. Очень скоро он становится для неё воплощением всех мыслимых надежд на женское счастье. Вот как (в пересказе В. Пикуля) об этом говорила Ференцу сама Каролина: «Я была еще девочкой, когда из почтения к богатству моих родителей на меня нацепили бант фрейлинского шифра, чтобы я состояла при дворе императрицы. Потом меня выдали за князя Витгенштейна, дабы совместить мое наследство со знатностью этой фамилии. Я устала жить в ожидании любовной гармонии, которой никогда не испытывала. Простите, но, услышав вашу музыку, я сразу поняла, что в вашем мире я могу обрести надежды. Вот мой дом, и, как видите, он богат. Но я согласна обменять его на жалкую хижину, лишь бы вы были рядом. Если же вы станете творить, я хотела бы дышать тем воздухом, которым дышит ваш несравненный гений…».

Искушенный в амурных делах композитор, всегда пользовавшийся популярностью у женщин высшего света, тоже воспринял отношения с Каролиной как нечто большее. Но получить законным путем развод в России возлюбленная не могла. И тогда Каролина решается на отчаянный поступок: она идет на побег. Спустя год после знакомства с Листом княгиня  инкогнито уезжает в Европу. При дворе поступок сочли «вопиющим». Раздражение монарха и его окружения оказалось столь сильным, что и много лет спустя Каролине не удалось получить развод (это произошло лишь после смерти Николая Витгенштейна в 1864 году).

Всё это время Каролина была спутницей Листа, который посвятил ей множество симфонических поэм и других произведений. Жили они преимущественно в Веймаре, испытывая бесконечные унижения, связанные с «незаконностью» брака. Будучи католичкой, Каролина обратилась с ходатайством о расторжении брака к Папе Римскому. В 1861 году из Ватикана сообщили, что формальности улажены.

Каролина настояла на том, чтобы бракосочетание с Листом было предано широкой огласке и состоялось в Риме. «Всё было готово к браку, алтарь церкви увешан цветочными гирляндами, парадные свечи приготовлены», – напишет русский историк искусства Стасов. Однако в последний момент Ватикан изменил свое решение – Ференцу и Каролине было отказано в праве на брак. Вдобавок из России пришло известие о том, что доходы с подольских имений княгини арестованы. По воле императора она лишилась русского подданства, высокого статуса и огромной части всего своего состояния.

Несмотря на то, что позднее развод с Николаем Витгенштейном всё-таки состоялся, Каролина наотрез отказалась узаконить «греховную связь» с Листом. Она всецело посвящает себя вере, становится автором обширного перечня религиозных произведений. Сам Ференц, надо полагать, не без влияния возлюбленной, принимает духовный сан, становится аббатом. С этого времени отношения с Каролиной переходят в разряд платонических и заключаются, главным образом, в регулярном обмене письмами. Их переписка — один из важнейших источников для изучения жизни и творчества всемирно известного композитора.

Каролина Сайн-Витгенштейн переживет Ференца всего на полгода. Когда её отпевали в церкви Санта-Мария дель-Пополо, звучал, как она того и хотела, грандиозный реквием Листа, словно последний аккорд в их прекрасной и во многом странной, непостижимой истории любви.

Дочери Марии Каролина завещала посвятить жизнь сохранению и популяризации наследия Листа (что и было ею исполнено).

Трудно переоценить значение, которое сыграла муза и неутомимая устроительница быта великого композитора в его судьбе. Сам Лист, едва познакомившись с Каролиной, называл её «необычной, выдающейся женщиной». Впоследствии, в минуты тяжких раздумий и приступов меланхолии маэстро, Каролина поддерживала Ференца, делала всё, чтобы он мог работать. Она же выступила соавтором ряда его искусствоведческих работ.

В завещании, написанном Листом в 1860 году, о Каролине читаем:

«Всем, что я сделал за двенадцать последних лет, я обязан женщине, которую страждал назвать супругой, чему, однако, мешали зло и интриги отдельных людей… Я не могу без трепета произносить её имя. Она – источник всех моих радостей и исцелительница моих страданий… Более того, она часто приносила в жертву себя самое, отказывая себе в том, что ей полагалось по праву, ради того только, чтобы взять на себя мои тяготы, и считала именно это богатством содержания своей жизни и единственной её роскошью! Ей я обязан всем тем духовным и моральным, что есть во мне, равно как и моими материальными средствами, которые я имею».

Валентин Пикуль в исторической миниатюре «Реквием последней любви» говорит о  Каролине как об одной из ярчайших женщин своего времени. Писатель называет её ученицей Дж. Россини. «Юная пани пела в венских дворцах канцлера Меттерниха, – пишет Пикуль, – ее голос вызывал восхищение композиторов Карла Мейербера и Каспаро Спонтини, а знаменитый философ Шеллинг, встретив девушку в Карлсбаде, воспел ее в стихах, как ангела во плоти». Берлиоз, с которым она переписывалась много позже, посвятил ей оперу «Троянцы».

Имя Каролины Витгенштейн связано с историей Приднестровья не только в силу того, что она носительница этой славной фамилии. Её родовое имение Воронинцы находилось в Подолии, включавшей тогда и северную часть Приднестровья – нынешние Каменский и Рыбницкий районы ПМР. Вплоть до конца ХVIII века все эти земли входили в состав Речи Посполитой, государства, к духовной и светской элите которого принадлежали предки Каролины. Её мать происходила из шляхетского рода Подосских. Дед Каролины Леон Подосский состоял в родстве с гнезненским архиепископом Габриэлем Подосским. Во время бесконечных вояжей Каролины с матерью по Европе их принимали в самом высшем обществе как носительниц крови королевской династии Ягеллонов.

Читатель, быть может, помнит серию публикаций на страницах газеты, где рассказывалось об обнаружении в Приднестровье символов, предположительно восходящих к временам Речи Посполитой, Великого княжества Литовского и, возможно, являющихся знаками королевской династии Ягеллонов. Так что и в этом плане образ Каролины не выходит из приднестровской исторической канвы.

Есть и ещё одно имя, связавшее воедино судьбу Листа и историю нашего края. Антон Рубинштейн, наш выдающийся соотечественник, развивался под большим влиянием творчества и идей Листа, хотя в зрелом возрасте, как и подобает настоящему гению, пошел своим путем.  Братья Антон и Николай Рубинштейны многое сделали для пропаганды наследия Листа. По воспоминаниям современников, Антон Григорьевич особенно потрясал слушателей исполнением листовской транскрипции «Лесного царя» Шуберта. Николаю Рубинштейну принадлежит заслуга в завоевании симпатий слушателей к «Пляске смерти».

Лист и Рубинштейн не могли не ценить друг в друге больших музыкантов и первоклассных европейских пианистов. Более того, известно, что Рубинштейн в молодые годы неоднократно гостил в Веймаре у Листа, который поставил там оперу Рубинштейна «Сибирские охотники». Несколько раз Лист и Рубинштейн предпринимали совместные концертные поездки. В своих знаменитых «Исторических концертах», посвященных развитию фортепианной музыки, Рубинштейн значительное место отводил произведениям Листа, и, кроме того, в симфонических концертах он лично дирижировал его поэмами.

В с. Выхватинцы Рыбницкого района, где родился А.Г. Рубинштейн, около 20 лет назад был открыт Дом-музей композитора, расположенный в здании музыкальной школы, построенной на средства Антона Григорьевича в 1901 году. В школе хранится бесценная реликвия – рояль самого Рубинштейна.

Что касается Листа, то, по некоторым данным, он мог даже проезжать по территории нашего края в период своего турне по южной России, направляясь из Воронинцев, где его ждала Каролина, в Одессу, где должен был выступать. По дороге, может быть, где-нибудь в этих местах, он написал Каролине письмо, доказательство своих чувств: «Я схожу с ума, как Ромео, если, конечно, это можно назвать сумасшествием. Сочинять для вас, любить вас… я желаю сделать вашу жизнь красивой и новой. Я верю в любовь к вам и с вами, благодаря именно вам. Без любви мне уже не нужны ни небо, ни земля. Давайте же будем любить друг друга, моя единственная…».

Интересно, что сам великий композитор, чье имя всегда было окружено множеством слухов, никогда не стремился к скандальной славе (этим он разительно отличается от современных «звезд»). По словам Валентина Пикуля, познакомившись с Каролиной, Ференц «не хотел любовной интриги – он желал законного союза, ибо, меняя страну за страной, отель за отелем, уже изнемог от толчеи светских приемов». Несмотря на то, что брачный союз, о котором мечтал маэстро, так никогда и не был оформлен, союз их любящих сердец подарил миру поистине прекрасные плоды, по сей день не переставая вдохновлять писателей и кинематографистов.

P.S. В 2014 году Приднестровье посетил один из лучших исполнителей Листа, венгерский пианист-виртуоз Эндре Хегедюш. Впечатленные шедеврами «вне времени» в его  исполнении, слушатели аплодировали стоя, а в самом зале Дворца Республики почти не было свободных мест.

Николай Феч.

 

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.