«Скорая» спешит на помощь

Профессия водителя одна из самых распространенных в мире, и вся жизнь наша так или иначе связана с автотранспортом и, конечно, с водителями.

В роддом мать отвез водитель, из роддома новорожденного привез водитель на легковом автомобиле, в школу нас возили добродушные водители на маршрутках, на свадьбах – импозантные водители роскошных лимузинов…

Однако в славной плеяде водительской братии есть особая категория автомобилистов – водители карет «скорой помощи». Люди, которые наравне с медработниками экстренной службы разделяют трудности и непредсказуемость наших непростых дорог по пути спасения человека…

 

 

В отделении ежедневно несут свою вахту 16 водителей, которые за смену совершают по 6-8, а то больше вызовов. А всего за 2015 год автомобили «скорой помощи» 10 601 раз выезжали на вызовы. За 9 месяцев текущего года совершено около 7000 выездов к больному. В городе или пригороде ездить легко, а вот в дальних селах приходится преодолевать и крутые подъемы, и узкие дороги, и траву по пояс. Водители – настоящие асы и мастера своего дела, стараются достичь места жительства пациента за максимально короткий срок, потому что результат – жить или не жить – иногда решают минуты.

Об одном из них – водителе отделения «Скорой помощи» Рыбницкой ЦРБ Александре Александровиче Солонаре – наш сегодняшний рассказ.

Коротко и ясно о нем высказался заведующий отделением Михаил Раевский: «Александр Солонарь – человек, обладающий массой достоинств. Он очень ответственный, исполнительный, коммуникабельный, аккуратный, высокопрофессиональный водитель с большим стажем работы – идеальная характеристика для водителя экстренной службы! Впрочем, других у нас и нет – слишком велика моральная ответственность и эмоциональная нагрузка водителя, работающего на «скорой»…

Александр Солонарь – потомственный водитель: отец, Александр Никитович, был классным водителем, работал на ЗИЛе на цементном комбинате.

– Знаете, как здорово, если у мальчишки отец – шофер? Когда отец брал меня в свою машину, у меня как будто крылья вырастали, а папа для меня был беспрекословным авторитетом, – Александр Александрович вспоминает о детстве с улыбкой. – Очень рано по моей просьбе отец начал меня учить вождению. В десять лет я уже умел водить машину, хотя самостоятельно этого не делал – отец был строгим, и я мог водить только под его наблюдением.

Как быстро летит время! Саша учился в школе №1, а после получения аттестата его направили в ДОСААФ – эту школу подготовки к службе в армии прошли все советские мальчишки. Там он и получил права водителя. И это стало делом его жизни.

Служба в армии тоже была связана с вождением – был личным водителем генерала.

А после демобилизации, вернувшись в родную Рыбницу, пересел на большегрузные грузовые автомобили – БелАЗы, КРАЗы. Много лет трудился на цементном комбинате.

Пять лет назад – так сложились обстоятельства – пришел на работу в «скорую помощь», и ни разу не пожалел об этом.

– Как Вас приняли в новом коллективе?

– Нормально приняли. Город у нас маленький, и все водители, или почти все, знают друг друга. Поэтому адаптация прошла быстро, я легко влился в коллектив, как будто работал тут всю жизнь.

– Наверное, страшно было в начале работы на «скорой» выезжать на ДТП или другие тяжелые случаи? – вопрос не случайный: некоторые не выдерживают вида крови и других нештатных ситуаций.

– Не сказал бы, что страшно, но пришлось привыкать. Главное, что я понял, – если к человеку, у которого случилась беда, приехали медработники «скорой», они ему окажут квалифицированную помощь и не дадут пропасть. У нас очень хорошие, добросовестные и чуткие врачи и фельдшера.

– А приходилось ли Вам оказывать помощь медикам, и в чем она заключалась?

– Приходилось, и не раз. Мужская сила на «скорой» необходима, и водитель помогает нести носилки с тяжелыми больными. Пациенты – они разные бывают: кто 50 килограммов весит, а кто – 150. А если нести с пятого или седьмого этажа?

– А если 200 килограммов?

– И такое бывало. Тут нам приходится просить помощи у крепких ребят из МЧС (аварийно-спасательного подразделения). И, надо отметить, они никогда не отказывали в помощи, помогали переносить тяжеловесных больных. Бывают и трудности другого плана – собаки. Ты спешишь на помощь больному, а во дворе – злые, агрессивные собаки. Не знаю, почему, но бродячие, да и домашние собаки почему-то не любят почтальонов и врачей. Приходится отгонять собак, спасать наших врачей и фельдшеров на пути к спасению больного. Тоже проблема! Водитель в какой-то мере телохранитель медработника. Бывало так: приехали оказать помощь женщине, которую избил пьяный до невменямости муж, а он на людей кидается. Или в квартире наркоманы, и кому-то стало плохо. Вызывают «скорую» – умирать-то не хочется! В этом случае приходится иногда и сотрудников милиции вызывать. Бывает, в подъезде темно – на этот случай у нас фонарик, приходится освещать дорогу нашим медработникам, а у нас в основном хрупкие женщины. Когда мы выезжаем на вызов, мы – команда: один за всех, и все за одного.

– И все-таки Ваша основная задача – доставить врачей к больному и привезти его, если надо, в больницу как можно быстрей. А если вдруг в дороге случилась поломка машины?

– За все время работы в «скорой помощи» такого не было ни разу. Во-первых, у нас хорошая техника – два «Фольксвагена» (на одном из них я работаю), один «Мерседес» и один «уазик». Все автомобили на ходу, в рабочем состоянии. За этим строго следят водители, а если случится серьезная поломка, есть квалифицированный, опытный слесарь-механик.

– А как ваша жена смотрит на то, что для Вас не существует никаких праздников – ни Пасхи, ни Нового года?

– У меня жена – умница, ей под стать и три мои дочки. Все всё правильно понимают. Люди, к сожалению, болеют и попадают в аварии и в праздники, и в будни. И они ждут помощи, и она к ним приходит в любое время года, любое время суток. И отступает смерть, и возвращаются люди к жизни. Ради этого стоит жить!

Дина Листюгина.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.