Пока мы живы!

Ежегодно Международный союз бывших малолетних узников фашизма проводит конференции в разных странах бывшего СССР. В этом году мне посчастливилось быть в числе делегатов от Приднестровья на международной конференции «Культура памяти в диалоге поколений», которая проходила в Республике Беларусь – в Беловежской пуще.

 

Это была представительная и незабываемая встреча руководителей общественных организаций бывших узников из России, Белоруссии, Украины, Армении, Казахстана, Приднестровья, Эстонии. В работе конференции приняли участие посол ФРГ в Республике Беларусь, представители белорусского руководства, различных немецких фондов, программ и молодёжных организаций.

Нам были представлены интересные, глубоко содержательные доклады преподавателей вузов различных стран. На современном этапе главная задача организаций бывших узников – сохранение памяти о тех событиях, свидетелями которых нам довелось быть, о людях, предотвративших ценой неимоверных жертв распространение коричневой чумы на планете. Немецкая газета «Volkische beobachter» в 1941 году писала: «Русские сражаются даже мертвыми». А человек жив, пока жива о нём память, говорим мы. Много сделано и делается для сохранения памяти: это первая очередь мемориала «Концлагерь Тростянец» под Минском, где погибло более 106 тысяч человек, комплекс Хацунь в Брянской области, музеи, стелы, книги, газета «Судьба» – единственное в мире издание бывших узников. Во многих городах Украины проводятся конкурсы театрализованных постановок, детских рисунков, стихов, эссе на военную тематику. Одесские учителя истории собрали своих коллег из 25 областей Украины и провели семинар «Холокост на Украине». Страшно представить, что в Киеве за один день расстреляли 33771 человека еврейской национальности…

Однако общий вывод неутешительный: на той же Украине возрождается фашизм, льётся кровь ни в чём не повинных людей. Значит, не всё мы сделали, не донесли правду молодёжи. И как констатировал один из делегатов конференции, после войны самая большая травма для нас – развал Советского Союза. Такое совпадение, что именно в Беловежской пуще, недалеко от гостиничного комплекса, где мы жили, в 1991 году тройка лидеров подписала приговор нашей Родине.

Доцент кафедры истории Костромского госуниверситета Т.Осипова говорила о проблеме антивоенного воспитания в российских школах. Для изучения темы Великой Отечественной войны отводится очень мало времени. В наших школах учителя истории тоже сталкиваются с той же проблемой. Всё до наоборот. В Германии к теме Второй мировой войны относятся самым серьёзным образом: обязательно изучаются итоги Холокоста, организуются встречи с участниками военных событий, на эти цели государство не скупится на средства.

В кулуарах мне пришлось много общаться с участниками конференции и объяснять популярно, что из себя представляет Приднестровье. Особой популярностью как сувениры пользовались юбилейные рубли к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне и наши пластиковые деньги. И, пожалуй, самым большим личным достижением (без ложной скромности) считаю, что к концу работы конференции меня представляли не как делегата из Молдавии, все знали, что я – из Приднестровья, из Тирасполя.

К сожалению, я не могла похвастаться интенсивной работой нашей организации. Этому есть немало причин, в том числе  разобщённость ветеранских организаций и малочисленность наших активистов. Тем не менее, в этом году мы открыли экспозицию «Непокорённые» в музее школы №5, благодаря заботам директора этого учебного заведения Т.Логиновой и ведущего специалиста УНО О.Синьковской. Периодически общаемся с учащимися школ №№9, 14, 17. С удовольствием участвуем в молодёжной акции «Свеча памяти».

Большинство из нас практически «немобильные» люди. Основное средство общения – телефон. Но, увы, средств из пенсии на эти услуги недостаточно. Однако хочется поддержать больных в лечебных учреждениях, посетить на дому, поздравить с очередной датой. У нас же основной источник существования организации – взносы самих же членов, так называемые пожертвования, во избежание налогообложения. Притом что подавляющее большинство бывших узников – просто лежачие больные. Вот и получается, что, провожая своего товарища в последний путь, мы не имеем возможности приобрести самый скромный венок. Жаль, что время меценатов осталось в далёком прошлом.

Вот почему я обратила особое внимание на один из пунктов резолюции, принятой на прошедшей конференции: «Обратиться к органам государственного управления в странах – республиках бывшего СССР с предложением обеспечить за счёт средств бюджета ресурсную поддержку общественных объединений жертв нацизма…, которые являются последними свидетелями военных событий и последними носителями «субъективной истории» Второй мировой войны». Это надо сделать, пока мы живы.

ТАТЬЯНА ПОЯТО,

председатель «Общества бывших узников фашизма».

г. Тирасполь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.