Хамите на здоровье! Верховный Совет дал добро!

Одним из наиболее дискутируемых вопросов прошедшего в среду пленарного заседания Верховного Совета стали поправки в Уголовный кодекс и Кодекс об административных правонарушениях, касавшиеся ужесточения наказания за оскорбление личности.

 

 

В первом случае речь шла об унижении чести и достоинства представителей власти, а во втором – оскорблении личности в общем. В первом случае предполагалось поднять планку санкции с 200-350 РУ МЗП (расчётных уровней минимальной заработной платы) до 300-500 РУ МЗП или как альтернативного наказания со 120-180 часов обязательных работ до 200-240 часов.

Оскорбление личности имеет несколько квалифицирующих признаков, которые повышают санкцию за содеянное. Например, «оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации» наказывается более строго, нежели просто оскорбление при людях. Те же самые деяния, допущенные должностными лицами, влекут за собой ещё большую ответственность, нежели если бы то же самое сказал или сделал человек, не наделённый властью. Согласно законодательной инициативе, штраф за «просто оскорбление» предполагалось увеличить с 20-50 РУ МЗП до 50-100 РУ МЗП. «Простое» хамство чиновнику должно было уже обходиться не в 50-150 РУ МЗП, а в 30-500. Соответственно должно было вырасти и наказание за «квалифицированное» оскорбление.

Как указывалось в пояснительной записке к законопроектам, предлагаемые санкции один к одному списаны с российского законодательства. Для тех, кто запамятовал, Приднестровье начало гармонизировать своё законодательство с российским ещё в 2006 году. Правда, приднестровские законодатели трактуют сам термин «гармонизация», как им выгодно. Если не хотят принимать тот или иной законопроект, то пытаются сослаться на «местную специфику». Если, наоборот, желают, вопреки киванию своих оппонентов на ту же «местную специфику», то в ход идёт железобетонный довод: «В России так!  И баста!».

В данном случае получилось как обычно. Часть депутатов начала пенять на разницу в приднестровских и российских зарплатах и пенсиях. Дескать, наказание и сейчас ощутимо для кармана, а так будет и вовсе неподъёмным. Аргумент вроде того: «Как же преступника можно лишить свободы? Ведь ему же в колонии или тюрьме будет скучно и неуютно!». Помнится, как при предыдущем созыве Верховного Совета такая же аргументация со стороны, в том числе, и переизбравшихся на новый срок депутатов звучала и при отклонении законопроектов, увеличивавших штрафы за нарушение правил дорожного движения. А может, всё-таки не стоит их нарушать, чтобы не платить?

Ещё один аргумент, который пошёл в ход против законопроекта, – «его политизированность». Известный парламентский ритор Андрей Сафонов даже успел, пока его коллеги обсуждали законопроект, накатать пост в «Фэйсбуке» на тему «Пытаются заткнуть рты в преддверии выборов».

Примечательно, что оскорбление как таковое парламентарии даже и не собирались обсуждать, зациклившись на унижении чести и достоинства представителя власти. Жаль, что в этот день не рассматривался внесённый в повестку пленарного заседания новый законопроект «О СМИ». Вот бы мы, журналисты государственных средств массовой информации, понаслушались бы в свой адрес всяких «лестностей». Не так давно при обсуждении одного из законопроектов, касавшихся деятельности госСМИ, один из парламентариев назвал нас «рабами». Это касалось всех сотрудников государственных массмедиа. Телеканал, радио, два информагентства, три газеты… Если бы депутат не был неприкосновенен, то мы сообща неплохо бы пополнили за счёт оскорбления в наш адрес  бюджет страны.

В общем, не прошли оба законопроекта и об ужесточении наказания за унижение чести и достоинства представителей власти, и об оскорблении абстрактной личности.

Ещё одной характерной особенностью, как и в случае с гармонизацией приднестровского и российского законодательств, нынешнего состава Верховного Совета является вольная трактовка принципа разделения властей. Чуть ли не каждое президентское вето, а их за последнее время было не так уж и мало, опирается на статью Конституции, где в качестве базовых прописан этот «столп демократического государства».

На сей раз повторно рассматривались отклонённые главой государства поправки в Закон ПМР «Об органах местной власти, местного самоуправления и государственной администрации  в Приднестровской Молдавской Республике». Не так давно наши парламентарии решили не только ввести в состав образуемых госадминистрациями городов и районов комиссий представителей горрайсоветов, но и наделить их правом решающего голоса. «По мнению Президента Приднестровской Молдавской Республики, участие представителей органов местного самоуправления (депутатов) в работе комиссий, создаваемых государственными администрациями для решения вопросов, находящихся исключительно в ведении исполнительных органов государственной власти, является вмешательством в деятельность государственных администраций, поскольку данное участие будет влиять на принимаемые решения», – говорилось, в частности, в обосновании к президентскому вето. Профильные комиссии, как постоянные, так и временные, создаются и горрайсоветами. Хотел бы я посмотреть реакцию, если бы на их заседание пришёл бы глава района (города) со своими замами и они вместе стали голосовать бы «за» или «против». Ну или, например, Председатель Правительства с министрами и их заместителями принимал участие в принятии законов. Единственным аргументом за преодоление президентского вето было то, что местные Советы – органы местного самоуправления, а не представительные органы власти на местах. Спор насчёт того, что считать органами местного самоуправления, в республике ведётся давно, но это вовсе не повод, чтобы «местное самоуправление» смешивалось с «местной властью». Как вы понимаете, президентское вето было преодолено.

Да что там «устаревший» принцип разделения властей, когда народным избранникам и Регламент Верховного Совета нипочём. Такого, наверное, не было ни в одном законодательном органе мира. Обсудив во втором (окончательном) чтении изменения в Уголовно-процессуальный кодекс, депутаты решили их принять. Прошло не так много времени, и они уже принятый законопроект «подвесили» в процедуре второго чтения. Что случилось?  Оказалось, был телефонный звонок от отсутствовавшего на заседании  автора одной из поправок в первоначальный вариант. Этот депутат хотел лично отстаивать своё предложение, поэтому и потребовал крутнуть колесо законодательного процесса вспять. Парламентское большинство, вопреки возражениям своих же коллег и Регламенту Верховного Совета, согласилось. В этой истории радует одно. Благодаря этому казусу, если, конечно, его хорошо разрекламировать, нынешние приднестровские законодатели войдут в анналы мирового парламентаризма. Слава, правда, будет несколько сомнительной…

Ну и в конце немного позитива от наших законодателей. С третьего раза они приняли в первом чтении вышедший из недр парламента (авторство принадлежит депутатам Вадиму Красносельскому и Галине Антюфеевой) пакет антикоррупционных законов, которыми, например, предусматривается контроль за соотношением доходов и расходов госслужащих, а также закрепляется на законодательном уровне экспертиза нормативных актов на предмет «коррупционной составляющей». Почему с третьего раза? Полпред Президента в Верховном Совете Владимир Боднар сказал, что глава государства уже дважды выступал с аналогичными законодательными инициативами, но оба раза они по тем или иным причинам отклонялись. Значит, дело не только в том, что содержится в законопроекте, но и в том, кто его автор? Получается так… В особенности перед выборами, где баллотируется один из законотворцов.

 

Александр Никитин.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.