Родом из Слободзеи

История страны, история края, история семьи связаны друг с другом незримыми нитями. Творцы истории – люди. История страны складывается из тысяч семейных историй. Но семья – это одновременно и зеркало, в котором отражается каждая черточка эпохи. Об одной из таких приднестровских семей наш рассказ.

 

 

 

Однажды мы, работники музея, познакомились с очень интересным собеседником, жителем Слободзеи, ветераном труда Василием Васильевичем Федотовым. По мере общения становилось очевидно: перед нами хранитель бесценных свидетельств минувших веков с очень любопытной семейной историей. Для более обстоятельного разговора Василий Васильевич пригласил нас к себе домой. И вот, поудобнее устроившись на диване, мы приготовились слушать. А наш гостеприимный хозяин уже показывает родословную Федотовых, составленную на большом альбомном листе.

В старину родственные связи берегли, ценили и гордились ими. Оттого и говорят в народе: «Кто своего родства не знает, тот сам себя не уважает, а кто родни своей стыдится, тот через это сам срамится». Положив перед нами семейный альбом, Василий Васильевич начал  рассказ:

«Помню, в детстве вечерами мой дед сажал меня подле себя на лавку и начинал вспоминать о своих родителях, о родне, о прошлом… По его словам, тем, что мы живем в таком благодатном месте, как Приднестровье, Федотовы обязаны своему предку-первопроходцу,  выходцу из Калужской губернии России. К сожалению, в памяти потомков не сохранилось имя этого достойного человека. Он прибыл в наши края в составе русских войск в период военной кампании 1787-1791 годов. Шла очередная русско-турецкая война. По семейной легенде, он был солдатом-рекрутом. Именно с такими молодцами, «не числом, а умением» побеждал неприятеля гениальный Суворов, полководец из славной плеяды тех, благодаря кому эта земля была освобождена от иноземного и иноверного ига.

В 2016 году исполняется 225 лет со дня подписания Ясского мирного договора. По этому договору Турция уступила России земли между Бугом и Днестром, в том числе в состав Российской Империи включена была и территория нынешнего Приднестровья.

Среди первых переселенцев был и наш пращур. Тогда это была распространенная практика – вновь приобретенные земли необходимо было заселять, осваивать. Закончив службу, предок поселился в Слободзее, где и спустя 225 лет живем мы, его потомки.

В 1789 году из устья реки Березань в Слободзею был переведен Войсковой кош черноморских казаков. Наверное, мой предок видел собственными глазами кошевого атамана Захарию Чепегу, войскового судью Антона Головатого. В целом, общество в Слободзее было интернациональным, что характерно и для всего Приднестровья. В 1793 году черноморские казаки переехали в Тамань, но часть из них осталась здесь. Остался и мой предок. Женился на местной, став родоначальником приднестровской ветви Федотовых.

Думаю, каждый человек рано или поздно задумывается о происхождении своей фамилии. Как я узнал, фамилия Федотов относится к числу распространенных русских фамилий. Этимологически она восходит к имени собственному. Феодот (Федот) в переводе с греческого – «данный богами». Таким образом, одного из наших предков и должны были звать этим именем. Был ли это тот самый человек, что прибыл в Приднестровье, или его предки – тайна за пеленой веков.

Теперь, по прошествии двух столетий, трудно восстановить во всей полноте хотя бы приднестровскую линию носителей нашей фамилии. Мало того, что мы не знаем, как звали основателя династии, неизвестными остаются и имена его сыновей и внуков (то есть последующих двух поколений). А между тем, все эти люди жили здесь, в Слободзее. Здесь же должны были быть похоронены. Но где искать старые надгробия, где записи в метрических книгах? Ничего из этого, по-видимому, не сохранилось. Неумолимое время и безвременье ХХ века сделали свое дело. В безумной попытке «разрушить старый мир до основания» мы на деле шаг за шагом превращались в Иванов не помнящих родства. Может быть, поэтому и дал трещину постренный нами колосс?

Мне достоверно известно лишь то, что одним из продолжателей рода Федотовых становится Иван. У Ивана родились сыновья Федор (1880 г.р.), Давид (1886 г.р.), Устин (1889 г.р.), Михаил, мой дед (1883 г.р.) и дочь Анастасия (1892 г.р.). Мой дед Михаил всей душой любил свою семью, землю, гордился корнями, частенько повторял народную мудрость: «Без корня и полынь не растет». Был он очень веселым, общительным и любознательным человеком. Умел со вкусом, с душой отдохнуть. Раньше, когда в Слободзее проводились всевозможные гулянья, он всегда был в числе первых. Женился на односельчанке из русской части Слободзеи. С началом Первой мировой войны дед был мобилизован и отправлен на фронт.

Об «империалистической войне», как её тогда называли, он рассказывал нехотя. Может быть, ему тяжело было вспоминать о смерти и увечьях однополчан. А может, просто нельзя было говорить. С его слов, много наших односельчан приходили с войны калеками, без руки, без ноги. Но люди не падали духом, не впадали в депрессию, как-то приспосабливались, помогали кто чем мог по хозяйству.

Детей у деда было шестеро. Судьба двух сыновей сложилась трагически. Владимир (1909 г.р.) и Николай (1919 г.р.) погибли во время Великой Отечественной. В 30-х годах Владимир поступил в ремесленное училище, позже осваивал шахтерское мастерство на Донбассе, куда за ним поехал и Николай. Оба брата попали на фронт с первых дней войны. Владимир пропал без вести, Николай погиб. К сожалению, место его захоронения никому из родственников неизвестно. Три дочери – Антонина (1911 г.р.), Варвара (1913 г.р.) и Марфа (1916 г.р.) – жили и трудились в Слободзее, познав весь ужас оккупационного режима.

Мой отец Василий родился в 1906 году. Он был похож на деда: такой же общительный, веселый. В моих глазах он всегда являл собой пример честного, трудолюбивого человека. Учил меня, моих братьев и сестер никогда не ссориться, любить друг друга и никогда не разрывать родственных связей. Нас в семье было пятеро: Зинаида, Галина, Николай, Анатолий и я. Родился я 18 января 1929 года в канун праздника Крещения Господня. Но тогда было не до «религиозных праздников». В Молдавской Автономной Советской Социалистической Республике создавались комсомольские и партийные организации, организовывались колхозы, совхозы, проводились ликбезы для неграмотных, открывались школы, детские сады, сельские клубы, избы-читальни (библиотеки).

С 1937 по 1940 годы я обучался в русской начальной школе. Здание её сохранилось до наших дней. Занимался я прилежно. Но вот в одночасье мирная жизнь закончилась. Началась война. Отца не взяли на фронт из-за болезни. Но нам было не легче, чем другим. Голод, унижение, страх стали ежедневными спутниками приднестровцев на долгие 2,5 года. В школах преподавали румынские учителя, издевавшиеся над детьми. Я, как и многие другие дети, в школу не ходил – родители не пускали. Помогал старшим по хозяйству – семью кормил только наш небольшой огород. Страшно и обидно было, когда приходили румыны и отбирали урожай. Трудно описать чувства, которые испытали мы, когда в апреле 44-го пришли наши.

Помню, с мальчишками мы играли на пустыре, и вдруг прямо перед собой увидели разведчика-красноармейца, который спросил, нет ли в селе немцев и румын. Солдаты попросили нас провести их по селу, показать дорогу, и мы с большой гордостью выполнили это поручение, радуясь, что хоть чем-то могли помочь истинным героям.

После освобождения села я пошел в пятый класс, а в 1949 году окончил десятилетку. Был комсоргом класса, прилежно учился. Кстати, учился я с братом Ольги Мазур, героически погибшей в Болгарии в 1944 году, спасая жителей болгарского села Веселиново. Лично знал ее. Характер у нее был боевой, поэтому и не отступила она перед лицом опасности.

Тяготея к точным наукам, в 1950 году я поступил в Одесский политехнический институт на электротехнический факультет по специальности «инженер-электрик». По окончании института был направлен в Сибирь, в Кемеровскую область. Занимался электрификацией поселка Барзас. В нем находились заключенные. В мои обязанности входило подавать электроэнергию в тайгу, чтобы люди могли работать электрическими пилами. Два года проработав там, взял отпуск, приехал в Слободзею, женился. Вместе с женой Анной поехал в Сибирь дорабатывать.

В 1958 году наша молодая семья вернулась в родную Слободзею. Здесь родился сын Сергей, потом – Александр и Андрей. Я пошел трудиться в конструкторское бюро на электроаппаратный завод в Тирасполе и проработал там до пенсии.

Мне 87 лет. Горжусь тем, что родовое древо Федотовых продолжает зеленеть. Уверен: знание корней поможет всем грядущим носителям нашей фамилии не потерять связь с родной землей, не забыть о семейных традициях, славных предках. Мы, Федотовы, всегда были дружными и по сей день поддерживаем теплые отношения с родственниками, выполняя тем самым завет моего отца – быть вместе. Таков и мой завет потомкам на все времена».

Василий Васильевич рассказывал ещё много всего интересного, да разве уместишь всё в рамках одной статьи. И сколько ещё таких удивительных историй могли бы рассказать люди старшего возраста, чьи знания, воспоминания, семейные фотоархивы – бесценный дар современникам.

В течение всего года в районном историческом музее г. Слободзеи проводились мероприятия, приуроченные к Году семейных ценностей. Отрадно, что дети интересуются корнями, задают взрослым вопросы, на которые, к сожалению, далеко не в каждой семье могут дать исчерпывающий ответ: «Что было, когда меня не было? Как звали моего прапрадеда, чем предки занимались 100-200 лет назад, откуда приехали в Приднестровье, где покоится их прах?».

Мы, работники музея, убеждены: всё это в высшей степени важно для нашего общества. От этого зависит, сможем ли мы достойно ответить на вызовы современности и сохранить себя как государство, как народ, как семью…

 

 

Виктория Чебан,

Наталья Балан.

Подготовил к печати Николай Феч.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.