«Прокладки» и «паразиты» приднестровской действительности

У американцев есть хорошая поговорка: «Не надо чинить то, что работает». И в русском фольклоре имеются свои аналоги, типа: «От добра добра не ищут», «Лучшее – враг хорошего», «Хрен на хрен менять – только время терять». Эта подборка народной мудрости напрямую касается любителей перекладывать с больной головы на здоровую, да и тех, на ком шапка горит…

 

 

 

Когда слышишь отдельные выступления депутатов Верховного Совета от холдинга, сразу же возникает ощущение, что у них, вольно или невольно, присутствует желание критиковать кого-то за то, что вполне допускают для себя. Взять хотя бы тему о пресловутых «фирмах-прокладках» или «фирмах-паразитах», которую сделали дежурной для всех парламентских заседаний и телепрограмм коммерческого канала. Мальчиков для битья выбрали из тех, кого не жалко, кто никогда не был в одной упряжке с предприятиями холдинга. Еще одни обязательные характерные особенности для предприятий-изгоев – их успешный бизнес и финансовая привлекательность. Речь, конечно же, идет об «Энергокапитале» и «НЭК» (Национальная экспедиционная компания).

А, собственно, что из себя изначально представлял холдинг двадцать лет назад?

 

Фирма-прокладка № 1

 

В начале девяностых, в первые годы существования Приднестровья, по республике прокатилась волна финансовых афер. С официальными структурами нового непризнанного государства иностранные экономические агенты не хотели заключать никакие деловые соглашения. И дело было даже не в политике. В случае возникновения финансовых или имущественных споров, что довольно часто случается в бизнесе, исковое заявление на госорганы непризнанной страны в международный арбитраж не подашь.

Перед молодым государством, в котором практически отсутствовал малый и средний бизнес, возникла большая проблема – обеспечение населения товарами и продовольствием. Мошенники, пользуясь случаем, брали у государства крупные финансовые кредиты, обещая на эту сумму импортировать в страну все необходимое. Брали, но в большинстве случаев растворялись либо на бескрайних просторах бывшего Союза, либо за рубежом (с большими деньгами любая страна – родина).

Вот тогда-то руководство страны (читай: Игорь Смирнов) решило создать первую для нашей страны (используем модный ныне парламентский новояз) фирму-прокладку «Шериф». Изначально идея была правильная и благородная. Теперь молодому государству можно было осуществлять внешнеэкономическую деятельность через новую коммерческую организацию.  Посредством этой фирмы-прокладки непризнанное Приднестровье находило внутренних и международных партнеров, заключало с ними коммерческие договоры, осуществляя в последующем импортно-экспортные операции, как бы на благо народа Приднестровья. Правда, что хотелось и что получилось – даже не вопрос. Это как в анекдоте: покупали доброго «хомячка», а вырос громадный злющий медведище.

 

ПЖД и НЭК 

 

Приднестровская железная дорога (ПЖД), как и одноименная наша республика, не признана ни в Молдове, ни на Украине. Поэтому самостоятельно осуществлять какую-либо внешнеэкономическую деятельность не в состоянии. Тут впервые обратимся к американской поговорке – а надо ли было вообще что-то совершенствовать, что и без того работало? Приднестровский участок Молдавской железной дороги (МЖД) прекрасно функционировал, обеспечивал занятость сотням людей, платил налоги в бюджеты, а главное – осуществлял основные свои функции – перевозил пассажиров и грузы в интересах бизнеса и промышленности. Поменяв название, эта железная дорога не превратилась в приднестровскую, а стала… никакой. Не очень понятно, на что был расчет при принятии высокого государственного решения. На авось? На радушие нерадушного Кишинева? Или же все дело было, как утверждают некоторые скептики, в амбициях на тот момент Главного милиционера страны, сильно опоздавшего к приватизационному пирогу? Правда, это уже совсем другая история, в которой, похоже, нынешний парламент, возглавляемый другим когда-то бывшим Главным милиционером страны, разбираться не собирается.

Национальная экспедиционная компания, по аналогии с фирмой «Шериф», для непризнанной ПЖД находила внутренних и международных партнеров, заключала с ними коммерческие договоры, обеспечивая нашей железной дороге работу, а значит – заработок, доходы, отчисления в бюджет. Да и сама НЭК платила государству налоги со своей прибыли. Правда, в отличие от «Шерифа», чьи экономические риски от внешнеэкономической деятельности брало на себя государство, национальная экспедиционная компания сама принимала обязательства по оплате и по другим возможным форс-мажорам.

 

Бизнес-игра

по собственным правилам

 

Налоги – ключевой термин для определения «прокладок» и «паразитов» приднестровской действительности наших дней. Как их платили упомянутые здесь фирмы-прокладки? По-разному, но обе по правилам.

Припертые к стене документальными доводами Президента о том, что «Шериф», по сравнению с законными условиями для рядовых экономических агентов страны, за все время своего существования недоплатил в госбюджет как минимум $1,2 млрд, парламентарии ехидно, но юридически абсолютно точно парировали примерно так: «А какие претензии к фирме «Шериф»? Тогда у государства были такие законы, такие правила для бизнеса…».

А какие могут быть сегодня претензии к НЭК? Компания также платила сполна – по существующим законам и правилам для бизнеса.

Разница в подходе к вопросу. В отношении «Шерифа» государство предъявило документы, доказывающие многолетнюю несправедливость условий ведения внешнеэкономической деятельности фирмой-прокладкой №1 по сравнению с остальным отечественным бизнесом, а НЭК в Верховном Совете стали обвинять во всех тяжких предпринимательских грехах, рисуя пальцем астрономические цифры в небесах, – огульно и бездоказательно.

Большое количество профессиональных предпринимателей и бизнесменов в Верховном Совете не может не знать, что из-за непризнанности нашего государства подобных фирм-прокладок в стране пруд пруди. При этом большая часть из них совсем не предназначена для посредничества между государством и бизнесом. Их задачи – продвижение товара, поставки сырья, консалтинговые услуги, а, говорят, еще и для различных финансовых операций, мягко говоря, оптимизирующих налоги более крупных фирм.

По большому счету, вся банковская сфера нашей страны – это совокупность банков-прокладок, не имеющих собственных корсчетов. Может и здесь покуражиться отдельным парламентариям? Вот только зачем?

Для чего «ремонтировать» то, что и так прекрасно работает на благо республики, тем более, что по-другому это делать невозможно? Зачем вредить? Кстати, о паразитах – это не только те, кто, присосавшись к организму, обеспечивает собственный рост и развитие, но и те, кто вредит этому организму.

Очевидно, что отдельные парламентарии на деле, в отличие от своих устных декламаций, придерживаются принципа своих-хороших и чужих-плохих коммерческих компаний, предпочитая играть в бизнес-игру по собственным правилам. Скажем, как в фильме «Джентльмены удачи», когда Федя на предложение Доцента сыграть во что-нибудь ответил: «Во дает! Нашел фраера с тобой играть! У тебя в колоде девять тузов».

 

У сильного всегда бессильный виноват

 

Внимательный читатель задастся вопросом: а почему информация о НЭК излагается с позиции того, чем компания занималась до сей поры, и без оптимистических реалий сегодняшних дней – ведь фирма-то еще существует…

Да, существует. Пытается продолжать благое дело для бизнеса и страны. Правда, с оптимизмом на будущее возникли проблемы. Озвученные с высокой парламентской трибуны «факты», изобличающие якобы преступное уклонение от налогов со стороны «НЭК», моментально стали достоянием широких международных деловых кругов. Партнеры компании – кто насторожившись, а кто и решив воспользоваться скользким моментом – приостановили заказы на перевозку товаров или требуют значительного снижения тарифов.

ОАО «Национальная экспедиционная компания», обеспокоенная складывающимся после информационной интервенции транспортным рынком, констатирует: «В этом году мы потеряли заказы на перевозку сельхозпродукции, в частности – зерновых. Наши аграрии с вагонов пересели на колеса, а это огромные убытки не только для коммерческой компании, но и для государственного предприятия – Приднестровской железной дороги».

А значит, снизились и отчисления в госбюджет, о котором так пекутся некоторые депутаты, призванные Конституцией, совестью и честью имеющих, если уж не помочь государству и народу, то хотя бы не навредить. Да только что тут говорить: пред ними суд и правда – все молчи!

Юрист компании Валерий Барышников сообщает, что с момента информационной атаки на «НЭК» было уже более десяти судебных процессов. Налоговая инспекция, проводившая плановую проверку, нарушений в части уплаты налогов не обнаружила. Суд посчитал, что какие-либо повторные проверки будут необоснованными, так как нет оснований считать, что компания нарушила налоговое законодательство, с чем согласился и Арбитражный суд.

«НЭК» выдвинул иски о защите своей деловой репутации и возмещении понесенного ему вреда со стороны защищенных парламентским иммунитетом «мнений в процессе депутатской деятельности» Галины Антюфеевой, Виктора Гузуна и Олега Петрика. Только уже несколько месяцев эта тяжба никак не сдвинется с мертвой точки из-за неприбытия ответчиков в зал судебных заседаний по различным причинам. Но решит ли это проблему с восстановлением деловой репутации компании?

«Это всё было направлено на то, чтобы получить какие-то определенные политические бонусы, – считает Валерий Барышников, – набрать определенные политические очки. Вот и все! По сути, работа идет на избирателя, но никак не на то, чтобы добиться какой-то справедливости или пополнять бюджет».

Не исключает юрист «НЭК» и возможной информационной подготовки для дальнейшего рейдерского захвата компании. Воистину – у сильного всегда бессильный виноват.

ВАДИМ ТАТАРИНОВ.