О «законодательных агитках» и вреде чтения документов «по диагонали»

Нашлось объяснение странности поведения парламентского большинства на прошлом заседании Верховного Совета, поворчавшего по поводу «предвыборности» президентских законодательных инициатив, но всё же принявших большинство из них в первом чтении.

 

 

 

До этого складывалось впечатление, что президентские и правительственные законопроекты отклоняются парламентариями, исходя из их авторства. Оказалось, что отклонение вполне реализуемых предложений главы государства диссонировало бы с законодательным закреплением предвыборных обещаний Вадима Красносельского. Нельзя сказать, что из-под его пера вообще ничего за без малого год работы Верховного Совета нынешнего созыва не вышло, но на последнем заседании парламента имя этого депутата (на время предвыборной гонки он, согласно законодательству, снял с себя спикерские полномочия) звучало чаще, чем чьё-либо ещё. Он стал автором подавляющего большинства законодательных инициатив, рассматривавшихся в этот день.

Насколько реализуемы законопроекты, представляющие собой пункты из предвыборной программы? Среди того, что было принято в первом чтении, стоит отметить, например, обязанность государства ежегодно повышать бюджетные зарплаты и пенсии не менее чем на 7%. Ежеквартальная индексация пенсий и заработных плат предусмотрена в том случае, если инфляция превышает 5%.

Вопрос Вадиму Красносельскому по поводу того, что он имеет в виду под этим (не рост ли инфляции?), всё же был задан. Ответ заставил ещё больше призадуматься. По словам автора законопроекта, повышение будет проводиться вне зависимости от поведения цен. За счёт каких средств это будет претворяться в жизнь, не ясно. Сам Вадим Красносельский скомкано объяснил, что попытается вернуть, на его взгляд, потраченные незаконно средства в казну.

Помнится, что бюджет на этот год в конечном варианте получил в обществе эпитет «воздушный». Председатель комитета Верховного Совета по экономической политике, бюджету и финансам Александр Мартынов тогда предложил включить в доходную часть, например, уже потраченные на приобретение машин «скорой помощи» и ремонт дорог средства. Похоже, что по этому пути пошёл и автор вышеуказанной законодательной инициативы. К подобным же «законодательным агиткам», также с неясным источником финансирования, относится и предложение о компенсации бюджетникам и пенсионерам в связи с замораживанием в прошлом году 30% пенсий и зарплат.

Государство, напомним, со своими долгами рассчиталось. Частные предприятия, последовавшие его примеру, – нет. Все пункты своей предвыборной программы Вадим Красносельский ещё не успел закрепить законодательно. Продолжение, судя по всему, последует в ближайшую среду. Учитывая то, что до выборов остается несколько дней, законодательные инициативы обещают быть ещё более забористыми и захватывающими дух. Почему бы, если зашла речь о компенсации за замороженные 30% от пенсий и зарплат, не предложить законопроект о возвращении издержек, связанных с неоднократно чередовавшимися в бытность президентства Игоря Смирнова рисованиями и стираниями нулей? Или ввести компенсацию за многомесячные невыплаты заработных плат в те же времена. Думаю, что с такими-то законодательными посылами выборы со стопроцентной вероятностью прошли бы в один тур…

Закончилось пленарное заседание Верховного Совета в эту среду принятием заявления председателя комитета Верховного Совета по общественным объединениям, спорту, информационной и молодёжной политике Игоря Буги. Связано оно было с Указом Президента ПМР «Об утверждении Положения о применении Вооружёнными силами Приднестровской Молдавской Республики оружия, боевой техники и специальных средств при участии в проведении контртеррористической операции, а также о применении оружия и боевой техники Вооружёнными силами Приднестровской Молдавской Республики в воздушной среде и внутренних водах Приднестровской Молдавской Республики при пресечении террористических актов».

Среди адресатов, куда Верховный Совет постановил направить для публикации это депутатское заявление, числится и наша газета. Мы решили не дожидаться официального письма, а сделать текст документа частью этого материала.

Заявление Верховного Совета

Приднестровской Молдавской Республики в связи со сложившейся ситуацией, касающейся внутренней безопасности в преддверии выборов Президента Приднестровской Молдавской Республики

В последнее время обстановка в нашей республике стала чрезвычайно тревожной. Чем ближе дата выборов Президента страны, тем больше поступает данных о подготовке силовых действий  теми, кто хочет сохранить нынешний «порядок». Эта группа лиц очень не хочет терять власть. Это они способствовали отбору части скудных пенсий и заработных плат у наших отцов, сыновей, матерей и сестёр. Это они подняли до небес тарифы на медицинские услуги, сделав их неподъёмными для пенсионеров – наших родителей, бабушек и дедушек. А сами они при этом наживаются через фирмы-«прокладки» и внебюджетные фонды. Слёзы, болезни и смерти приднестровцев, оставленных без куска хлеба, – на их совести! При этом они лгут, будто использовали эти деньги для подготовки к обороне. Но каждый военный понимает, что покраской фасадов и подсветкой мостов врага не напугаешь и не остановишь. Чувствуя, что не могут победить в честной избирательной кампании, они преследуют тех, кто говорит правду. По имеющимся данным, они могут попытаться использовать против народа силовые структуры Приднестровской Молдавской Республики, включая нашу  армию. Люди в погонах всегда были, есть и останутся опорой Отечества, гордостью народа! Попытка использовать армию, милицию, органы государственной безопасности, любые иные силовые структуры Приднестровской Молдавской Республики против народа с целью удержания власти насильственным способом – это государственное преступление, не имеющее сроков давности. Те, кто попытается толкнуть силовые структуры против сограждан, неизбежно ответят за это по закону. Мы, приднестровцы, а также братская нам Россия заинтересованы, чтобы в Приднестровье было спокойно, чтобы президентские выборы прошли честно, открыто и в срок! Обращаем внимание на то, что Верховный Совет обратился с запросом в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики о проверке Указа Президента Приднестровской Молдавской Республики от 28 сентября 2016 года № 391 на соответствие Конституции Приднестровской Молдавской Республики. Избранный народом Верховный Совет Приднестровской Молдавской Республики призывает всех сотрудников силовых структур страны, защитников Приднестровской Молдавской Республики не поддаваться ни на какие провокации, сохранять спокойствие, не позволять использовать себя против народа. Верховный Совет Приднестровской Молдавской Республики верит: защитники Родины и все сотрудники силовых структур всегда были и будут плотью от плоти народа и никогда не выступят против него!».

Если отбросить патетику о «слезах, болезнях и смертях приднестровцев, оставленных без куска хлеба», то выходит, что своим заявлением, которое депутаты решили распространить по воинским частям и структурным подразделениям правоохранительных органов, содержится призыв к военнослужащим и сотрудникам правоохранительных органов не исполнять приказы. Следует заметить, что «обстановка в нашей республике стала чрезвычайно тревожной» не из-за действий тех, «кто хочет сохранить нынешний «порядок»», а тех, кто всеми средствами рвётся к власти. В заявлении ведь явственно звучит признание, что массовые беспорядки готовятся. Как иначе воспринимать следующие слова: «кто попытается толкнуть силовые структуры против сограждан» или «попытка использовать армию, милицию, органы государственной безопасности, любые иные силовые структуры Приднестровской Молдавской Республики против народа»?

Стоит заметить, что президентский указ вводит в силу Положение, которое в свою очередь детализирует то, что ещё в 1995 году было внесено в Устав внутренней службы Вооружённых сил ПМР. В Положении восемь (от «а» до «з») пунктов, где перечислены все случаи применения оружия или спецсредств. В Уставе примерно тот же перечень, единственное различие – он носит обобщённый характер. Например, отсутствует правомочность применения оружия для «освобождения заложников, захваченных зданий, помещений, сооружений, транспортных средств и районов (участков) местности, если другими способами и средствами такое освобождение осуществить невозможно». В Уставе на этот счёт сказано, что оружие может быть применено для «отражения группового или вооруженного нападения на охраняемые военные и государственные объекты… для защиты военнослужащих и гражданских лиц от нападения, угрожающего их жизни или здоровью… для задержания лица, совершившего преступление либо застигнутого при совершении тяжкого и опасного преступления, оказывающего вооруженное сопротивление, а также вооруженного лица, отказывающегося выполнить законные требования о сдаче оружия». То есть то же самое, но написанное иными словами. И там, и там есть обязательная оговорка о том, что оружие применяется лишь в крайних случаях, когда другими способами достичь результата невозможно. То же самое касается обязанности предупреждения о применении оружия (спецсредств) вместе с исключениями из этого правила, а также необходимости оказания первой медицинской помощи пострадавшим в результате применения оружия.

Требование Устава, согласно которому «запрещается применять оружие в отношении женщин и несовершеннолетних, за исключением случаев совершения ими вооруженного нападения, оказания вооруженного сопротивления либо группового нападения, угрожающего жизни военнослужащего и других граждан, если иными способами и средствами отразить такое нападение или сопротивление невозможно», в Положении  дополнено пунктом, касающимся ограничений на применение нелетальных спецсредств. «Запрещается применять специальные средства в отношении женщин с видимыми признаками беременности, лиц с явными признаками инвалидности и малолетних, кроме случаев оказания такими лицами вооружённого сопротивления, совершения нападения, угрожающего жизни и здоровью других лиц», – сказано в Положении, которое вводилось президентским Указом №391 от 28 сентября этого года.

Существенной разницей по сравнению с Уставом является то, что в Положении много внимания уделено применению именно спецсредств, как там сказано, предназначенных «для временного вывода из строя лиц, совершающих террористический акт, вооружения, военной и специальной техники и объектов инфраструктуры при сведении к минимуму летальных исходов, необратимых расстройств здоровья людей, а также физического разрушения материальных средств и загрязнения окружающей среды».

Больше всего настораживает то обстоятельство, что Игорь Буга – в прошлом офицер Советской Армии, в уставах которой содержались те же самые правила применения оружия. Но, может быть, просто он не очень внимательно читал прикреплённое к президентскому Указу Положение…

Александр Никитин.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.