ПОМНИ декабрь 41-го!

75 лет назад в снегах под Москвой произошел коренной перелом во Второй мировой войне. Впервые с 1 сентября 1939 года гитлеровская Германия потерпела военное поражение.

5 декабря 1941 года – день начала контрнаступления Красной Армии под Москвой – стал переломным для всей мировой истории на несколько последующих десятилетий. Это одновременно и день доблести советских воинов, и день, когда было вскрыто (не упрекайте меня в высокопарности выражений, а лучше дочитайте мой материал до конца) политическое лицемерие тогдашних «друзей» Советского Союза.

Сталин: «Бывали дни, когда наша страна находилась

в еще более тяжелом положении»

 

Навсегда в историю человеческой цивилизации войдут кадры с парада на Красной площади в Москве 7 ноября 1941 года. С брусчатки главной площади страны участники парада шли на защиту столицы…

Я всегда задумывался над тем, почему речь Сталина во время исторического парада 7 ноября 1941 года никогда не была приведена в послевоенной кинодокументалистике полностью. Не такая уж она и большая, а наоборот, очень лаконичная. Да и киноцитированию подвергались менее значимые вещи. Доподлинно ведь известно, что речь была записана. Известно, что кинодокументалисты опоздали на Красную площадь к сталинской речи, и она была отдельно записана специально для истории. Во времена «борьбы с культом личности» и все последующие годы в народное создание внедрялся миф о пораженческих настроениях тогдашнего советского руководства. В пылу борьбы со сталинизмом некоторые договорились и до того, что победа Красной Армии под Москвой – чистая случайность. Ну и, конечно же, не забывался пресловутый «генерал Мороз» и извечные русские дороги, не позволившие высокомоторизованному вермахту реализовать план «Барбаросса». В 90-е годы к киноэпопее Озерова «Трагедия века», в основу которой легли прежние озеровские фильмы о Великой Отечественной войне (в том числе «Освобождение» и «Битва за Москву»), был добавлен эпизод с мнущимся на перроне в раздумьях, уезжать или не уезжать в Куйбышев, Сталиным. К слову, в этом городе на Волге 7 ноября также прошёл военный парад. Но вернёмся к речи Сталина на московском параде.

«Вероломное нападение немецких разбойников и навязанная нам война создали угрозу для нашей страны. Мы потеряли временно ряд областей, враг очутился у ворот Ленинграда и Москвы. Враг рассчитывал на то, что после первого же удара наша армия будет рассеяна, наша страна будет поставлена на колени. Но враг жестоко просчитался. Несмотря на временные неуспехи, наша армия и наш флот геройски отбивают атаки врага на протяжении всего фронта, нанося ему тяжелый урон, а наша страна – вся наша страна – организовалась в единый лагерь, чтобы вместе с нашей армией и нашим флотом осуществить разгром немецких захватчиков. Бывали дни, когда наша страна находилась в еще более тяжелом положении. Вспомните 1918 год, когда мы праздновали первую годовщину Октябрьской революции. Три четверти нашей страны находилось тогда в руках иностранных интервентов. Украина, Кавказ, Средняя Азия, Урал, Сибирь, Дальний Восток были временно потеряны нами. У нас не было союзников, у нас не было Красной Армии – мы ее только начали создавать, – не хватало хлеба, не хватало вооружения, не хватало обмундирования. 14 государств наседали тогда на нашу землю. Но мы не унывали, не падали духом. В огне войны организовали тогда мы Красную Армию и превратили нашу страну в военный лагерь. Дух великого Ленина вдохновлял нас тогда на войну против интервентов. И что же? Мы разбили интервентов, вернули все потерянные территории и добились победы». (И.В. Сталин. Из речи 7 ноября во время парада на Красной площади в Москве.)

Обратите внимание, вспоминая годы гражданской войны и иностранной военной интервенции, Сталин говорит: «У нас не было союзников». Да, в Великой Отечественной войне они были. Были с самого начала…

 

«Квислинги» бывают разные…

 

22 июня 1941 года Уинстон Черчилль по радио обратился ко всему народу Британской империи со словами: «Любой человек или государство, которые борются против нацизма, получат нашу помощь. Любой человек или государство, которые идут с Гитлером, – наши враги. Это относится не только к государственной власти, но и ко всем представителям злобной расы квислингов (норвежский коллаборационист Видкунд Квислинг, объявивший в апреле 1940 года себя после нападения Германии на Норвегию главой норвежского правительства. Был казнён по приговору норвежского суда в октябре 1945 года. – Прим.), которые превратили себя в орудие и агентов нацистского режима, действуя против своих сограждан и против своей родины. Эти квислинги, если их не устранят их же сограждане, избавив нас от хлопот, будут после нашей победы в ту же секунду предоставлены суду трибуналов союзников. Такова наша политика, таково наше заявление».

Рассказ о том, скольких советских квислингов после войны приютили бывшие союзники СССР, – отдельная тема. Но в том же 1941 году тот же Уинстон Черчилль в переписке со Сталиным дал понять, что слова в радиообращении для народа – одно, а государственные интересы – совершенно иное. В личном послании Сталину, полученном тем как раз 7 ноября 1941 года, Черчилль пишет: «Мы сообщали Вам в моем послании от 6 сентября, что мы готовы объявить войну Финляндии. Прошу Вас, однако, обсудить, будет ли действительно целесообразно объявление Великобританией войны Финляндии, Венгрии и Румынии в настоящий момент. Это было бы лишь формальностью, ибо наша широкая блокада уже действует против них. Мои соображения говорят против этого, потому что, во-первых, у Финляндии много друзей в Соединенных Штатах, и было бы более благоразумным принять во внимание этот факт. Во-вторых, что касается Румынии и Венгрии, то эти страны полны наших друзей; Гитлер подавил их и воспользовался ими как слепым орудием».

К теме «наказания» Британией союзников Гитлера мы ещё вернёмся. Позвольте пока продолжить цитирование радиообращения Черчилля к народу Британской империи 22 июня 1941 года. Там, в частности, было сказано: «Мы должны оказать России и русскому народу всю помощь, какую только сможем. Мы должны призвать всех наших друзей и союзников во всех частях света придерживаться аналогичного курса и проводить его так же стойко и неуклонно, как это будем делать мы, до самого конца. Мы уже предложили правительству Советской России любую техническую или экономическую помощь, которую мы в состоянии оказать и которая может быть ему полезной».

 

Bis dat qui cito dat

(«Вдвойне даёт тот, кто быстро даёт)

 

Эту латинскую фразу употребил Черчилль в своём личном послании Сталину от 6 октября 1941 года. Речь шла о поставках боевой техники и прочих грузов военного назначения в Советский Союз. Парадокс, но в богатый нефтью СССР везли и топливо. Дело в том, что многие зарубежные образцы, например, авиационной техники, оказались очень капризны и требовали только родные ГСМ. Был и обратный ленд-лиз. Если караваны, шедшие в СССР, вначале имели обозначение PQ, а затем JW, то идущие в обратном направлении – соответственно QP и WJ. «Обратками» западным союзникам поставлялись зенитные орудия, а также стратегические материалы – нефть, железная руда, медь, хром, магнезит, никель, лес, искусственный каучук.

Кстати, в 1941 году достаточно большую часть союзнических грузов в СССР составлял натуральный каучук. Поставки удовлетворить в полной мере потребности в этом сырье не могли. Великий наш земляк академик Николай Дмитриевич Зелинский прежде всего известен как изобретатель противогаза. Менее известно, что он был разработчиком клея для металла, широко применявшегося в годы войны для ремонта автомобильной и бронетанковой техники, а также искусственного каучука. Он как раз, как и было сказано выше, и поставлялся по обратному ленд-лизу.

Итак, первый арктический конвой, получивший код «Дервиш» (в последующем историки его обозвали PQ-0), прибыл в Архангельск только 31 августа 1941 года. Прошло два месяца с начала Великой Отечественной войны и черчиллевского радиообращения с обещанием всесторонней помощи Советскому Союзу. Кто-то может заметить, что дело-то для наших британских союзников было новое. Отнюдь… В годы Первой мировой войны Россия получала помощь от стран Антанты по тому же самому маршруту, а сэр Уинстон Черчилль тогда был не премьер-министром, а первым лордом Адмиралтейства, не без деятельного участия которого разрабатывались «северные морские тропы» в Россию.

Состоял «Дервиш» всего из семи судов – шести транспортов и танкера. Все благополучно добрались до места назначения. Вообще в 1941 году «русские» конвои потерь не имели. Груз «Дервиша» – 10 тысяч тонн того самого натурального каучука, полторы тысяч тонн армейских ботинок, а также некоторое количество шерсти и олова, 3800 морских мин и 15 истребителей «Харрикейн» в разобранном состоянии. Примечательно, что данный тип самолётов активно использовался и союзниками Германии – Румынией и Финляндией, получившими эти машины из Британии в предвоенное время.

Со скрежетом в сердце…

 

Финнам, кстати, «Харрикейны» достались в качестве английской военной помощи во время советско-финской войны («Зимней войны») 1939-40 года. Всего же тогда из Великобритании Финляндия получила: 24 бомбардировщика «Бленим»; 30 истребителей-бипланов «Гладиатор»; 12 тех самых «Харрикейнов»; 11 разведчиков «Лайсендер»; 114 полевых орудий; 200 противотанковых пушек; 124 единицы автоматического стрелкового оружия; 185 тысяч артиллерийских снарядов; 17 700 авиабомб; 10 тысяч противотанковых мин и 70 противотанковых ружей 13,9 мм. Поставки в 1941 году из Великобритании в СССР меркнут по сравнению с тем, что она направляла финнам в «Зимнюю войну». А ведь британская помощь (из будущих стран антигитлеровской коалиции во время «Зимней войны», например, ВВС Финляндии неплохо техникой снабдили также Франция, США и Нидерланды) активно использовалась финнами в нападении на Советский Союз в 1941 году… Тени раскаяния не было, но присутствовала просьба: «Может, вы сами против финнов, румын, венгров и прочих повоюете? Нам с ними резона ссориться нет, но если вы настаиваете, то тогда, может быть, и мы объявим им войну…».

Только 29 ноября 1941 года Черчилль направил личное письмо Маннергейму, в котором сожалел, что «через несколько дней мы (Британия. – Прим.) будем вынуждены объявить войну Финляндии». 6 декабря это всё-таки произошло – наш британский союзник объявил войну Финляндии. Блокада Ленинграда, в которой с самого начала очень активную роль сыграли финские войска, ведёт отчёт с 8 сентября 1941 года…

За день до объявления войны Финляндии Великобритания сделала то же самое в отношении Венгрии и Румынии. На календаре было 5 декабря 1941 года – день, когда Красная Армия начала контрнаступление под Москвой. Румынией же к этому времени была оккупирована территория СССР от Прута до Южного Буга, включая целиком и нынешнюю Приднестровскую Молдавскую Республику…

 

7 декабря 1941 года как начало истории послевоенной Европы

 

День 7 декабря 1941 года, кроме того, что в этот день гитлеровская Германия в результате контрнаступления Красной Армии потерпела первое своё поражение, отмечен ещё одним событием. После атаки японской авиации на Перл-Харбор во Вторую мировую войну вступили Соединённые Штаты. Парадоксально, но войну США Германии не успели объявить. Берлин оказался проворнее в этом. Зачем? Попытайтесь на этот вопрос ответить сами… Подсказкой будет лишь то, что изрядно завязшие на Тихом океане американцы смогли целиком и полностью (были полууспешные попытки в 1943 году – Сицилийская операция) откликнуться на призыв из Берлина «прийти в Европу» только в июне 1944 года – началась операция «Оверлорд» по высадке союников в Нормандии, ознаменовавшая открытие «Второго фронта». К её началу Красная Армия почти полностью освободила оккупированную территорию СССР. Начиналась борьба (гитлеровская Германия и выбывавшие один за одним под ударами Красной Армии из игры ей союзные режимы уже к 1944 году не стоили никаких геополитических ставок) за Европу, которую Гитлер, потерпев поражение под Москвой, хотел начать ещё в декабре 1941-го…

Александр Никитин.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.